Секвенция (лат. Sequentia «следование») последовательность событий (элементов), по завершению которой возникает мираклоид – явление или событие, сопряженное с кажущимся нарушением всеобщих законов природы, в т.ч., законов сохранения. Считается, что С. объясняют большинство чудес абрахамических и др. религий. С. характеризуется периодом внимания и периодом безразличия. Основной источник сведений о С. – герменевтика и смежные дисциплины. С. открыты в 2010 году. Изучением С. занимается секвентология.

 

 

Малый Российский словарь научных терминов. Изд. 4., 2010 г.

 

 

 

ISBN 978-5-90-463617-3

Пролог

Давайте сделаем так, – предложил Роберт Карлович, – сейчас я расскажу вполне правдивую, но странную историю, и мы вместе попробуем дать ей объяснение. Не дожидаясь моего согласия, он начал:

– Представим, что на дворе пятнадцатый век. Некий ученый алхимик погружен в естественное для себя занятие – ищет, как бы превратить свинец в золото. Не так давно в руки ему попал древний манускрипт с описанием нужного рецепта. Рецепт не слишком прост – в состав входят толченные жабьи глаза, палец повешенного на перекрестке трёх дорог, сулема, размолотый молочный зуб первенца попа-расстриги, ветка омелы и десяток других ингредиентов. В принципе, при желании все составные части добыть можно, и такое желание у алхимика есть. Процесс превращения или, как его называют ученые люди, трансмутация, должен проводиться в полнолуние, ровно в три часа ночи. Наш алхимик обеспечивает все условия. В требуемый момент было смешано нужное зелье, прочитано соответствующее тайное заклинание и, о радость, свинцовый слиток, погруженный в раствор, сделался золотым. Добросовестный ученый всеми известными способами проверяет, действительно ли получилось именно золото. Он нагревает слиток, травит его кислотами и щелочами, растворяет в ртути отпиленный от слитка кусочек. Сомнений нет. Это золото наивысшей пробы!

С трудом дождавшись утра, алхимик спешит к своему герцогу, терпеливому меценату и покровителю долгих двадцатилетних исследований, сообщает ему об успехе и демонстрирует слиток. Герцог вне себя от радости. Он мечтает, как наполнит свою казну золотом, сделает, наконец, ремонт в замке, наймет огромную армию и с нею захватит соседнее графство, а там, глядишь, и не только соседнее... Герцогство сделается могучим государством. Величайшие правители мира сочтут за честь называть герцога своим братом, а то и сюзереном.

Наш алхимик тоже весь в мечтах. Он уже видит, как становится в ряд с величайшими мудрецами древности, а его имя упоминается рядом с античными Леносом Иромусом, Фродом и Теренцием, а то и с самим Гермесом Трисмегистом.

– Гермес, кажется, был богом, – несмело перебил я.

– По моим сведениям – нет, – сухо ответил Роберт Карлович и продолжил:

– Четыре недели до следующего полнолуния проходят в масштабной подготовке к великому превращению. В огромных количествах закупается свинец и отливается в слитки нужных размеров. Скоро эти слитки, сделавшись золотыми, заполнят доверху сокровищницу герцога.

Наступило очередное полнолуние, и было сделано всё как нужно. В итоге, если говорить коротко, ничего у нашего алхимика не вышло – ни один кусок свинца в золото не превратился. Дальше всё было грустно. Алхимика тут же заточили в тюрьму до следующего полнолуния, а когда через четыре недели снова ничего не получилось, его быстренько повесили.

А теперь – вопрос: – Почему не произошла повторная трансмутация?

– Вы сказали, что история правдивая и достоверная? – недоверчиво переспросил я.

– Да. В промежутке между вторым и третьим полнолуниями у алхимика было много свободного времени. Он его потратил, чтобы всё подробно описать, и эти записи сейчас у меня, – подтвердил Роберт Карлович.

– Хорошо, я понял. Сейчас попробую сказать, почему, – задумался я.

– Может быть, ингредиенты были какие-то не такие – скажем, жаба протухла? – предположил я навскидку и не угадал.

– Жабьи глаза были выше всякой критики, как и палец повешенного. Впрочем, это относится и ко всем остальным составляющим. Все ингредиенты были просто отличного качества, уверяю вас, – убежденно произнес Роберт Карлович, а потом добавил с большим воодушевлением, – протухла не жаба, протухла секвенция!

Никто не любит выглядеть идиотом. Включая и меня. Поэтому своим ответным мычанием я постарался выразить одновременно некоторый скепсис, понимание и интерес. Я так и сказал:

– М-м-м-м?

Роберт Карлович решил меня не томить и с победоносным видом изложил решение задачи, полагая, наверное, что мне всё тут же станет ясно:

– Дело в том, что эта конкретная секвенция может срабатывать не чаще, чем раз примерно в шестьдесят три года.

– Секвенция? – переспросил я. – Кажется, это какой-то музыкальный термин?

– Музыка здесь ни при чём, – отрезал Роберт Карлович. – Секвенция – это некоторая последовательность событий, которая приводит к определенному чудесному результату. Наши события – это полнолуние и погружение свинца в мерзкое варево. Впрочем, полностью план герцога не смог бы сработать и по ряду других причин. Упомянутая секвенция за один раз может трансмутировать около шестисот граммов свинца. Поскольку такое возможно лишь раз в шестьдесят лет, бизнес, как вы понимаете, не слишком прибыльный. Должен добавить, что сам рецепт зелья, мягко выражаясь, был несколько избыточным. Строго говоря, там нужны только три ингредиента. Остальное – домыслы, впрочем, довольно понятного происхождения.

До меня стало кое-что доходить.

– Значит ли это, что все чудеса, описанные в древних источниках, рано или поздно могут быть повторены? И пятью хлебами снова будет возможно накормить пять тысяч человек, а потом недоеденными кусками наполнить пять, кажется, коробов? – неуверенно спросил я.

– Полагаю, что так и есть, – спокойно ответствовал Роберт Карлович, – но я бы хотел, чтобы вы поняли самое главное – никаких чудес не существует. Все, так называемые чудеса, не нарушают законов мироздания. Эти законы прописаны в самой ткани нашего мира и никто, включая Создателя – кем бы он ни был, этих законов никогда не нарушал и, думаю, никогда не нарушит. Специальные последовательности событий, секвенции, приводят к кажущемуся нарушению законов природы. Но на самом деле, они – реализация более сложных и глубинных правил. И ваш дар, Андрей, поможет находить и использовать эти правила.

– То есть, возможно всё? Всё, что я могу себе представить, может быть реализовано, если будет выполнена соответствующая не протухшая секвенция? Можно летать, ходить по воде, насылать мор на целые народы?

– Думаю, что да, – довольно отвечал Роберт Карлович. – Правда, не принято употреблять слово «протухшая» в этом контексте. Мы говорим, что у любой секвенции есть «период безразличия» – тот отрезок времени, когда она не приводит к нужным последствиям.

Я внимательно слушал. Получалось, что мир устроен не совсем так, как мне представлялось, и я получал в этом новом мире довольно завидное место. Мне это определенно нравилось.

Глава I

Траутману снятся кошмары. В купе подселяют девушку Оксану. Совместный ужин с пивом. Рассказы очаровывают девушку, и она позволяет себя соблазнить. Траутман собой недоволен, хвалит себя, но неубедительно и вспоминает свою работу в журнале для успешных женщин.

Меня сильно тряхнуло, и раздался визгливый скрежет металла, трущегося о металл. Оказалось, что я заснул, и снилась какая-то гадость. Из-за этого, открыв глаза, я не сразу сообразил, что происходит. Пришлось сосредоточиться, а затем негромко произнести:  «Я – Андрей Траутман. Я еду на поезде в Москву. Меня там ждут» – и всё встало на свои места.

Поезд, похоже, собрался остановиться. Я бросил взгляд в окно – там уже совсем стемнело. Мимо, замедляясь, проплывал пустой перрон, освещенный белым светом фонарей. Вагон напоследок дернулся еще раз и остановился. Вскоре в коридоре раздались шаги и в дверь купе деликатно постучали. Я привстал и потянул влево дверную ручку, потом дернул посильней, и дверь наполовину открылась. За дверью стояла проводница – толстая, веселая тётка в форменной куртке. Мы с ней немного поболтали еще в Праге, когда я просил её пристроить в холодильник свои скоропортящиеся продукты и пиво. Проводница обещала по возможности никого ко мне в купе не подселять, но, похоже, не сложилось – у нее за спиной виднелась фигура пассажира.

– Вот, соседку к вам привела, встречайте, – жизнерадостно произнесла проводница. – Проходите, пожалуйста, – это уже относилось к девушке с небольшим чемоданчиком в руках.

– Девушка – это не самый худший вариант, – рассудил я. – Девушки, они, как правило, не храпят и от них хорошо пахнет.

– Ну, устраивайтесь тут, – гостеприимно сказала проводница. – Если захотите, есть чай горячий.

Я сел поближе к окну, чтоб не путаться под ногами у новой соседки, и максимально приветливо предложил помочь поставить чемодан на багажную полку.

Девушка, повернувшись ко мне спиной, прикрыла дверь, сняла куртку и пристроила ее на вешалке.

– Там свет можно включить, – любезным тоном сказал я, указывая на выключатель, будто она могла увидеть мой жест. Девушка защелкала выключателями, не угадав с первого раза, какой их них отвечает за верхний свет. Наконец свет зажегся, и соседка повернулась ко мне лицом. Я увидел, что она очень красива. Не милая или симпатичная, а просто невероятная красавица. Длинные светлые волосы, темные брови, огромные голубые глаза. У меня прямо дыхание перехватило, и я неприлично уставился на ее лицо. Наверное, у меня приоткрылся рот. Я смотрел на ее губы и думал, что они, наверное, очень мягкие. Мне очень захотелось прикоснуться к ним своими губами. Потом я перевел взгляд на ее глаза и увидел, что девушка внимательно смотрит на меня. Мне показалось, что она уловила мои мысли. Кажется, я покраснел. Смутившись, я опустил взгляд и, невольно, стал смотреть на ее большую грудь, обтянутую голубой пушистой кофточкой. Сообразил, что она видит, куда я смотрю, и смутился еще больше. Снова поднял глаза на губы и обнаружил, что они шевелятся – девушка что-то говорила, обращаясь ко мне. Не сразу я понял, что она просит разрешения переодеться.

– Да, конечно, – пробормотал я, пытаясь перевести свой взгляд куда-нибудь туда, куда смотреть было бы прилично. Начал смотреть на ее руку, маленькую очень белую кисть с длинными пальцами и светло-розовыми ногтями. Еще через секунду понял, что ее большой палец руки цепляется за передний карман джинсов и туда, куда я смотрю, порядочный джентльмен смотреть не должен. Только после этого я сообразил, что мне следует покинуть купе, чтоб дать даме возможность привести себя в порядок. Я быстро вскочил, больно ударился коленом о столик и ринулся к выходу, задев по дороге ногой чемоданчик новой соседки. Добравшись до двери, я начал дергать ручку. Проклятая дверь открылась только с третьего раза, при этом купе содрогнулось от моего мощного рывка. Воистину, сила есть – ума не надо. Я выкатился в коридор и захлопнул за собой дверь – снова сильно и очень громко. В коридоре я обнаружил, что стою на ковре босиком, но возвращаться не стал. Кажется, я и без того произвел сильное впечатление. Ругая себя последними словами, я уставился в окно. Поезд уже отошел от станции, вагон болтало, за окном было абсолютно темно, и в стекле отражалась моя обескураженная и злая физиономия. Ступая на цыпочках, чтоб окончательно не испачкать носки, я добрался до купе проводника. Там мне было выдано моё пиво и пакет с всякими вкусностями, которые я оставлял на хранение. Вернувшись к своему купе, я обнаружил, что дверь уже приоткрыта. Верхний свет был погашен, горели только ночнички в изголовьях. Соседка успела переодеться в легкий голубой халатик и сидела на кровати, уютно подобрав под себя ноги. Дверь на сей раз мне удалось закрыть без грохота.

 

Девушку звали Оксана. Студентка, учится в Москве, ездила навестить родителей. К моей радости, Оксана с удовольствием согласилась разделить со мной поздний ужин из чешских вкусностей и попить пива. Мне нравятся девушки, которые любят пиво. Кстати, по моим наблюдениям, отношение дамы к пиву никак не коррелирует с объемом ее талии. Этот мой вывод в очередной раз блестяще подтвердился. Оксана, обладательница отличной фигуры, пиво пила с удовольствием и большими глотками – именно так, как его и положено пить. Сначала мы немного поговорили про пенный напиток, который в тот момент с удовольствием поглощали. Я рассказал всё, что знал про каждый из сортов, что мы дегустировали. Часть знаний этих были довольно свежими, приобретенными во время посещения Чехии. Разумеется, я их расцветил подробностями, которые бы сильно удивили чешских пивных экспертов. Не упустил я возможности рассказать о том, как мой немецкий коллега поинтересовался у меня, зачем старые женщины в Москве у метро продают сухую рыбу. Когда я объяснил зачем, он страшно удивился: «Пиво? С рыбой?!» – дикие люди эти немцы, и в правильной пивной закуске ничего не понимают! Интонация вопроса про рыбу напомнила мне анекдот про «гусэй». Разумеется, я тут же рассказал девушке, как журналисты обвинили одного закавказского лидера в том, что его высокодуховные подданные у себя в горах насилуют козочек, овечек и гусей. «Гусэй?!»  возмутился великий человек.

Мне очень понравилось, как Оксана смеется. Я считаю, что по манере смеяться можно многое сказать о человеке. Хотя, по ночному времени и в купе, лучше бы это было делать потише. Изложив всё, что знаю про пиво, я сменил тему и перешел к повествованию о своем путешествии. Здесь мне удалось показать себя остроумным рассказчиком, склонным к самоиронии. Последнее, как мне казалось, должно было помочь понять, что я являюсь обладателем невероятного количества полезных дарований и талантов, но отношусь к этому вполне легкомысленно, как и положено истинно одаренному человеку. Чтобы девушке было интереснее, к своим приключениям я добавил несколько историй, услышанных от разных знакомых и произошедших, якобы, со мной. Несколько раз Оксана, не сдержавшись, снова начинала громко смеяться. Потом испуганно прикрывала рот ладошкой, боясь разбудить соседей.

Очаровательная попутчица начала проявлять явный интерес к моей особе. В частности, успела задать несколько вопросов, часть из которых я бы назвал лестными для себя. Я постеснялся рассказать про то, откуда у меня взялось столько времени и денег, чтобы провести два года в путешествиях по всему миру, поэтому дал понять, что езжу по поручению редакции известного журнала и пишу статьи про житие-бытие в разных странах. Статьи эти с нетерпением ожидаются огромной армией читателей – почитателей моего недюжинного таланта. Одним словом, хвалил я себя естественно и тонко. Давно не слышал о себе столько приятных вещей, произнесенных вслух.

Большое впечатление произвел на девушку рассказ о путешествии в Гималаях. А из описания моей встречи с Учителем Зеленой горы выходило, что он был так впечатлен  моим духовным совершенством, что до сих пор сидит, наверное, у себя в Гималаях с удивленно открытым ртом, с восторгом вспоминает о нашей беседе и ни о чем другом думать не может.

Потом мы говорили на самые разные темы. Мне очень нравилось, что суждения и оценки девушки совпадают с моими буквально по всем вопросам. Удивительно, когда невероятная красавица обладает таким глубоким умом и безупречным вкусом, мысленно восхищался я. Девушка мне нравилась всё больше и больше.  

Вскоре под предлогом того, что нужно говорить потише, чтобы не разбудить соседей, я перебрался поближе к Оксане на ее диванчик. В какой-то момент, предотвращая взрыв смеха в ответ на мою удачную шутку, рассказанную громким шепотом, я прикрыл ее рот своей рукой, и нам обоим это жест не показался излишне вольным. А уже через несколько секунд я знал, что не ошибался, когда глядел на лицо Оксаны в первый раз – губы у девушки действительно оказались очень мягкими, и их приятно было целовать.

 

Я лежал с открытыми глазами на своем диванчике. Не спалось. В купе не горело ни одного светильника. Окно мы занавесили неплотно, поэтому по потолку время от времени пробегали пятна света. Вагон на ходу покачивался, и на откидном столике иногда тихонько позвякивали, касаясь друг друга, пивные бутылки. В стакане периодически начинала дребезжать чайная ложечка. Это раздражало, но приподняться и что-то с этим сделать было лень. Еще час назад я ощущал себя счастливым человеком, успешным и удачливым, на меня с восторгом смотрела молодая женщина, и я разнежился, как кот у горячей батареи. А теперь после того, как мы, утомленные и довольные друг другом, нежно поцеловались, пожелав друг другу спокойной ночи, в голову полезли всякие неприятные мысли. Я начал размышлять о том, всегда ли у Оксаны так весело проходит путешествие из дома в Москву и обратно. Потом в памяти всплыла впечатляющая телевизионная  реклама безопасного секса и долго меня не оставляла, навевая мысли совсем уж унылые. Прокрутив в голове несколько вариантов дальнейшего развития событий – один печальнее другого, я принялся думать о своей жизни за последние пару лет.  В результате через пару минут ощущение никчемности и бесперспективности существования  стало непереносимым, и я понял, что пришло время заняться психотерапией.  Как это делать, хорошо известно – следует рассказывать о себе разные приятные вещи, и не стесняться хвалить. Если не удается поверить в хорошее с первого раза, надо не просто механически повторять самовосхваления, а не лениться их раскрыть, разъяснить и уточнить. Итак, вперед!

 

– Я себе нравлюсь.

– Я молодой.

– Я красивый.

– Меня любят женщины.

– Мною восхищаются мужчины.

– Я удачлив.

– Я себе нравлюсь.

 

Об этом нехитром способе помочь себе меня два года назад поведал Учитель Зеленой горы. Своими поучениями он  вызвал у меня лишь раздражение – тогда я считал себя крупным специалистам по всякого рода добрым советам и успел наделить таковыми тысячи читателей одного известного глянцевого журнала, точнее, не одного журнала, а нескольких. Но наивысшую оценку моя мудрость получала в журнале для успешных женщин. Я учил их не только уверенности в себе (тут мне, пожалуй, было чем поделиться), но и таким, казалось бы, чуждым мне вещам, как мастерству правильно ходить на высоких каблуках и носить парики, искусству вагинального оргазма и его имитации, теории и практике быстрого загара и тонкостям контрацепции. Я учил своих читательниц, как правильно подбирать трусики к босоножкам и блузке (призывая, по заветам Набокова, очень внимательно относиться к оттенкам зеленого), от меня они узнали, что не все солнечные очки одинаково полезны (здесь пригодился опыт Элвиса Пресли, Рэя Чарльза и Пиночета). За три года сотрудничества с журналом из-под моего шкодливого пера вышли десятки наполненных эрудицией и юмором обзоров на самые различные темы, например:

– Накладные ресницы. Путь от Евы до Лайзы   Минелли.

– Марс атакует! История антифеминизма в России.

– Мифы и реальность святочных гаданий.

– Блондинки и Брюнетки. Мир или перемирие?

– Что может рассказать о женщине ее автомобиль.

– Дас ист фантастиш. Смотрим кино «не для всех».

– Секс и кекс. Выбираем диету.

Конечно, мои опусы не могли оставить, и не оставляли равнодушными моих читательниц. Об этом легко можно было судить по многочисленным письмам успешных дам, лучшие из которых публиковались в журнале. Письма эти писал не я. Возможно читательницы их тоже не писали. Допускаю, что этим занимались специально обученные сотрудники журнала.

Не стоит сильно отвлекаться на воспоминания – лучше повторю еще разок:

– Я себе нравлюсь. Я талантлив.

Учитель предупреждал, что мои тогдашние удовлетворенность собой и регулярное ощущение счастья суть явления преходящие. Еще он говорил, что мне очень скоро пригодится его наука ощущать себя счастливым, и пользоваться я ею буду все чаще и чаще. Тогда я ему не поверил, а сейчас повторяю:

– Я себе нравлюсь.

Прислушиваюсь к себе. Еще год назад это было правдой. Почти всегда правдой. Случалось, конечно, что я себе не совсем нравился. Но многократные повторения нехитрой мантры, верифицированной моим яснейшим внутренним взором, заставляли понять, что такого просто не может быть. Я не могу себе не нравиться. И начинал нравиться.

– Я молодой.

Да, молодой. Я еще не прошел земную жизнь до половины, хотя осталось не так много до этой самой половины. Комментируя Данте, ученые люди говорят, что половина – это тридцать пять лет. Значит, до середины мне еще восемь лет идти, а, пока не дошел, можно смело утверждать, что большая часть жителей планеты меня старше. Значит, я молодой. Я молодой.

– Я красивый.

Понятное дело, на вкус и цвет товарища нет. Но если вам нравятся костистые двухметровые мужчины с длинными светлыми волосами, хищным профилем, тонкими губами и голубыми глазами навыкате, то я – ваш типаж. Все любители Тиля Уленшпигеля – бегом ко мне! Правда, мне всегда хотелось быть смуглым коренастым брюнетом-мачо. Я бы отрастил аккуратную бородку, как у злодея-Козакова из кино Человек-амфибия. Злодея звали Зурита. То, что у меня вырастает на том месте, где у Зуриты растет борода, лично мне не нравится. Других я не спрашивал, а сами они не говорили. Все-таки во мне два метра роста и я красивый.

– Я красивый.

– Меня любят женщины.

Любят, конечно. Но большинство это умело скрывает – боюсь, что даже от себя. Но не все, некоторые не сдерживаются. Наверное, правильнее было бы сказать, что это я люблю женщин. Нет, все-таки они меня любят. Меня любят женщины.

– Мною восхищаются мужчины.

За последние два года, после того, как я неожиданно и очень сильно разбогател, армия моих поклонников-мужчин непрерывно пополняется за счет официантов, шоферов такси, швейцаров и других представителей истинно мужских профессий. Хотя ранее, думаю, часть потребителей моих вредных журнальных советов мною восхищались тоже. Надеюсь, что в их головах бытовала если не уверенность, то надежда, что человек, рассказывающий, как за ночь произвести до восьми полноценных эякуляций, сам такие упражнения производит регулярно. Восхищаются, одним словом.

– Я удачлив.

Да, я удачлив. Тут и обсуждать нечего. Взгляни я на себя сегодняшнего несколько лет назад, когда учился на журналиста в Университете, был бы в полном, полнейшем восторге. Не облысел, не отрастил живота. Владелец отличной квартиры, великолепной машины, а также миллионов, и не рублей, заметьте. Кроме того, я объездил полмира, и иногда любим прекрасными женщинами. Я достиг всего, о чем мечтал и многого из того, о чем и не мечтал даже. Определенно удачлив!

Я повторяю:

– Я знаю, зачем я живу. Я знаю, куда я иду.

С этим у меня сложности, честно говоря. Я знаю, куда и к кому я сейчас еду. А зачем живу, в данный момент не очень понимаю. Но мне обещали про это рассказать там, куда я еду. Там, похоже, ждут от меня помощи, и я обязательно помогу.

– Я богат. Я – миллионер.

Строго говоря, миллионером считается тот, у кого годовой доход превышает миллион. Увы, то, что лежит у меня на счетах неумолимо, хотя и очень медленно расходуется, и миллионером в полном смысле меня не делает.

Невольно память обращается к тому, не очень далекому дню, когда у меня появились эти миллионы.

 

Глава II

Некоторые особенности физиологии Траутмана. История про любителя ангелов. Знакомство с Робертом Карловичем. Два желания Траутмана. Траутман подписывает договор, становится миллионером и идет в магазин. Траутман выясняет отношения с фэншуем и улетает в Гималаи.

Тот день я очень хорошо запомнил. Это и немудрено – хоть своего дня рождения я в сознательном возрасте не праздную, но дату всё же помню. Как же – первое мая, праздник весны и труда! А тридцатого апреля я ровно в два раза перевыполнил свой, давно уже установленный экспериментально, норматив по потреблению спиртных напитков, – в пересчете на водку выпил граммов двести. Дело в том, что забавной особенностью моего организма является очень скверное самочувствие на следующий за возлиянием день. Это не совсем абстинентный синдром – с настоящим похмельем я хорошо знаком по литературе и рассказам друзей. У меня не болят голова и желудок, не трясутся руки, сердце не стремится выпрыгнуть из груди, и нет повышенного потоотделения. Последствия скорее психологические, чтоб не сказать – психические. Меня непрерывно одолевают плохие предчувствия. А ощущение, что я что-то забыл сделать, и это приведет к катастрофе, просто не покидает. Все эти последствия явственно вспоминаются каждый раз, когда я беру в руки бокал со спиртным и собираюсь сделать из него глоток. Тем самым я, ничуть себя не насилуя, не практикую самый распространенный способ саморазрушения. И алкоголизм мне, судя по всему, не грозит.

Итак, за день до дня рождения, тридцатого апреля, мне позвонил довольно дальний приятель. Не приятель даже, а знакомый. У него огромное горе, ему нужно с кем-то побыть, а все поразъехались на дачи, где жарят шашлыки и сажают картошку или еще что-то сажают и окучивают.

Я вошел в положение, приехал к нему. Довольно быстро выяснилось, что огромное горе связанно с его женой. Будучи человеком догадливым, я из ряда эвфемизмов и недомолвок («покинула», «ушла», «оставила», и подобных) довольно быстро понял, что несчастная женщина вчера умерла, причем внезапно. В результате целый вечер я слушал истории про совершенно незнакомую мне даму. По утверждению несчастного, она была ангелом. Я представлял себе ангелов несколько другими, но не стал этого говорить вдовцу, который очень переживал свою трагедию, настойчиво провозглашал различные тосты, настаивал на моем в тостах участии и даже несколько раз поплакал. Одним словом, пришлось мне с ним выпить в два раза больше, чем следовало. Интересно заметить, что с этим человеком я больше никогда не встречался, но от общих знакомых впоследствии узнал, что ангел-жена и не думала помирать, а просто «ушла к другому». И пару месяцев спустя вернулась назад к тому, кто по-настоящему ценит ангелов.

На следующий день я проснулся рано, часов в восемь, в довольно заполошном состоянии. Открыл глаза и лежал, напряженно ожидая чего-то нехорошего, и от резкого звонка мобильного прямо подпрыгнул. Незнакомый, крайне интеллигентный голос представился (я тут же забыл, как его зовут; сейчас знаю – Роберт Карлович). Роберт Карлович рассказал, что у него для меня крайне важное и срочное сообщение, и нам следует как можно скорее встретиться. Как бы чувствуя мое состояние, подчеркнул, что новость, с которой он собирается меня ознакомить, в высшей степени приятная и радостная. Мы договорились встретиться через полтора часа в центре. Я тогда снимал комнату в Медведкове, поэтому времени только-только хватило, чтобы помыться-побриться и почистить зубы. Еще я по телефону спросил, как мне его узнать. Он сообщил, что работает адвокатом, и я его ни с кем не спутаю. Логично. Кто же не узнает адвоката?

Несмотря на обещанные добрые новости, ехал я на свидание с плохими предчувствиями. Предчувствия укрепились, когда я увидел Роберта Карловича. Весьма пожилой седой человек в черном костюме с очень мрачным бледным лицом сильно выделялся из массы немногочисленных прохожих. Я подумал, что он напоминает не адвоката, а скорее наемного убийцу, киллера, говоря на современном русском языке. Киллер предложил зайти в кафе, рядом с которым мы с ним встретились. Милое кафе, в нем подают десяток сортов кофе и прекрасную (во всяком случае, по виду и запаху) выпечку. Там разрешалось курить и довольно быстро и вежливо обслуживали. В этих кафе мне не нравилось одно – чашечка кофе там стоила больше ста рублей. Об этом я не преминул сообщить Роберту Карловичу, причем, довольно агрессивным тоном, а затем предложил отвести его в соседнее заведение и угостить пивом в рамках предполагаемого кофейного бюджета (с деньгами в тот момент у меня было неплохо, со мной рассчитались за статьи об односолодовом виски и культурологических аспектах наращивания ногтей). Сошлись мы, в конце концов, на том, что киллер угощает меня кофе в ароматном кафе.

В небольшом пустом зале мы заняли угловой столик для курящих, и Роберт Карлович предъявил мне бумаги на английском языке, из которых, по его словам следовало, что он – американский адвокат и представляет очень известную американскую адвокатскую фирму. Название фирмы (потом выяснилось, действительно известной) я услышал впервые, о чем я тут же сообщил Роберту Карловичу. Тот не слишком расстроился, а предложил перейти к изложению сути дела.

А суть дела была следующая: в далекой Америке у меня есть очень дальний родственник. Он весьма и весьма состоятелен и носит имя Себастьян Траутман. В отличие от моих предков, которые в давние времена покинули родную Швецию и двинулись на восток через Польшу в Россию, американская ветвь Траутманов направила свою экспансию в направлении Нового Света. Не удивительно, что я не слышал этого имени. С одной стороны, родственник он мне по-настоящему дальний, с другой стороны, человек абсолютно не публичный. И дядюшка этот, прознав, что у него есть молодой родственник – талантливый журналист, проживающий в далекой и снежной России, тут же заочно его полюбил и надумал сделать ценный подарок в денежной форме. Тем более что у племянника сегодня не просто день рождения, а юбилей – четверть века стукнуло.

Любимый племянник сразу же попытался перевести беседу из русла общего и качественного в русло конкретное и количественное. Племянник спросил, какой именно суммой любимый дядюшка хотел бы его облагодетельствовать. И сказано было племяннику, что вопрос этот находится в стадии согласования, и в ближайшее время вступит в стадию утверждения, но для этого племянник должен предельно честно ответить на ряд вопросов.

Тут на меня накатила острая подозрительность. Полагаю, что обусловлена она была в первую очередь вчерашними алкогольными подвигами. Под влиянием подозрительности я в почтительной форме выразил восхищение безупречным русским языком господина адвоката. При этом упомянул, что мне случалось общаться с соотечественниками, которые уехали в Америку всего лишь несколько лет назад. И у всех них за это время успел образоваться, если не акцент, то специфический говор. Такой свежеиспеченный американец разговаривает как герой одесского анекдота, если обосновался в местечке типа Брайтон-Бич, или приобретает уж вовсе чуждые моему русскому уху интонации, если взял курс на ассимиляцию и проживает в другом, более англоязычном месте. А, коли господин адвокат, не просто адвокат, а адвокат американский, как мне было сказано выше, то в Штатах он должен был бы прожить не один десяток лет (я знал о чем говорю, поскольку за пару лет до того писал большую сравнительную статью об адвокатских коллегиях – здесь и там). Роберт Карлович ответил как-то невнятно и не слишком убедительно и строгим голосом предложил приступить к моим ответам на его вопросы. Я смирил подозрительность и приступил. А вопрос, в сущности, был один: «Чем бы вы занялись, уважаемый племянник великого человека, если бы у вас оказалось много денег?»

Конечно, мне, как и всякому, случалось размышлять о том, как бы я жил, если бы было много денег. Таким образом, ответная речь, в целом, была экспромтом, но состояла из тезисов, большую часть из которых я уже обдумывал ранее.

Я начал рассказывать о том, что бы я делал, будь у меня крупная сумма денег. При этом волей-неволей делился историей своей жизни и всяческими переживаниями. Лицо адвоката сохраняло строгое и мрачное выражение, но слушал он меня с явным интересом. Когда я заканчивал говорить, он ненадолго задумывался, а потом уточнял: «А если бы денег было ощутимо больше, чем вам сейчас представляется, чем бы вы занялись?» Когда это уточнение возникло в четвертый раз, я понял, что речь может идти об очень серьезных деньгах, и одновременно отчетливо ощутил, что я их никогда не получу. Я догадался, что наша беседа – это просто шутка, или розыгрыш, но совсем не обиделся. Вместо того чтобы обозлиться на мрачного мистификатора, я неожиданно ощутил желание рассказать Роберту Карловичу о себе как можно больше. Уж очень он как-то хорошо меня слушал. Казалось, что унылое выражение его физиономии происходит от сопереживания всяческим моим невзгодам – и тем, про которые я рассказал, и прочим. В то же время сквозь общую мрачность явно проглядывал какой-то оптимизм. Я чувствовал, что господин адвокат верит, что со временем у меня всё будет хорошо. Очаровал меня Роберт Карлович, по-другому и не скажешь.

К нашему общему с Робертом Карловичем удивлению, к тому времени как он удовлетворился масштабами моих притязаний, мечты у меня осталось всего две. Ровно две мечты, ни больше и ни меньше. Выяснилось, что я очень хочу иметь собственное жилище и неограниченно путешествовать по миру.

Две очень сильных, но, увы, невыполнимых как мне тогда казалось, мечты. С идеей о собственной квартире я расстался несколько лет назад, когда соотнес стоимость жилья с самыми оптимистичными прогнозами касательно своих доходов. А для продолжительных путешествий, как известно, нужны время и деньги. Время я вынужден тратить на добычу денег, которых, впрочем, не хватило бы на серьезный вояж. К моему удивлению Роберт Карлович дал мне понять, что мои желания абсолютно реальны и вполне выполнимы. Мы договорились о встрече на завтра и расстались.

По дороге домой я попеременно представлял себя то владельцем огромной квартиры, то путешественником, совершающим кругосветку. Перед внутренним взором появлялись самые соблазнительные картины, в которых я менял небольшие детали, стремясь добиться полного совершенства.

Я сижу у себя в квартире перед догорающим камином, вороша красные жаркие угли специальной кованой лопаточкой. Все лампы погашены, и комната освещена лишь неярким светом камина. Время от времени на углях вспыхивает яркий желтый язычок пламени, на пару мгновений озаряющий большую комнату мерцающим светом. За окном морозная зимняя ночь, а у камина тепло, уютно, и приятно пахнет хвойными поленьями. Нет, пожалуй, не поленьями, а хвойным дымком. В руках у меня бокал, в котором перекатывается золотистый шарик очень хорошего старого коньяка. Нет, не коньяка. Более правильно у камина пить портвейн, настоящий портвейн из далекой Португалии. Портвейн, не абы какой, а сорокалетней выдержки. Я такой как-то видел в одном магазине. Удивился, помню, кто его покупает, и подумал, что такой напиток нужно пить у камина. Бокал с портвейном я держу в правой руке. А в левой у меня сигара. Гаванская, конечно же. Нужно будет окончательно выяснить положено ли затягиваться, куря сигару. В интернете представлено два противоположных мнения по этому поводу. А может сигара не гаванская, а манильская? Никогда их не пробовал. Кажется они не такие крепкие, как кубинские и с очень тонким ароматом. В мои мечты бесцеремонно вваливается Траутман-скептик и ехидно спрашивает, знаю ли я примеры, когда неизвестные родственники подарили бы кому-то квартиру с камином. Я досадливо пытаюсь отогнать рационалиста, который мешает моим сладким грезам. Чтобы он от меня отвязался, я говорю, что ни капли не верю в возможность получения квартиры с камином. Но если у меня есть возможность получить удовольствие, мечтая о несбыточном, почему бы этим не воспользоваться? Рационалист высказывает предположение о моем скудоумии. Чтобы он меня не считал идиотом, я должен тут же пообещать, что ни на какое свидание с адвокатом я завтра не поеду. Более того, я не должен ждать его звонка. Вместо этого мне следует прямо сейчас придумать себе какое-то дело на завтра и договориться с кем-нибудь о встрече. А если даже адвокат позвонит, вежливо объяснить, что сегодняшний день у меня занят. И вообще, я достаточно серьезная и занятая личность, чтобы тратить более одного дня на розыгрыш, даже если эта занятная мистификация меня увлекает. Знал Роберт Карлович, чем меня прельстить. Совсем не глупо было со стороны искусителя пообещать мне путешествие по всему миру. Я, наконец, выясню, действительно ли американцы такие тупые как об этом говорят профессиональные остроумцы в телевизоре. Удивительно, как такая тупая нация сумела построить самую великую на сегодня цивилизацию. В Соединенных Штатах нужно будет, конечно, общаться не с нашими эмигрантами, а с лучшими представителями американцев. Надеюсь, у дядюшки найдется возможность свести меня с учеными, литераторами, музыкантами. Хотелось бы познакомиться и с моими коллегами, журналистами. Уверен, что мы бы нашли общие темы для бесед. Конечно, большинство моих статей – это полная халтура, но несколькими я вполне обоснованно горжусь и с удовольствием покажу их штатовским коллегам. Тут неожиданно откуда-то появился Траутман-скептик и продолжил мою мысль: «Тебя сразу выдвинут на Пулитцеровскую премию и тут же ее вручат, чтоб ты не успел отказаться. Ты же у нас известный скромник! А билет на самолет требуй первого класса, на меньшее не соглашайся. Помнишь, когда из Турции летел, тебя случайно пересадили в салон первого класса. Там тебе понравилось. Ни в коем случае нельзя опускать планку. Только первый класс»

В конце концов, нам с рационалистом удалось найти общий язык. Я пообещал не расстраиваться, когда выяснится, что вся эта история – розыгрыш от начала и до конца. А он обязался не слишком сильно мне мешать, когда я вернусь к сладким мечтам о выполнении своих невыполнимых желаний и не напоминать очень часто об этом розыгрыше впоследствии. На том мы и порешили.

Наутро я встретился с адвокатом в том же кафе. Роберт Карлович вытащил из портфеля лист бумаги и попросил ознакомиться с документом. Я прочитал соглашение между мной и заморским дядюшкой. Согласно этому соглашению, я не возражал против того, что на моё имя будет открыт счет в одном из известных московских банков. Господин Себастьян Траутман принимал на себя обязательство перевести на этот счет некую сумму в американских долларах – за суммой в цифрах шла сумма прописью. Я не поверил тому, что было написано прописью, и пересчитал нули в той части, где сумма была написана цифрами. Нулей оказалось шесть. Указанной суммой г-н Траутман волен был распоряжаться по своему усмотрению при соблюдении трех условий.

Я был обязан приобрести в черте города Москвы квартиру стоимостью не менее (далее следовала такая сумма, что на нее, как мне кажется, можно было купить не самый маленький замок в Европе).

Мне следовало не более чем через тридцать дней после подписания соглашения отправиться в заграничное путешествие продолжительностью не менее двадцати четырех месяцев. Впрочем, таковая продолжительность могла быть сокращена на основе двустороннего соглашения между господами А. Траутманом и С. Траутманом или уполномоченным представителем последнего.

Я обязывался вести подробные ежедневные записи о своем путешествии и, по мере возможности, отсылать их по электронному адресу, указанному в соглашении.

Мне показалось, что имеет смысл сделать вид, что я воспринимаю этот документ всерьез, и поставил свою подпись в нужном месте. Далее последовало нечто невообразимое. Роберт Карлович вытащил из своего портфеля черную папку, раскрыл ее и достал три пластиковые банковские карточки. Я поочередно внимательно рассмотрел каждую их них. На всех трех было вытеснено мое имя, а на одной из них была даже цветная фотография. Как сквозь вату я слышал голос Роберта Карловича, который рассказывал о различиях между разными карточками и о способах пополнения карточных счетов с какого-то другого счета. Насколько я помню, я не понял из его объяснений ровным счетом ничего. Просто молча, слушал, переводя взгляд с карточек на мрачное лицо адвоката. Роберт Карлович что-то сказал, а потом повторил вопрос. Я сосредоточился и понял, что он интересуется, в каком районе Москвы я хотел бы жить.

В следующий раз мы встретились через два дня. За это время я несколько раз успел воспользоваться банковской карточкой. Собственно, это и было основным впечатлением от двух прошедших дней. Расставшись с Робертом Карловичем, я тут же зашел в дорогой супермаркет. Про этот магазин я знал только то, что пачка сливочного масла там стоит ровно в два раза дороже, чем в моем «придворном» магазине. Свой первый выход в свет в качестве обладателя несметных богатств сейчас я вспоминаю не только с определенным стыдом, но и с симпатией к себе тогдашнему. Рассчитываясь на кассе новой карточкой, я был готов к унижению, когда выяснится, что задорно сформированная продуктовая корзина не может быть оплачена кусочком пластика, который я с трепетом передал кассирше. Продуктовая корзина представляла собой вполне конкретную металлическую корзинку, набитую предметами гастрономической роскоши. Процесс расплаты прошел вполне гладко, если не учитывать того, что мне пришлось предъявить паспорт, чтобы подтвердить, что карточка именно моя. Из магазина я вышел с пакетом, набитым символами преуспевания в том виде, каком я их тогда себе представлял. На дне пакета лежала килограммовая банка черной икры, поверх ее навалены какие-то особо смрадные французские сыры и испанские сырокопченые колбасы. При каждом шаге в пакете побулькивала бутылка коньяка – самого дорогого в этом магазине. В душе боролись ощущение счастья от вседозволенности с недоумением от того, что счастье оказалось не таким острым, как можно было бы ожидать. Безумная песнь купеческого разгула была завершена мастерским аккордом – в маленьком магазинчике, гордо именующим себя «Мир эксклюзивной обуви», я приобрел мокасины из змеиной кожи за полторы тысячи евро. У тапочек было всего два недостатка, показавшимися мне в тот момент несущественными: они были мне велики и абсолютно не нравились. Свои удобные туфли я оставил в магазине и по привычке двинулся к метро – мне не пришло в голову, что можно взять такси. В мешке побулькивал тысячедолларовый коньяк, на ногах болтались змеиные мокасины. Мне казалось, что я на босу ногу надел калоши, но я был определенно счастлив. Я ощущал себя хозяином мира.

Очередная встреча с Робертом Карловичем прошла в деловой, но не слишком официальной обстановке. Мы встретились в уже знакомом кафе. Оказалось, что факт существования кофе по сто пятьдесят рублей за чашечку, меня уже совсем не возмущает. Я подписал несколько финансовых документов – подписал, не читая, поскольку уже всецело доверял своему адвокату. После того, как я передал Роберту Карловичу свой заграничный паспорт, который принес по его просьбе, он предложил обсудить план моего путешествия. Узнав, что я хочу начать своё турне с Индии, он прямо-таки расцвел. Правда услышав, что предполагаемой целью моей поездки является Гоа, посоветовал начать тур с  посещения предгорья Гималаев на севере Индии и упомянул, что там я бы мог познакомиться с его старым приятелем. Старый приятель проживает в горном буддийском монастыре и в настоящее время практикует как гуру, точнее, Великий Гуру. Он будет рад у себя принять молодого приятеля своего старого друга Роберта Карловича. У Великого Учителя есть другое имя, под которым он широко известен в узком обществе ценителей неподдельной восточной эзотерики. Каждый мало-мальски духовно продвинутый человек, не поддавшийся обаянию европеизированных и американизированных учителей – любителей обильных пожертвований, с благоговением произносит имя Учителя Зеленой горы. Нет, он ничему не учил Зеленую гору. Это имя он получил в довольно отдаленные времена, когда проживал и проповедовал в Тибете. Именно так. Не на Тибете, а в Тибете – мне это напомнило забавное новое выражения «в Украине». Я с энтузиазмом принял предложение Роберта Карловича, которого, про себя, уже начал считать своим наставником.

Следующая неделя прошла в приятных хлопотах выбора квартиры. Быстро оформив в собственность понравившееся жилье, я был готов приступить к его художественной отделке. Нужно сказать, что у меня был целый ряд идей по поводу того, как должна выглядеть моя квартира, и я уже собирался начинать их лично реализовать. Но Роберт Карлович посоветовал не отвлекаться на пустяки, и дал мне телефон модного специалиста по интерьерам. Я пригласил к себе этого достойного человека, и мы встретились для обсуждения основных концепций оформления моего нового жилища. Эксперт по интерьеру оказался сухощавым пожилым юношей небольшого роста с ухоженной длинной и пышной прической и сморщенным личиком сообразительного шимпанзе. Манера общения дизайнера с клиентом, то есть, со мной, вызвала в памяти случай, когда свою статью про душистый табак и душистый горошек, отвергнутую журналом «Эксклюзивные цветы», я пытался пристроить в гламурное издание «Табаки, сигары, трубки». Откровенно циничное отношение зубра интерьеров к моей особе нисколько не задевало, а скорее забавляло. Решив, что я уже успешно введен в транс трескучими фразами о виртуальном разбиении пространства, колористическом ряде и кинетизме объемов и форм, дизайнер с энтузиазмом начал рассуждать о грядущей гармонии моего жилища с Вселенной. Такая гармония, как известно, достигается только с помощью тысячелетней науки фэншуй. Не прошло и минуты, как этот тонко чувствующий и наблюдательный профессионал определил по моему лицу, что, если он хоть еще раз упомянет фэншуй, меня может вытошнить. Поэтому тут же выяснилось, что в сегодняшнем мире фэншуй является рабской данью современной моде, а истинные ценители традиций в наши дни должны придерживаться концепций незаслуженно забытого Баухауза. Как ни странно, я знал, что такое Баухауз, и немедленно продемонстрировал это, небрежно упомянув Мохой-Надя, Мондриана и Клее. Обезьянье лицо увядшего юноши тут же озарилось восхищением моей эрудицией, а дыхание, похоже, на секунду прервалось, как у семиклассника, рассматривающего «Хастлер». Немного отдышавшись, он попытался перейти к частностям касательно материалов для декорирования и утверждения общей сметы. Я величественно дал понять, что в части материалов полностью доверяю его профессионализму, а финансовые тонкости попросил обсудить с Робертом Карловичем – в конце концов, ведь это он сосватал мне морщинистого любимца состоятельных людей с хорошим вкусом. Пусть сам теперь и расхлебывает.

А еще через два дня Роберт Карлович вручил мне заграничный паспорт, не тот, почти просроченный, что я отдал ему, а новый и украшенный десятком разноцветных виз. Эти визы позволяли мне, как объяснил адвокат, посещать практические все страны неограниченное количество раз. Одновременно с паспортом я получил авиабилет первого класса до Дели, адрес и телефон отеля, где для меня был зарезервирован номер, и предложение проводить меня до аэропорта. От проводов я отказался, остальное принял с благодарностью. Расставаясь со мной, Роберт Карлович философски заметил, что человек к хорошему очень быстро привыкает и пожелал мне подольше не ощущать пресыщения. Пресыщенный человек теряет смысл жизни, – глубокомысленно изрек он. Я его заверил, что ничего такого мне не грозит и менее чем через сутки вдохнул жаркий, влажный и благоухающий пряностями воздух Индии.

Уже в индийской гостинице я вспомнил, что почти половина банки зернистой икры, которую я так и не смог осилить, осталась в московском холодильнике.

– Интересно, во что она превратится за два года? – лениво подумал я.

Глава III

Черные мысли о Роберте Карловиче. Поезд прибывает в Москву, а Оксана уходит не попрощавшись. Траутмана привозят в банк.

Все-таки мне удалось заснуть. Правда, пришлось два раза сходить покурить в тамбур и еще один раз выйти специально, чтобы посетить туалет. Выяснилось, что хвалить себя непрерывно не получается – мысль каждый раз за что-то цепляется и уводит в воспоминания. Вернувшись в последний раз из тамбура, я невольно начал думать о Роберте Карловиче. Припомнились его намеки двухлетней давности о грозящем мне пресыщении жизнью – кажется, он знал, о чём говорил. Пожалуй, он – основной виновник моего нынешнего отвратительного состояния. Хотя мы не виделись два года, всё время было ощущение, что он где-то рядом. Стоило сделать перерыв в отчетах о моем путешествии, тут же приходила депеша с напоминанием о моих обязательствах. До явных угроз он не опускался, но прозрачно намекал на возможность прекращения финансирования моего вояжа. В результате я часто ощущал себя не состоятельным человеком, живущим в свое удовольствие, а наемным служащим, обязанностью которого было размещаться в дорогих гостиницах, посещать лучшие рестораны и участвовать в светских тусовках – причем не в качестве журналиста, как случалось раньше, а в роли бездельника, которому себя нечем занять. Если бы не специфические отношения с алкоголем и принципиальное неприятие наркотиков, прошедшие два года могли бы закончиться довольно печально – деньги в сочетании с незанятостью образуют тот еще коктейль.  С этими мыслями я и заснул, а во сне явился Роберт Карлович, который, почему-то, заставлял меня пить смесь чешского пива с какой-то японской водкой и заедать это сырой картошкой, причем запрещал ее мыть или чистить.

 Проснулся я от громких голосов и топота ног в коридоре. В купе я был один. Раздвижная дверь оказалась закрытой не до конца, и я увидел пассажиров, проходящих к выходу с чемоданами, рюкзаками и пакетами. В пакетах позвякивало – не только я, значит, вез пиво из Чехии. Отдернув занавеску, я выглянул в окно. На перроне, прямо под моим носом Оксана нежно лобызалась с лысоватым брюнетом, стоявшим ко мне спиной. Факт лысоватости брюнета отчетливо просматривался даже со спины, что я отметил с некоторым злорадством. В одной руке у брюнета был Оксанин чемоданчик, а второй он цепко придерживал девушку за затылок. Хватка, что надо, – оценил я и мысленно посочувствовал, – не слишком тебе это помогло, дружок. Парочка, не расцепляя объятий, начала перемещаться в сторону выхода с перрона. Соскучились, видать. Я немного понаблюдал за удаляющимися влюбленными. Мне казалось, что девушка должна напоследок на меня посмотреть, но я ошибся. Спросил себя, расстроило ли меня это. С удивлением ощутил, что ни капельки – мне было все равно. И тут я увидел Роберта Карловича. Он стоял на том месте, где еще минуту назад моя ветреная попутчица обнималась со своим приятелем. В выражении лица адвоката удивительным образом сочетались привычная мрачность и неожиданная приветливость. Он слегка кивал мне головой, приглашая поскорее к нему присоединиться. Вокруг шеи, поверх черного костюма, был обмотан белый шелковый шарф. Стильный ты наш, – с нежностью подумал я. Мельком я со стыдом вспомнил, что ночью выдумывал про Роберта Карловича какие-то незаслуженные им гадости, после чего очень быстро собрался и вышел. Недоеденный и недопитый зарубежный провиант я решил оставить в купе – что-то расхотелось его тащить с собой.

Встреча прошла без лишних сантиментов. Мы пожали друг другу руки, я ответил, что доехал нормально,  после чего мы двинулись в сторону здания вокзала и вскоре подошли к автостоянке. Роберт Карлович сунул руку в карман, и тут же нам приветливо, но молча, мигнула всеми огнями огромная черная машина с затемненными стеклами, стоявшая в пяти шагах от меня.

За руль сел сам Роберт Карлович. Я устроился рядом на пассажирском сидении и начал смотреть в окно. Я хорошо знаю центр Москвы и со многими местами, которые мы проезжали, у меня связано много разных воспоминаний – хороших и плохих. Но, глядя на улицы города, где меня не было два года, я не ощущал ни удовольствия, ни волнения – одно огромное равнодушие. Сон души, как сказал кто-то – не помню, что он имел в виду, но это очень напоминало мое состояние. Вскоре мы подъехали к воротам старого особняка в самом центре города. Большая вывеска на воротах гласила, что там располагается офис хорошо известного мне банка. Именно в этом банке хранились мои внушительные средства, подаренные заморским дядюшкой. Милиционер, стоящий у ворот, открыл шлагбаум и отдал нам честь. Мы въехали на просторный двор. Там Роберт Карлович припарковал машину и направился в сторону центрального входа – огромной деревянной резной двери высотой почти в два человеческих роста, однако прошел мимо этого великолепия и остановился возле небольшой дверцы, после чего обернулся, дожидаясь меня.

Глава IV

Траутман знакомится с подвалами банка и лабораторией. Роберт Карлович расстраивает Траутмана плохой новостью и воодушевляет хорошей. Неудачный эксперимент. Что такое шалимар. Траутман наблюдает секвенцию и пьет кофе с пирожными.

За внешней дверью оказался небольшой тамбур. Роберт Карлович приложил руку к пластине на железной двери в конце тамбура. Раздался довольно противный электронный писк, и на пластине заморгал красный огонек, после чего мы открыли дверь и оказались в светлом коридоре. Светлыми, почти белыми, здесь были не только потолок, но и пол со стенами. Метров через пять коридор резко повернул вправо, затем влево. Там нас ждала лифтовая кабина. Открылась кабина также после прикладывания руки к металлической пластине. Лифт поехал вниз и вскоре остановился. Покинув лифт, мы опять оказались в белом коридоре, будто никуда не спускались. Снова сделали пару поворотов и уперлись в большую дверь без номера или таблички. Кажется, добрались. Прошу вас, – Роберт Карлович, предупредительно и с гостеприимством любезного хозяина, пропустил меня вперед. На пороге я обернулся и внимательно посмотрел на сопровождающего – не слишком он изменился за два года. И костюм, похоже, и вовсе тот же самый – стиль есть стиль. Приятно в нашем изменчивом мире встретить такое постоянство. Я вспомнил свои ночные рассуждения, и невольно в памяти всплыло: «Черный человек спать не дает мне всю ночь». Сероватая физиономия Роберта Карловича на фоне костюма смотрелась светлым пятном. Снежно-белый шарфик, похоже, остался в машине. Я перевел взгляд на распахнутую дверь. Впереди, как мне показалось, было абсолютно темно. Я шагнул вперед, сделал два шага, выйдя из светлого прямоугольника, освещенного из коридора, и остановился. Я слышал, что Роберт Карлович идет за мной. Дверь за спиной тихонько прикрылась. По скрипу полов и легкому движению воздуха я понял, что хозяин обогнул меня справа. Я продолжал стоять, довольно расслаблено. Через пару секунд метрах в пяти впереди вспыхнул изумрудный свет лампы с зеленым абажуром, стоявшей на круглом столе. Стол был покрыт темно-зеленой скатертью, явно старого, почти музейного вида. Я подумал, что на краях у скатерти должна быть бахрома, а то и кисточки. Но я их не видел – освещена была только поверхность стола. «Присаживайтесь, Андрей», – неожиданно появился из темноты Роберт Карлович, Черный Человек. «Значит, лампу зажег не он, или выключатель где-то на стене», – подумал я. Еще два года назад я бы слегка напрягся из-за мрака и как-нибудь пошутил про серых кошек в темноте или еще про что-нибудь. А сейчас, снова ощутив безразличие к происходящему, я подошел к столу, с некоторым трудом отодвинул тяжелый стул с высокой спинкой и сел. Я никогда не сидел на таких стульях. Под седалищем моим оказалась выпуклая сильно пружинящая подушка, как на диване. Я попытался придвинуть стул к столу, что получилось не сразу и с неприятным визгом ножек, скребущих пол – паркет, наверное, поцарапал. Я откинулся на спинку, но комфортнее не стало. Спинка оказалась абсолютно вертикальной,  а где-то в районе моих лопаток очень неудобно выступало что-то вроде подушки – удивительно неудобный стул. Я такие встречал во время путешествия в номерах в дорогих отелей. Однако, воспринимал эти стулья просто, как предмет интерьера, и мне в голову не приходило на них садиться. Пытаясь устроиться поудобнее, я сполз по спинке стула, зад мой съехал вперед, а голова оказалась немногим выше уровня крышки стола. Я замер в этом неловком положении и поднял глаза на Роберта Карловича. Оказалось, он все это время внимательно следил за мной. Я приветливо глянул ему в лицо и улыбнулся, мол, я прекрасно устроился и внимательно слушаю. «Такую обстановку, включая освещение, нам посоветовали выбрать психологи, – объяснил он. – Предполагается, что вам будет легче усвоить то, о чем мы с вами побеседуем». Я стер с лица улыбку и немного опустил брови. Остальными частями лица я постарался выразить понимающее выражение. И всё это – молча. Изменился я всё-таки за последнюю пару лет, повзрослел. Я ждал, пока заговорит мой собеседник. Ждал совсем недолго, и вскоре раздался неожиданный вопрос, произнесенный тихим отчетливым голосом: «Андрей, вы получаете удовольствие от жизни?»

Я отвел глаза. Да, я по-прежнему получаю удовольствие от комфорта, хорошей кухни, а вспоминая приключение с девушкой в купе, признаться, сейчас испытываю приятные чувства. Иногда я читаю книги, с удовольствием хожу в музеи. Почему бы мне не получать удовольствие от жизни? Тем более что забот особых нет, особенно, финансовых. Но вдруг, неожиданно для себя, я ответил:

– Только сиюминутное.

– А я ведь об этом предупреждал, правда? Помните?

Об этом предупреждении в течение последнего года я вспоминал куда чаще, чем хотелось бы. Практически каждый день. Помню и еще как. Но я ответил сдержано:

– Да, припоминаю.

– А почему так произошло, понимаете?

Я не понимал, но кое-что подозревал. Поэтому, будто бы только что догадавшись, сказал:

Вы что-то говорили о смысле жизни? И считаете, что у меня с этим сейчас какие-то сложности?

И тут, Роберт Карлович разразился речью. Наверное, не совсем правильно сказать «разразился». «Разразился», пожалуй, предполагает богатое использование голоса – от набатного гласа до шелестящего шепота. А он говорил всё время негромко и ровно, глядя, по большей части, куда-то вниз. А еще он встал и ходил, огибая круглый стол вместе со мной, время от времени скрываясь в темноте и вдруг возникая из нее. Иногда, вынырнув из темноты на другом конце стола прямо напротив меня, замолкал и внимательно смотрел мне в лицо. Молча. Потом снова продолжал речь. Думаю, что всё это ему тоже посоветовали психологи. Уж не знаю, как бы я отреагировал на это выступление, не будь темноты и яркого пятна освещенного стола, но тут был сильно впечатлен. Читал Роберт Карлович в моих сердце и душе куда лучше, чем я сам. Не было для него там загадок, а были там одни сплошные слова истины, набранные крупным и отчетливым шрифтом. И читал он их вслух не вдохновенно, а как-то скучливо, не высказывая, однако, презрения ко мне. А я сидел, слушал, и начинал понимать себя гораздо лучше, чем раньше. И то, что я про себя понял, не очень мне понравилось. А понял я с его слов приблизительно следующее:

Я – не лучше и не хуже многих. Но своим двухметровым ростом я превосхожу большее количество населения, чем умом или, скажем, интуицией. Особо обидного для себя я в этом заявлении ничего не усмотрел, хотя ничего приятного в том, что на земле живут миллионы людей, более талантливые, чем я, тоже не увидел. Я и сам об этом знаю, но зачем это произносить вслух? Дальше речи пошли еще менее приятные. Оказывается, превосходство некоторых других людей над собой я признаю лишь от безысходности и невозможности оспорить очевидные факты. Кто-то хорошо играет в шахматы или собирает кубик-рубик, а я – нет. Некоторые делают великие открытия, впервые доказывают сложнейшие теоремы и пишут талантливые симфонии, а я ни в чем таком не замечен. В то же время, и это довольно удивительно, до последнего момента меня не покидало ощущение собственной исключительности. По словам Роберта Карловича, такое присуще многим детям, но годам к двадцати у большинства нормальных людей проходит. А у меня, как он считает, этот процесс только-только запоздало начинается. Начинается, принося очень неприятные ощущения – краснухой хорошо бы переболеть в детстве. Тогда эта детская болезнь проходит, не оставив после себя ничего, кроме иммунитета. А в моем солидном возрасте краснуха является смертельно опасной болезнью и протекает очень тяжело. Далее, он довольно достоверно описал протекание моей запоздалой болезни.

Не имея никаких ярко выраженных талантов, свою гипотетическую исключительность я располагал где-то в области духовности. Очень удачное решение, не я первый его отыскал, многие так делают. Ведь духовность руками не потрогаешь и линейкой не измеришь – поди докажи, что я не самый-самый. А неоспоримую суетность своей жизни всегда можно было объяснить нуждою добывать хлеб насущный. Кроме того, добывание этого самого хлеба не оставляло слишком много времени для самокопания. Конечно, когда-то присутствовала в моей жизни и мечта. Как и положено мечте, была она вполне достойного свойства. Мечталось не тратить драгоценные мгновения жизни на поиски пропитания, а посвятить себя чему-то высокому и вечному. Чему именно, нужды придумывать не было, слишком много сил уходило на добычу упомянутого хлеба. И тут судьба, в лице своего полномочного представителя Роберта Карловича, избавила меня от всех меркантильных проблем. И чем же я занялся? Может быть, начал писать симфонии или гениальные живописные полотна? Искоренять несправедливость мира? Может быть, я, понимая, что не знаю пока, чем заняться, принялся преумножать свой капитал? Некоторые считают это крайне увлекательным занятием. Опять же, в мире, где деньги решают многое, к тому моменту, как я пойму, что именно хорошего и вечного мог бы сделать за счет дополнительных денег, я бы получил больше возможностей проявить свою духовность. Итак, проявил ли я свою неповторимость, выраженную в явной духовности? – Да ничего подобного! Конечно, заслуживают уважения попытки проконсультироваться по смыслу жизни у знающих людей. Одна встреча с Учителем Зеленой горы чего стоит. И чему научил Учитель? Помог как-то? А может он не великий и даже не учитель вовсе?

После завершения речи, Роберт Карлович бесшумно и с легкостью отодвинул стул со своей стороны стола, уселся на него и выжидательно уставился на меня.

С сентенцией про Учителя я склонен был согласиться и посомневаться в его величии вместе с Робертом Карловичем. Но симпатии к адвокату в тот момент это совсем не прибавило. И я разозлился и расстроился. Я ему так и сказал:

– Я разозлился и расстроился. Вы знали, что я за последние пару лет утратил ко многому интерес. Вы написали, что кто-то очень нуждается в моей помощи, и эту помощь могу оказать только я. Я ехал к вам обнадеженным. Мне казалось, что я могу кому-то помочь, уж не знаю кому, возможно, именно вам. Я был готов, ценой многих усилий, спасать кого-то. А может быть, я уже спас вас и вам стало легче после того, как вы вывернули на меня свой ушат помоев? Очень приятно, рад был оказаться полезным.

И тут он заулыбался. Он не улыбнулся, а именно заулыбался. Это было очень неожиданно. Я никогда не думал, что он может улыбаться. Вы видели когда-нибудь, как улыбается фонарный столб или, скажем, банкомат? А вот я, считайте, видел. Он улыбался и молчал, а я стал соображать, найду ли я в этой темноте дверь, чтобы выйти, и старался вспомнить, куда нужно поворачивать в светлом коридоре направо или налево, чтоб добраться до лифта. Понемногу улыбка исчезла с лица Роберта Карловича, и он уже деловым голосом произнес:

– Кажется, я забыл сказать, что у меня для вас две новости – плохая и хорошая. Одну вы уже узнали. А хорошую будем слушать?

– А как же! – демонстративно рассудительно сказал я. – Теперь вы меня вряд ли чем-то расстроите. Все оставшиеся новости определенно лучше. Валяйте!

И тут он заявил буквально следующее: «Андрей, вы действительно выдающийся. Возможно даже уникальный. У вас есть то, чего нет ни у кого или почти ни у кого. И я могу вам сказать, что очень скоро вы поймете, зачем живете». А еще он добавил: «И, знаете, я вам очень завидую. По-доброму, но очень сильно».

Никогда прежде банкоматы не выражали мне свою зависть.

– Я зажгу свет? – спросил Роберт Карлович. – Да, конечно, сделайте милость, – несколько ошарашено ответил я. В комнате медленно начало светлеть. Подняв глаза, я увидел, что никакой люстры наверху нет, а светится, с нарастающей яркостью, весь потолок.

– Нанотехнологии? – понимающе и значительно сказал я – мне хотелось его как-нибудь уязвить. Черный Человек тонко улыбнулся. Не похоже, чтобы я его обидел. Улыбнулся во второй раз! Поистине, я стал свидетелем чуда.

Оглядевшись по сторонам в посветлевшем помещении, я обнаружил, что мы находимся в не просто большой комнате, а в огромном зале. Наш круглый стол стоял недалеко от двери, в которую мы зашли, а противоположная стена была, видать, где-то за горизонтом. Во всяком случае, от моего взгляда ее скрывал некий туман, очень похожий на настоящий. Туман начинался метрах в двадцати от нас и, возможно, где-нибудь там же и заканчивался. Но впечатление создавалось такое, будто мы стоим в начале широченного коридора, уходящего вдаль – за горизонт, как я уже сказал, и хотелось туда идти и идти. Очень, знаете ли, впечатляло. Тутошние психологи дело свое знают.

– Вы, наверное, голодны, в поезде не покормили? – заботливо спросил Роберт Карлович. – Нет уж, спасибо, – сварливо отказался я. – Вы про мою уникальность лучше поскорее расскажите. Надеюсь, что-нибудь существенное, как у Питера Пена или Гарри Поттера?

– Определенно, более, как вы изволили выразиться, существенное, – доброжелательно ответствовал Роберт Карлович. – И хочу отметить, что мыслите вы, молодой человек, в абсолютно правильном направлении. – Он немного помолчал, ожидая, по-видимому, моей реплики. Не дождавшись, встал, резко развернулся, бросил небрежно через плечо: «А теперь следуйте за мной», – и двинулся в сторону тумана. Я последовал за ним. А что еще оставалось делать?

Как я и предполагал, противоположная стена в тумане обнаружилась довольно скоро, метра через три. Была она, как оказалась, блеклого светлого цвета, и не заметна даже на расстоянии вытянутой руки. В стене нашлась дверь, тоже белая, куда мы и вошли – сначала Роберт Карлович, затем я.

Следующее помещение оказалось похожим на лабораторию. Не думайте, что я никогда не был в лаборатории. Кроме школьной химической и медицинской, где у меня когда-то брали кровь для анализов, мне случилось побывать в одной настоящей научной лаборатории – биологической. Когда-то я ее посетил, готовя для глянцевого журнала статью про генную инженерию. В этой статье я исследовал ряд волнующих наших читателей вопросов. Вопросы были достаточно однотипными и все примерно такими: «Не грозит ли человеку опасность покрыться чешуей, если он кушает генномодифицированные персики, содержащие ген лосося». До сих пор помню выражение лица какого-то мелкого научного сотрудника, интеллигентного мальчика в очках, когда я ему эти вопросы зачитывал. Если вы, дорогой читатель, не успели ознакомиться с моей статьей, могу вас успокоить – ничего такого нам не грозит.

В дальнем конце помещения я увидел несколько дверей. Поймав мой взгляд, Роберт Карлович объяснил, что это входы в другие лаборатории.

Затем, он подошел к ближайшему лабораторному столу и, продолжая стоять спиной ко мне, зачем-то глянул на наручные часы. Потом, развернувшись ко мне, спросил:

– Скажите, Андрей, вы ведь материалист, не правда ли? И во всякого рода чудеса не верите?

Очень я не люблю такие вопросы. Почему-то эта сторона устройства мира начинает волновать людей нетрезвых (я имею в виду людей пьяных). Индивидуальные особенности моей физиологии не позволяют мне дойти до состояния, когда я бы смог обсуждать эту проблему на равных с вдохновленными собеседниками. Что касается моих истинных убеждений на этот счет, были они непоследовательны и расплывчаты. Поэтому я ответил уклончиво, что после того, как в детстве при мне в цирке распилили на две части молодую женщину в красивом купальнике с блестками, а она спустя пару минут вышла из-за кулис целой и начала раскланиваться, я готов верить почти всему.

И тут Черный Человек, покопавшись в кармане своего похоронного сюртука, вытащил из него небольшой пакет (или большой конверт, если угодно) и с очень торжественным выражением лица протянул его мне. Оказалось, что в конверте лежала вяленая вобла или какая-то ее родственница – довольно странное содержимое для кармана такого респектабельного джентльмена. Дежавю, прямо. Не далее, как сегодня ночью, впервые за пару лет я вспоминал о сухой соленой рыбе – верной спутнице пива. И снова я не сказал ничего легкомысленного, а просто спокойно ждал с вопросительным выражением лица. В ответ мне было предложено положить рыбку на лабораторный стол и обвести вокруг нее предоставленным мелком замкнутый контур, что я и сделал. Загадочные действия на этом не закончились. Из другого кармана черного пиджака был добыт небольшой камертон светлого металла и вертикально установлен неподалеку от сухой рыбы. «Похоже, мне хотят показать какой-то фокус», – сообразил я. Затем была зажжена газовая горелка, и на нее поставлена плошка с желтым порошком. Порошок вскоре начал плавиться и хлюпать пузырями, после чего был подожжен обычной зажигалкой. Горел он низким, но довольно ярким синим пламенем. Вскоре до меня донесся знакомый запах – мне в детстве случалось жечь серу. «Вы что-нибудь ощущаете? – спросил Роберт Карлович, – что-нибудь необычное?». Я понял, что речь идет не о запахе серы, его было бы сложно не ощутить, и отрицательно мотнул головой. На лице мрачного иллюзиониста отразилось легкое недоумение, и он на пару секунд задумался. Я отвел взгляд от его лица и начал осматриваться по сторонам. «А теперь внимание», – вдруг сказал Роберт Карлович. Он дождался, пока я снова посмотрю на него, и резко щелкнул ногтем по камертону. Звучал камертон, булькала, воняя, сера, я стоял возле стола, переводя взгляд с лица Роберта Карловича на лежащую на столе воблу и обратно. Так прошла пара минут. Затем, Роберт Карлович в полголоса, и как-то разочаровано, пробормотал, явно, обращаясь не ко мне: «Нас опередили». После чего, взглянул на меня и очень серьезно добавил: «Факир был пьян и фокус не удался. А жаль». Мне стало за него немного неловко. После этого он выключил горелку, закрыл плоской крышечкой смердящую плошку с серой и довольно быстро двинулся к следующему столу. Там он произвел несколько непонятных действий, и я догадался, что идет подготовка к новому фокусу.

– Начнем с пентаграммы, – задумчиво произнес Роберт Карлович, ни к кому не обращаясь.

Пять небольших разноцветных пирамидок, размером поменьше моего кулака, были передвинуты с края на центр стола и равномерно расставлены. В результате они образовали довольно правильный пятиугольник. Такая же операция была проведена и на соседнем столе. В центр обоих пятиугольников были помещены газовые горелки, с закрепленными над ними стеклянными колбами с широкими горлышками. В руках у упорного фокусника появилась небольшая, шарообразная стеклянная леечка, с очень длинным и тонким носиком, наполненная прозрачной жидкостью. Подчиняясь молчаливым указующим жестам Роберта Карловича, я взял у него из рук лейку, и начал один за другим наполнять оба сосуда, стоящих на горелках. И тут вдруг произошло то, о чем за последние годы я почти забыл. Сначала я просто ощутил очень сильный аромат и не сразу понял, что происходит. А потом до меня дошло – шалимар! То ли я от него отвык, то ли что-то изменилось, но показалось, что так сильно шалимар не благоухал еще никогда.

 

Сейчас самое время рассказать про «шалимар». Сначала расскажу, откуда взялось это странное слово. В детстве самым восхитительным ароматом, который я знал, был запах духов моей бабушки. Хрустальный флакон чудесной формы, почему-то на тонкой ножке, проживал на столике у трюмо в бабушкиной квартире. По назначению бабушка никогда флакон при мне не использовала. Это объяснялось тем, что флакон существовал в единственном экземпляре, и с ним была связана какая-то семейная история, которую я, к сожалению, уже в точности не помню. Кажется, флакон достался бабушке от её мамы и был единственным артефактом, оставшимся с «прежних» времен. Флакон, к слову сказать, был почти полным. Бабушка эти духи называла «Шалимар» и разрешала мне иногда их понюхать. Будучи уже вполне взрослым, я выяснил, что в двадцатых годах двадцатого века во Франции действительно стали выпускать духи под названием Shalimar.

Теперь расскажу про мой личный шалимар. Это вторая, после восприятия спиртного, особенность моего организма. Я сейчас хорошо помню, как когда-то в детстве, наверное, лет в пять-шесть, я этими шалимарами довольно сильно напугал родителей. Началось всё с того, что я пару раз спрашивал у мамы с папой, чем так хорошо пахнет, а они никакого запаха не ощущали. Запахи были разнообразные, но всегда приятные. Тогда-то это явление и было мною прозвано шалимаром. Поначалу родители не обращали особого внимания на мои шалимары, относя их на счет детских фантазий. Пожалуй, красочные подробности, с которыми я их описывал, их радовали – мальчик демонстрировал прекрасный словарный запас, впечатляющее ассоциативное мышление и замечательное воображение. Всё сильно изменилось, когда мама рассказала про шалимар своей приятельнице. Та была из медицинской семьи и, несмотря на то, что по образованию была инженером-конструктором, разбиралась в медицине куда лучше своих родителей и всех прочих медиков. Есть такая разновидность специалистов по врачебной науке. Подруга тут же объяснила маме, что всё это очень похоже на паросмию, обонятельные галлюцинации. А появляются эти галлюцинации, нужно сказать, вследствие поражения височных долей головного мозга и являются далеко не самым неприятным последствием такого поражения. Представляю, в каком ужасе были мои родители. Разумеется, меня начали водить к соответствующим врачам. Сначала в местную поликлинику, потом к каким-то известным докторам-профессорам. По счастью, никаких патологий у меня найдено не было, но до полного успокоения маме было очень далеко (что до отца, то он был убежден, что раз врачи ничего не нашли, значит ничего и нет). Увы, житейский опыт учит, что иногда болезни не обнаруживаются не только по причине их отсутствия. Поэтому, напуганная мама взяла с меня обещание, что если подобное будет повторяться, я тут же ей сообщу.

Шалимары проявлялись довольно регулярно, по нескольку раз в год. Став взрослее, я пытался связать их появление с какими-то объективными или субъективными факторами: тем, что я недавно съел, погодой, общим самочувствием и так далее. Я даже начал вести своего рода дневник, регистрируя обстоятельства появления и исчезновения очередного шалимара, особенности и силу его запаха. Как я уже говорил, все без исключения шалимары пахли приятно. Запахи могли быть очень разными и напоминать не только о цветах, но и о горячем асфальте, бензине, дымке костра, но, что интересно, никогда не вызывали пищевых ассоциаций.

Довольно скоро я обнаружил, что вдыхать воздух через нос, чтоб почувствовать шалимар совсем не нужно. Зажав нос пальцами, я продолжал ощущать запах. Завершиться шалимар мог по-разному. В некоторых случаях перед завершением аромат резко усиливался. Я бы сказал, что происходило некое подобие ароматического взрыва. Казалось, что благоухание распадается на составляющие, каждая из которых была, сама по себе, очень приятна. В течение мгновения я ощущал каждую из нот запаха. Они звучали одновременно, и не смешиваясь, чем-то напоминали звенящий музыкальный аккорд, и вдруг резко пропадали. Интересно, что прилагая лишь небольшие усилия, я мог отличать реальные запахи от фантомных шалимаров. Для этого даже не приходилось зажимать нос.

А некоторые шалимары завершались иначе. Они могли длиться довольно долго, иногда неделями. В таких случаях, я о них забывал, почти переставал чувствовать. Но в любой момент мог, вспомнив про шалимар, ощутить его аромат. Или не ощутить. Некоторые шалимары завершались тихонечко, без ароматического взрыва.

Выполняя обещание, данное маме, я несколько раз сообщал ей о шалимарах. В первое время после нашего посещения врачей, я это делал каждый раз, когда они проявлялись. Потом, сообразив, что за таким признанием неизбежно следует визит к доктору и мамины волнения, я стал сообщать только о тех случаях, когда аромат был особенно силен. К окончанию школы, я вовсе перестал тревожить маму шалимарами. Сказал, что больше ничего такого не происходит.

Пару лет назад, незадолго до знакомства с Робертом Карловичем, шалимар напомнил о себе по-новому. Ко мне обратился незнакомый человек, врач, который писал диссертацию, связанную с обонятельными галлюцинациями. Врач попросил разрешения ознакомиться с моими личными записями, в которых я когда-то регистрировал свои шалимары, пытаясь найти какую-то закономерность их появления. Я с легким сердцем подарил ему свои дневники – мне они абсолютно не были нужны, а возможность послужить науке, не особенно себя напрягая, меня порадовала.

 

Итак, представьте ситуацию. Я стою, замерев со стеклянной лейкой в вытянутых руках, и пытаюсь вспомнить, что именно мне напоминает аромат шалимара. Запах, определенно не цветочный, а какой-то, я бы сказал, технический, индустриальный. Знакомый и незнакомый одновременно. Не подумайте, что я впал в какое-то оцепенение. Точнее, впал, но вполне добровольно – в любой момент я мог бы из него выйти. И не сделал этого сразу, так как хотел вспомнить, что это за аромат. Собственно говоря, именно так я всегда и реагирую на шалимар. Вывел меня из этого состояния, прервав приятнейший процесс идентификации, озабоченный голос моего иллюзиониста:

Андрей, что-то почувствовали?

– Шалимар, – машинально ответил я.

– Отлично! Зажгите горелку, любую, – предупреждая мой вопрос, скомандовал Роберт Карлович.

Что я и сделал, повернув краник горелки на ближайшем к себе столе и поднеся к ней свою зажигалку. Тут же произошел сильнейший ароматический взрыв. Загадочный производственный запах шалимара, оказалось, состоял из нескольких ароматов и вовсе не только технических. Отчетливо ощущались горькая душистость степных трав и тревожащий аромат неизвестных пряностей. Явственно слышались запахи нагретого работающего механизма и, почему-то, земли или глины. Ясно прослушивалось благоухание цветов – незнакомых и, определенно, экзотических. Еще я ощутил запах, похожий на уксусный, но и он доставлял наслаждение.

– Сколько запахов? – взволнованным и слегка прерывающимся голосом спросил Роберт Карлович.

– Пять, – сразу и не задумываясь, ответил я.

– Очень хорошо, просто прекрасно! – просиял Роберт Карлович.

Ароматический взрыв завершился, и все запахи исчезли. Я поставил леечку на стол и уставился на пламя горелки, наблюдая знакомую картину. Сначала на дне, а потом и на стенках колбы начали образовываться маленькие пузырьки. Вот они начали увеличиваться и отрываться, всплывая вверх. Прошло еще немного времени и жидкость в колбе, закипев, начала весело булькать.

– Андрей, – негромко позвал меня Роберт Карлович. – Посмотрите на другую горелку!

Я перевел взгляд на соседний стол. Вторая колба вела себя точно так же, как первая. В ней бурлила, кипя, бесцветная жидкость. Отличие было только в одном – пламени над горелкой не было, а прекращать кипение колба явно не собиралась.

– Выключите горелку, пожалуйста, – попросил Роберт Карлович.

Я дотянулся до горелки и повернул краник. Вода тут же перестала кипеть. Еще несколько крупных пузырей оторвались от дна колбы, и вода успокоилась. Я быстро повернулся ко второй горелке. Я уже догадывался, что там увижу. Действительно, вода во второй колбе не бурлила, а вела так, как и положено вести себя воде, под которой не горит огонь. Я приблизил ладонь к колбе и ощутил тепло нагретого стекла, после чего вопросительно взглянул на организатора этого представления. Роберт Карлович внимательно смотрел на меня и, очевидно, ждал вопросов.

– Что это за жидкость? – спросил я.

– Вода, обычная вода. Вода из-под крана.

– А в чем заключается фокус? – я постарался, чтобы мой голос звучал спокойно и умеренно заинтересованно. Честно говоря, я не испытывал уверенности, что был свидетелем именно фокуса. Мне начало казаться, что появление шалимара было не случайным. – Это как то связано с ароматами?

– Совершенно верно. Пойдемте, выпьем по чашечке кофе, и я вам постараюсь всё объяснить.

Я проследовал за Робертом Карловичем к двери, ведущей в большой зал, и вошел вслед за ним в туман. Через пару шагов туман рассеялся, и вдали я увидел круглый столик на том же месте, где мы его оставили. Подойдя ближе, я обнаружил, что на краях зеленой скатерти, свисающей почти до самого паркета, действительно есть бахрома и кисточки. Сильно пахло хорошим кофе. На столе стояли высокий белый кофейник, сахарница и пара чашек на блюдцах. Рядом с кофейником возвышалось многоэтажное блюдо, наполненное крохотными ни то печеньями, ни то пирожными, выглядевшими очень привлекательно. Мне показалось, что сквозь аромат кофе, я различаю запах заварного крема и шоколада. Все предметы были явно из одного сервиза. Мне всегда нравилась фарфоровая посуда без узоров. А эта была, вдобавок, матовой, без глазури. Кажется, такой материал называется бисквит.

Мы оба, молча, заняли свои стулья. Я бы не очень удивился, если б по щелчку пальцев, кофейник сам начал за нами ухаживать – всё вместе сильно напоминало сказку про аленький цветочек. Поскольку кофейник не проявил должной учтивости, кофе разлил сам хозяин. Он уже не вызывал ассоциаций с Черным Человеком или иллюзионистом. На ум приходил скорее аристократический чудаковатый хозяин древнего замка. Я, не произнеся ни одного слова, выпил две чашки кофе и съел с полдюжины маленьких пирожных. Всё-таки это были пирожные, а не печенья. Удивительно вкусные пирожные. Хотелось узнать, действительно ли мы пьем кофе-эспрессо, а если да, то почему он налит в кофейник. Очень меня также интересовало, правда ли, что материал сервиза называется бисквит. Еще, на языке вертелся вопрос о многоэтажном блюде – есть ли для него какое-то специальное название. Занимала меня также зеленая лампа – куда и зачем она подевалась со стола. Я попросил разрешения закурить и получил благосклонное согласие. Почему-то захотелось говорить о сортах табака и марках сигарет или на какую-нибудь другую интересную тему. Не желал я говорить лишь об одном – о том, что я наблюдал в лаборатории несколько минут назад. Уж не знаю почему, но мне было пришло в голову, что скоро меня ждут большие перемены и перемены опасные. Я ощущал, что перемены эти связаны с шалимаром, и меня это пугало. Я успел пожалеть, что вернулся в Москву, и тут Роберт Карлович, не дождавшись от меня вопросов, начал рассказывать о вещах абсолютно невероятных. Как легко догадаться, речь шла о секвенциях. Именно в тот день я впервые услышал это слово.

Глава V

Роберт Карлович рассказывает про алхимика. Откуда берутся секвенции? Вождь Тумба-Юмба и праведники. Траутман будет суперменом. Роберт Карлович улыбается. Траутман едет ночевать в своей квартире. Первые впечатления о квартире.

Свои объяснения Роберт Карлович начал с рассказа про алхимика, который с помощью рецепта из древнего манускрипта превратил кусочек свинца в золото. Алхимик поведал об этом герцогу – своему покровителю. Обрадованный герцог велел начать производство золота в промышленных количествах, но у ученого ничего не получилось. Рецепт сработал ровно один раз. После нескольких неудачных попыток герцог велел казнить несчастного алхимика.

Роберт Карлович объяснил, что древний документ содержал рецепт секвенции – определенной последовательности действий, вызывающих явление, которое нарушает известные законы природы. Такое чудесное явление принято называть мираклоидом. После возникновения мираклоида секвенция как бы засыпает на некоторое время. Той алхимической секвенции предстояло проспать шестьдесят три года. Эти годы носят название «периода безразличия». Большинство известных нам чудес, если они действительно имели место, являются последствием различных секвенций.

– А шалимар – это сигнал о том, что образовался мираклоид? – догадался я.

– О мираклоиде свидетельствует то, что вы называете ароматическим взрывом, – уточнил Роберт Карлович. – А шалимар начинает ощущаться после того, как происходит одно из событий, составляющих секвенцию.

– Предпоследнее событие? – предположил я.

– Не обязательно предпоследнее. Мы поговорим об этом попозже.

Тут мне в голову пришла интересная мысль, которую я поспешил озвучить.

– А секвенция с воблой не сработала из-за того, что кто-то недавно ее воспроизвел, и мы столкнулись с периодом безразличия? А что, кстати, должно было произойти?

Роберт Карлович одобрительно поднял брови:

– Вы весьма сообразительный молодой человек. Я был уверен, что мои объяснения потребуют куда больше времени.

– А всё-таки, что должно было произойти?

– Поверьте, Андрей, это абсолютно несущественно. Просто вы бы ощутили ваш шалимар, и случилось бы нечто, не поддающееся объяснению в рамках ваших представлений о возможном и невозможном. Похоже, вам с некоторой вашей несдержанностью не совсем удобно следовать моей логике изложения, – с оттенком сожаления продолжал мой наставник, – поэтому можете в любой момент меня прервать и задать вопрос.

– Отлично, у меня уже появилась куча вопросов. Например, в секвенции обязательно принимает участие огонь?

– Нет, совсем не обязательно. Дело в том, что многие секвенции были открыты жрецами древних богов и алхимиками, а и те и другие очень любили всякие игры с огнем, так как придавали пламени большое значение. Поэтому часть секвенций, знания о которых пришло к нам из этих источников, нередко включают в себя огонь в том или ином виде.

– А как обнаруживают новые секвенции? Я понимаю, что можно с определенной точки зрения изучать старые тексты, а потом, пытаться воспроизвести обстоятельства, при которых случались необъяснимые явления. Но ведь кто-то когда-то нашел эти секвенции, не пользуясь чужими записями?

– Это очень важный вопрос, Андрей. Я рассчитывал поговорить об этом попозже. Но раз уж вы спросили, то давайте попробуем прямо сейчас. Предварительно мне бы хотелось предупредить вас о некоторых вещах. Я – один из лучших специалистов по секвенциям, и я не намерен скрывать от вас, что бы то ни было. В то же время, вы должны понимать, что мои объяснения выражают только мое частное мнение. Мое мнение может отличаться не только от мнений других специалистов, но, к сожалению, и от того, как дела обстоят на самом деле. Это понятно?

– Да, вполне.

– Тогда перейдем к источникам знаний о секвенциях. К сожалению, аналитически вывести секвенцию невозможно. Более того, даже зная секвенцию, которая объективно существует, вы никогда не вычислите ее последствий. Изучая составляющие события неизвестной секвенции, вы никогда не определите, увеличит ли она урожай редиски на вашем огороде или вызывает цунами. Более того, есть основание полагать, что масштаб последствий секвенции не зависит от количества событий, её составляющих. Вполне можно допустить, что секвенция, пригодная для лечения бородавок, состоит из сотни элементов. В то же время, секвенция, предположительно вызвавшая мировую катастрофу, в результате которой вымерли динозавры, могла бы состоять всего лишь из пяти элементов.

– То есть единственным способом обнаружить новую секвенцию является тупой перебор сочетаний всего и со всем? Но, как я догадываюсь, вам известно довольно много секвенций. Как-то не верится, что они были открыты с помощью прикладной комбинаторики!

– Я не думаю, что много секвенций было открыто случайно, с помощью, как вы выразились, комбинаторики, – иронически сказал Роберт Карлович. – Хотя кое-что мы определенно получили от алхимиков, пытавшихся варить черную крысу в молоке её матери и совершавших массу подобных странных действий. В таких случаях, скорее было важным то, что алхимики толком не знали, что именно у них может получиться и фиксировали все мало-мальски необычайные последствия. В то время как обычный человек, случайно воспроизведший секвенцию, просто не соотнесет странных поступков со странными последствиями. А главное другое, Андрей. Существует совсем иной способ получить новые знания.

Я почувствовал, что услышу сейчас что-то совсем уж интересное. Хотя куда уж интереснее? Похоже, что намеки Роберта Карловича про обретение мною нового смысла жизни совсем не беспочвенны. Мне казалось, что я просыпаюсь от долгого томительного сна, и меня ждет огромное количество очень увлекательных дел.

– Другой источник сведений о новых секвенциях довольно неожиданный, – продолжил свой рассказ Роберт Карлович. – Иногда человек вдруг просто понимает, какую секвенцию нужно составить, чтобы получить желаемое. Заметьте, он понимает не только последовательность нужных событий, но и их результат. Кстати, слово «понимает» здесь не совсем уместно. Не понимает, а знает. Вдруг, ниоткуда приходит отчетливое и странное знание.

– А есть какие-то закономерности? К каким людям приходит такое знание? – возбужденно спросил я.

– Хороший вопрос, – кивнул головой Роберт Карлович. – А ответ на этот хороший вопрос воистину удивителен. Такое знание чаще всего приходит всякого рода праведникам и религиозным подвижникам.

– Христианским праведникам? – зачем-то спросил я, уже понимая, что в античные времена, никаких христиан не было, а часть знаний о секвенциях пришла именно из тех времен.

– Совсем необязательно, – ответил Роберт Карлович. По его взгляду я догадался – он понял, что я уже сообразил про античность и христиан. – Знания приходили самым разнообразным праведникам – христианским, мусульманским, иудейским, поклонникам культов Ваала и Кали, не говоря уж о буддистах. Добавлю, что, условно говоря, почитателям идола Тумба-Юмба из африканского племени Ням-Ням, тоже случалось получить нужного рода просветление.

– Но это ведь странно, правда? – удивился я. – Определенно, поведение святых людей в различных религиях сильно отличается. Удачливый поклонник Тумбы-Юмбы, прославившийся особо успешными уничтожением популяции соседнего племени, вряд ли будет считаться достойным христианином или мусульманином.

На последнем моем слове Роберт Карлович иронически хмыкнул.

– Ладно, – согласился я. – Допустим, что во имя Аллаха, как и во имя Христа, добрые верующие с увлечением резали, жгли и душили, а в последнее время еще и взрывали. Допустим. Но православный схимник, проводящий все дни в молитвах, не должен вызывать симпатии у Тумбы-Юмбы, так ведь? А вы пытались проанализировать, чем именно отличились различные праведники, получившие соответствующее просветление?

– Пытались, Андрей. Пытались, – на лице Роберта Карловича появилась озабоченность. – Мы-то всего лишь анализировали доступные нам факты. А некоторые искатели истины в своё время пришли к выводу, что всё дело в перенесенных праведниками страданиях и эти «некоторые» начали производить мучеников конвейерным способом. Своего, правда, они не достигли, но население проредили изрядно.

Мои мысли вдруг приняли другое направление.

– А вот вы уже несколько раз сказали слово «мы». В «мы» это – кто? Группа лиц, организация?

Роберт Карлович на пару секунд задумался. Похоже, мой вопрос был немного преждевременным. Потом он поднял глаза к потолку и еще секунд десять что-то там разглядывал. Затем, избегая почему-то смотреть мне в глаза, очень тихо произнес:

– Мы – это весьма ограниченная группа лиц, объединенных в различные организации. Точнее сказать, большая часть людей, имеющих представление о секвенциях, принадлежит к тем или иным организациям.

Он явно чего-то недоговаривал, но мне показалось, что если я задам правильный вопрос, то получу нужный ответ. Кажется, я зацепился за что-то, о чем мне рассказывать не собрались. Пока, во всяком случае.

– Между организациями нет полного единства и взаимопонимания? – уточнил я.

– Вы очень деликатно выразились, Андрей. – Лицо Роберта Карловича сделалось одновременно грустным и раздраженным. Я подумал, что это раздражение относилось совсем не ко мне. – С взаимным пониманием дела у нас обстоят совсем плохо. Довольно сложно, знаете ли, быть конгениальными с группировкой, ищущей секвенцию, которая приведет к концу света. И дружить с теми, кто ищет рецепт, как бы извести всех, кто не должным образом чтит Создателя, тоже не получается. Впрочем, кроме знания о секвенциях, нас объединяет еще одна вещь. Мы все понимаем, что это знание не может сделаться всеобщим достоянием.

– Почему бы и нет? – спросил я, чувствуя, что кое-что мне перестает нравиться, – вы, ведь, не против того чтобы рассекретить знания о таблице умножения?

– Андрей, – спросил Роберт Карлович. – Если бы у вас был рецепт, как из подручных средств сделать атомную бомбу, вы бы опубликовали его в интернете?

– Разумеется, нет, – быстро ответил я.

– А если бы у вас был десятилетний сын, вы бы ему открыли комбинацию своего домашнего оружейного сейфа, где держите охотничье оружие?

У меня нет ни сына, ни сейфа с ружьями, но я вынужден был ответить отрицательно. Не открыл бы сыну секрета золотого ключика.

– Спрашивайте еще, – предложил Роберт Карлович.

– А почему вы рассказали о секвенциях мне? Почему выбрали меня и как меня нашли? – тут мне в голову пришла еще одна мысль. – А уважаемый Себастьян Траутман действительно мой родственник? Почему он не захотел со мной встретиться в Соединенных Штатах? Если не родственник, то зачем мне дали столько денег? Вполне можно было бы меня нанять на работу за жалованье и не слишком большое, притом. А что объединяет людей внутри одной организации? И кто вы такой сам, в конце концов, и зачем вам нужен я?

Роберт Карлович потешно замахал ладошками.

– Андрей, – успокаивающе сказал он. – Поверьте, со временем вы получите все ответы, которые я смогу вам дать. Не спешите. Прямо сейчас я отвечу на ваш последний вопрос. Вы обладаете неким даром, который, как я надеюсь, поможет предотвратить катастрофу. Очень серьезную катастрофу мирового масштаба. У вас есть дар, но нет знаний и силы. И то и другое мы вам сможем дать.

– Со знаниями я уже более-менее понял, – слегка иронично сказал я. – А что там с силой? Вы будете заниматься со мной физкультурой и научите секретным приёмчикам?

– Не совсем, – мягко ответил Роберт Карлович. – Просто мы из вас в кратчайшие сроки сделаем супермена.

– Того самого, в голубом трико и с большой красной «S» на груди? – обрадовался я. – Я смогу летать выше самолетов и нырять глубже батискафов? И пули от меня будут отскакивать? А я смогу побороть сто человек?

– Мне нравится ваш веселый характер, – улыбнулся Роберт Карлович. Улыбнулся в третий раз за сегодняшний день!

 

Ночевать меня отправили домой, в мой новый и первый в моей жизни собственный дом. Неразговорчивый шофер, мрачноватостью и стилем одежды напоминающий Роберта Карловича в молодости, за двадцать минут довез меня на знакомой черной машине с затемненными стеклами до моего нового жилища. Научил меня пользоваться пластиковыми карточками-ключами и проводил до дверей моей квартиры. От немедленного осмотра своего подземного гаража я отказался, справедливо рассудив, что у меня еще будет время познакомиться и с гаражом, и с чудо-автомобилем, который меня там ждал. Шофер предупредил, что будет ожидать меня возле дома в семь часов утра, и откланялся. Я приложил свой пластиковый ключ к стальной пластине на двери, как научил меня шофер, и дверь с приятным щелчком открылась. Искать выключатель в прихожей мне не пришлось, как только я переступил порог, в коридоре сам собой зажегся свет. Пустовато у меня в прихожей. Не пустовато даже, а просто пусто, только в ближайшем углу стоит низенькая табуретка, предназначенная, наверное, для комфортного снятия и надевания обуви. Я вспомнил, что в коридоре во всех стенах скрыты встроенные шкафы, но разыскивать их прямо сейчас ни нужды, ни желания не было. Цвет прихожей мне, честно сказать, не понравился. Я хорошо помнил, что именно я сам настоял на этом зеленом, слегка кислотном цвете. Дизайнер, рабская душа, предлагавший изначально светло-бежевый цвет, очень одобрил мой выбор. Не то чтобы я его в этот момент сильно осуждал, но он мог бы быть понастойчивее.

Я провел взглядом по коридору в поисках уютных домашних тапочек и не обнаружил ничего похожего. Тщательно вытерев подошвы туфлей о мохнатый коврик кислотной расцветки, лежащий у входной двери, я уверенно двинулся на кухню. Планировку квартиры я хорошо изучил дистанционно через интернет. Когда я был в этой квартире в первый и последний раз два года назад, на полу еще была только бетонная стяжка, а на ровных серых стенах не было и следа обоев.

Я отложил подробное исследование квартиры до лучших времен, принял душ и улегся спать.

Глава VI

Траутмана похитили. Он подозревает Роберта Карловича. Знакомство с похитителем, которому Траутман соглашается оказать услугу. С Траутмана берут нерушимое обещание, используя полиграф. Петров демонстрирует добрые намерения и рассуждает о секвенциях. Как Петров искал мать для своего сына.

Было без десяти минут семь. Я очень не люблю ждать, и мне не нравится, когда ждут меня. Поэтому я вышел из подъезда своего дома заранее и проследовал за ограду. Черная машина с затемненными стеклами уже ждала меня. Не успел я плюхнуться на переднее пассажирское сидение, как машина рванула с места. Оказалось, что при мощном старте покрышки визжат не только в кино. Я повернулся к шоферу, собираясь, как мужчина с мужчиной обсудить крутящий момент, число лошадиных сил и прочие, дорогие сердцу любого водителя, вопросы. Шофер был не вчерашний – другой. По стилю оба они не слишком отличались – такой же черный костюм и неприступное выражение лица. Еще одна копия Роберта Карловича в юности. В том, что это другой человек, я не сомневался – у сегодняшнего водителя были смешные мушкетерские усики, закрученные колечками кверху. Уж я-то хорошо знаю, что такие усики за ночь не отрастают. У некоторых они не отрастают вовсе, как я уже, кажется, упоминал. Ни за ночь, ни за две, ни за полгода. Ваш покорный слуга трижды пытался сделаться заводчиком усов. Наилучшее мое достижение в этом направлении напоминало зубную щетку из натуральной свиной щетины, отслужившую двадцать лет на фронте гигиены ротовой полости.

Настроение у меня было самое благодушное и несколько игривое. Поэтому я планировал высказать водителю пару-тройку комплиментов касаемо усов. Еще я собирался уяснить точный смысл слова «нафабренные», значение которого я, в общем и целом представлял, но хотел бы уточнить. Почему-то я был уверен, что шофер владеет этим термином досконально. Едва я открыл рот, чтобы произнести учтивую глупость, как шофер резко произнес: «Дайте сюда вашу левую руку, скорее!». Я не очень понял, как именно следует «дать руку», но сообразил, что речь идет о чем-то серьезном, и протянул руку влево, поместив ладонь где-то между рулем и физиономией водителя. Не отрывая взгляда от дороги, коварный возничий ткнул меня в тыльную сторону кисти чем-то острым. Мне сделалось очень больно, о чем я с возмущением собрался сказать этому негодяю. Но вместо этого закрыл глаза и заснул.

 

То, что меня похитили, я сообразил далеко не сразу. Сначала я решил, что это Роберт Карлович, руководимый своими психологами, снова ищет, как бы подоходчивее преподать мне новые знания. Если бы я более усердно старался извлекать уроки из всего, с чем сталкивался в жизни, в том числе и из продукции Голливуда, правильное понимание ситуации пришло бы гораздо раньше. Поистине только глубокая недооценка американских фильмов не позволила мне сразу сообразить, что я стал жертвой похищения, после того, как я обнаружил себя посреди небольшой комнатки, накрепко привязанным к деревянному креслу с подлокотниками. Попытки пошевелить рукой и ногой ни к чему не привели – руки были пристегнуты ремнями к подлокотникам, а ноги еще к чему-то. К чему именно мне установить не удалось, так как нагнуться вперед мне мешал ремень, довольно туго обхвативший мою грудь. Зато голова была абсолютно свободна. Я мог вертеть ей без помех во все стороны, чем тут же и воспользовался. Из предметов мебели, кроме того, на котором я сидел, в комнате присутствовало еще одно кресло, стоявшее в паре метров передо мной. В отличие от моего, это кресло выглядело мягким и довольно уютным. Сама комнатушка была явно после евроремонта. Если кто не знает значения этого термина, с удовольствием объясню. Это когда между смежными стенами, а также между стенами с полом и потолком образуются углы ровно в девяносто градусов. А сами стены и потолки при этом совершенно плоские и ровные. Безукоризненность прямых углов мне сразу бросилась в глаза, поскольку по размерам комнатка в точности напоминала мою Медведовскую конурку. Небольшая дверца – единственный выход из комнатенки, она же вход, находилась прямо перед моими глазами. Поэтому я перестал вертеть головой и постарался заняться чем-то продуктивным. Чтобы не терять времени зря, я начал сочинять фразу, которой поприветствую дешевого фигляра Роберта Карловича. Сейчас я жалею, что забыл сочиненную речь. Поверьте, это большая потеря для риторики. В Университете, в рамках учебного плана, мне приходилось учить наизусть знаменитую «O tempera, o mores». Авторитетно заявляю, что в моей речи иронии, яда и гражданского пафоса было процентов на пятнадцать больше, чем у Цицерона. Я допускаю, что Демосфен в своих «Филиппиках» приблизился по накалу страстей к моему утраченному произведению, но полной уверенности в этом быть не может. Трудно представить, что кто-либо мог испытывать к Филиппу Македонскому чувство негодования, соизмеримое с моим по отношению к коварному Роберту Карловичу.

Причина того, что моя речь не сохранена для истории, довольно проста. Мне не пришлось прочитать эту речь адресату, и со временем я её позабыл. Роберт Карлович оказался совершенно ни при чём, и напрасно я подозревал его в намерении бросить меня в глубокий омут, чтоб научить плавать. Когда дверца неожиданно открылась, оказалось, что за ней скрывался вовсе не Черный Человек. Точнее сказать, по одежде его, иначе как черным человеком назвать было бы сложно – все те же черные брюки, ботинки и пиджак. Но пиджак Роберта Карловича, по сравнению с тем, что предстал передо мной, был просто легкомысленной богемной курточкой. А сам Роберт Карлович годился вошедшему, если не во внуки, то в младшие сыновья. Появившийся в комнате человек был очень высок, стар и, я бы сказал, дряхл. Десницею он опирался на клюку (это была именно клюка, а не трость, несмотря на обильную отделку серебром), а левой лапищей придерживался за руку молодого человека. Рука юноши для пущего удобства старого джентльмена была свернута в калачик. Он едва доставал своей небольшой головой, с гладко зачесанными назад черными волосами, до плеча старого гиганта. Я поглядел на лицо молодого человека и сразу понял, что передо мной хлыщ, натуральный хлыщ. Прежде мне не случалось встречать хлыщей, правда, я о них много слышал. Молодой человек являлся стопроцентным хлыщем, сомнений в этом никаких не было. Если отвлечься от некоторых частностей, можно было бы сказать, что этот день начался в познавательном смысле для меня крайне удачно. Еще не пришло время второго завтрака, а я уже повстречался с настоящими нафабренными усами и натуральным хлыщем.

Хлыщ кое-как дотащил развалину до мягкого кресла, куда ее и посадил. Придал ногам патриарха естественное положение, руки положил на бархатные подлокотники, прислонил клюку к креслу, а сам начал пятиться задом к двери. Добравшись до двери, он бросил на меня многозначительный взгляд и вышел, тихонечко притворив за собой дверь.

Старый джентльмен сидел и таращился на меня. Лицо у него было примечательное – очень маленькое личико на очень большой голове. Интересно, что пространство между неестественно густыми черными бровями и редкими белыми волосами воспринималось не как лоб, а просто как часть головы. Выражение лица было очень серьезным. Но не мрачным, как у Роберта Карловича, а скорее грозным. Я, с видом гордым и спокойным, смотрел ему прямо в глаза. В глазки, правильнее сказать. Были они маленькие и очень светлые. Я был уверен, что этот колёр они приобрели не сразу, а в результате не менее чем вековой линьки. Наверняка когда-то они были голубыми, карими или даже черными. Уверен, что в далекие годы этот взгляд был поистине месмерическим. Эта мысль мне пришла в голову, когда я почувствовал, что старик ухитряется прожигать меня даже этими своими бледными брызгами. Поиграв со мной в гляделки еще пару минут, старый человек заговорил. Голос у него оказался очень низким, сильным и, я бы сказал, неожиданно молодым. Первыми его словами были такие:

– Траутман, ты единственный человек, который может помочь мне в очень важном деле.

Когда ко мне обращаются на «ты», как правило, у меня реакция однозначная – я тут же начинаю «тыкать» в ответ. Предпочитаю симметричные отношения, знаете ли. Но обратиться к этому патриарху на «ты» мне просто не могло прийти в голову.

– Кто вы и где Роберт Карлович? – слегка нервно спросил я, после чего добавил с искренним негодованием: – Вы уверены, что сначала человека нужно связать и лишь потом просить о помощи?

– Отвечаю по порядку, – громко произнес голосистый старик, – Боюсь, моя фамилия тебе ничего не скажет. Но ты называй меня Петров. Роберта Карловича здесь нет. После того, как выполнишь мое поручение, сможешь с ним увидеться. О помощи я уже много лет никого не прошу. Просто ты мне поможешь и, поверь, это пойдет тебе на пользу.

– Петров, – проницательно сощурив глаза, медленно произнес я, – определенно я уже где-то слышал эту фамилию.

В ответ Петров насупил свои густейшие черные брови, в результате чего сделался похожим на Бармалея, и угрожающе засопел.

– Эх, Роберт Карлович, не успел ты из меня Супермена сделать, – загрустил я. Почему-то в этот момент мне на полном серьезе показалось, что попади я в руки Петрова чуть попозже, ремни, которыми я унизительно связан, валялись бы порванными на полу, а сам я, подняв правую руку со сжатым кулаком, уже летел вверх к свободе, прошибая перекрытия. Ну почему, стоило мне почувствовать вкус к жизни, как сразу же приключилась эта дурацкая история? Ну ладно, коли я не Супермен, придется как-то договариваться.

– Господин Петров, – светским тоном начал я.

– Я тебе не господин! – отрезал Петров.

– А как же мне вас называть? – удивился я.

– В мире миллионы Петровых, – загрохотал Бармалей. – Среди них есть господа Петровы, товарищи Петровы, а еще мистеры, сэры, геноссе и синьоры. Имеются Иваны Иванычи Петровы, Иваны Петровичи, Сан Санычи и Абрам Исакычи. А я – Петров. Просто Петров, единственный просто Петров. Тебе понятно, Траутман?

– Да, – зачем-то соврал я. Связанный Траутман не хотел злить грозного Бармалея. Бармалей продолжал смотреть на Траутмана и чего-то ожидал.

– Хорошо, пускай Петров, – согласился я. – Скажите, чем бы я мог вам помочь?

Петров перестал сопеть, пристально посмотрел на меня и произнес:

– Траутман, ты видишь, я очень стар, – я смущенно пожал плечами и отвел глаза. Этого было бы сложно не заметить, я ведь не слепой.

– Судьба моя сложилась так, что у меня нет наследника, – продолжал старик. – Мне очень нужен наследник, – завершил он монолог и выжидательно посмотрел на меня.

Ага, похоже, это еще один Себастьян Траутман решил передать мне свои миллионы, сообразил я. Но зачем же похищать и связывать? О такого рода услуге вполне можно договориться мирным путем, тем более, опыт у меня какой-никакой имеется.

Последующие слова Петрова показали, что я не совсем точно уловил его идею.

– Я хочу, чтобы у меня родился сын, – произнес он и снова уставился на меня. Мысли в моей голове замельтешили, я попытался поймать хоть одну из них, чтобы понять, чем я могу помочь старому джентльмену. В нервном порхании своих догадок мне удалось зафиксировать всего две идеи – плохую и очень плохую. Плохая идея была такой: «донор спермы», а очень плохая: «донор органов». А ведь первая идея не такая уж и плохая, малодушно сказал я себе. Хорошая такая идея, забавная. Про вторую идею думать не хотелось. Петрову вскоре надоело молчать, и он перешел к сути дела.

Оказалось, что басовитый старик относится к избранному меньшинству, посвященному в тайну секвенций. И известна Петрову одна очень любопытная секвенция. В ней принимают участие мужчина и женщина. Из чего состоит эта секвенция, Петров мне сейчас не расскажет, но для простоты я могу считать, что мужчина и женщина капают понемногу своей крови в чашу с вином и выпивают эту чашу на двоих. Если секвенция сработает, и эта пара в течение суток после этого произведет зачатие ребенка, пол ребенка однозначно известен – это будет мальчик.

Нужно сказать, что я считаю себя не последним специалистом по прогнозированию пола ребенка. В былые времена статья на эту волнующую тему, подписанная неким Траутманом, была опубликована в моем любимом журнале для успешных женщин и имела немалый успех. Работая над этой статьей, я применил свой любимый творческий метод: что можно, взять из интернета, а остальное придумать. Для начала, я перечислил более или менее известные факторы, влияющие на пол ребенка. Источником этих сведений, как легко догадаться, был неисчерпаемый интернет. Мною были упомянуты различные диеты и календарные расчеты трех видов – базирующиеся на менструальном цикле будущей матери, биоэнергетических циклах обоих супругов и третий вид, идею которого я так и не понял. Особое внимание я уделил позам, предпочтительным для зачатия ребенка нужного пола. Вопрос поз для зачатия и имитации такового меня всегда живо интересовал, поэтому к бреду, изловленному в мировой сети, я добавил толику своего собственного. Не обошел стороной я и влияние ИПД, интенсивности половой деятельности партнеров, на пол будущего ребенка. Замечу, что в последний метод я искренне верю. Этим фактором прекрасно объясняется статистически достоверный всплеск рождения мальчиков в послевоенные годы, а также тот факт, что в гаремных семьях всякого рода шахов и султанов преобладало потомство мужского рода. Очень изящная теория, мне даже жалко, что не я являюсь ее автором. У этой теории всего лишь один существенный недостаток, заключающийся в ее статистическом характере. Следуя теории ИПД, можно увеличить вероятность рождения ребенка нужного пола процентов на десять. Согласитесь, что с точки зрения практики, это не слишком впечатляющий результат.

Тем не менее, я уверен, что около половины успешных женщин, прибегнув к одному из описанных мною способов планирования пола будущего ребенка, получили вожделенный результат. Читайте наш журнал для успешных женщин!

Я не стал демонстрировать Петрову свою осведомленность в вопросах планирования пола, а просто спросил:

– Если у вас есть работающая секвенция, то почему бы ею просто не воспользоваться?

– Всё не так просто. Секвенция представляет собой довольно короткую и не слишком экзотическую последовательность действий. Правда, у неё очень короткий период безразличия, но всегда находятся пары, которые невольно, судя по всему, выполняют эту секвенцию, лишая меня возможности достичь задуманного, – пояснил старец.

– Кажется, я начинаю понимать, – медленно сказал я. – Вы будете пытаться выполнить эту секвенцию, а я должен буду определить, сработала ли она. В случае срабатывания, вы быстро начинаете глотать виагру, а если нет, мы совершим еще одну попытку выполнения секвенции, так?

– В общем и целом, верно, – прогудел старик. – Хотя про виагру ты ошибаешься, к сожалению. В моем случае речь может идти только об искусственном оплодотворении.

– И вы полагаете, что я буду сотрудничать с вами из такого унизительного положения? – иронически и сухо спросил я. Меня начала охватывать злость, а в таком состоянии мой инстинкт самосохранения серьезно притупляется. – Кстати, мне нужно посетить туалет, срочно! – про «срочно» я немного преувеличивал, но чего не сделаешь, чтобы освободиться от пут.

– Примерно через пятнадцать минут ты будешь свободен, во всяком случае, в передвижении внутри этого здания, – пообещал Петров. – Но для этого тебе придется гарантировать мне своё сотрудничество по обсуждаемому вопросу.

Черт с тобой, подумал я. Ради развязанных рук я тебе еще и не то наобещаю. А вслух сказал: «Хорошо, я готов дать такую гарантию».

Максимум через полминуты после моего заявления открылась дверка, и в комнату, забавно пятясь спиной вперед, зашел Хлыщ. Вскоре его странная манера передвижения нашла объяснение. За собой Хлыщ тащил металлический столик-тележку на колесиках, нагруженный какой-то электронной аппаратурой. С трудом управляя тяжелой тележкой, Хлыщ обогнул своего хозяина и установил ее прямо между нашими креслами. После этого он начал прикреплять ко мне какие-то провода, идущие от металлического ящика с лампочками, установленного на тележке. Лентой-репейником один проводок был прикреплен к безымянному пальцу моей левой руки. Потом Хлыщ прикрепил другой провод с помощью присоски мне на шею. Присоска была смазана какой-то холодной мокрой гадостью, но я решил не сопротивляться. Однако, когда молодой человек, опустившись передо мной на одно колено, снял с моей левой ноги ботинок, а потом стащил носок, я не выдержал:

– Это что еще такое, электрический стул?

– Это полиграф, Траутман, – объяснил Петров, – несколько усеченная версия полиграфа.

– Детектор лжи? Значит, вы мне не доверяете? – с обидой спросил я.

– Потерпи, пожалуйста, – извиняющимся тоном попросил старик, продемонстрировав вопиющее противоречие содержания и формы. Несмотря на просящий тон, тембр голоса по-прежнему напоминал басовую трубу органа. – Очень скоро ты будешь свободен.

Хлыщ не терял времени и расставлял вокруг моего кресла небольшие разноцветные пирамидки. Кажется, точно такие же Роберт Карлович использовал при демонстрации дистанционного кипячения воды.

Пока я вертел головой, пересчитывая пирамидки, Хлыщ ловко надел на мою оголенную ступню что-то вроде толстого матерчатого носка, от которого шли несколько проводов. Потом он подбежал к столику, щелкнул там каким-то тумблером, тут же вернулся и пристроился слева от меня. Я попытался встретиться с ним взглядом, но он неотрывно смотрел на своего хозяина. Наконец, судя по всему, он получил от хозяина молчаливый приказ и приступил к абсолютно возмутительным действиям. В руках у него, откуда не возьмись, появилась влажная ватка; я почувствовал запах эфира. Ваткой он, пользуясь вынужденной неподвижностью моей руки, быстро смазал мне подушечку безымянного пальца и сноровисто ткнул в палец чем-то острым.

– Ах ты животное! – возмущенно заорал я. – Было не слишком больно, но обидно и страшно. В то же мгновение в руках негодяя образовалась какая-то бумажка размером с тетрадный лист, которой он быстро промокнул место укола. Я открыл рот, чтобы рассказать Хлыщу, что я с ним сделаю, когда освобожу руки, да так и остался с открытым ртом. Шалимар! Я ощутил шалимар с мощнейшим ароматом, не слабее, чем при опытах Роберта Карловича. Значит, какая-то секвенция была почти готова сработать, и составляющие события произошли где-то совсем рядом, понял я. Молодой человек смазал мой пострадавший палец эфирной ваткой и тут же расположил листок перед моими глазами, держа его в вытянутых руках. Я увидел несколько фраз, набранных крупными буквами. В центре листочка краснел смазанный отпечаток моего пальца.

– Тебе следует прочитать этот текст вслух или про себя, как тебе будет удобно, – раздался голос Петрова. – Прочитать так, чтобы ты сам поверил, что полностью согласен с его содержанием.

При ближайшем рассмотрении текст оказался перечислением моих обязательств перед Петровым. Я, Траутман, обещал диагностировать срабатывание некой секвенции до тех пор, пока секвенция не сработает, или Петров добровольно не освободит меня от этого обещания. Удивил меня пункт клятвы, в котором я освобождался от обязательств в случае смерти Петрова, при условии того, что смерть эта не вызвана моими «действием или бездействием, а также прямыми и косвенными последствиями таковых». Благородно, ничего не скажешь. В заключительной части документа, Петров, после выполнения моих обязательств, в свою очередь, обязался предоставить «жизненно важную информацию, которой Траутман на момент принесения клятвы не владеет». Этот пункт меня тоже поначалу удивил. Благодаря нему клятва начинала напоминать договор вполне равноправных сторон. Немного поразмыслив, я понял, что встречное обещание должно сделать наше сотрудничество более привлекательным для меня. Я молча начал перечитывать документ. Ничего такого, чего бы я не мог принять категорически, там определенно не было. Как только я об этом подумал, я ощутил сильнейший ароматический взрыв. Секвенция состоялась. Четыре благоухающие ноты, всего четыре составляющих – не слишком сложная. Одна из нот оказалась знакомой. Она принимала участие во вчерашнем дистанционном нагревании воды, я в этом был уверен.

Немного придя в себя, я обнаружил, что на передвижном столике ярко мигает синяя лампочка. Кажется, она начала мигать прямо в момент ароматического взрыва.

Петров подал какой-то знак рукой, после чего Хлыщ начал освобождать меня – сначала от проводов, затем и от ременных оков. Я не спеша дожидался, пока он меня полностью распеленает, чтобы сразу же после этого хорошенько его пнуть, но Хлыщ оказался хитрее. Он забежал ко мне за спину, а пока я разворачивался, ловко ускакал в сторону Петрова и трусливо схоронился за его спиной.

– А ботинок кто надевать обратно будет? – сварливо пробурчал я, – впрочем, черт с вами, сам справлюсь. – И действительно справился.

– Уверяю тебя, Траутман, ты не пожалеешь, что принял мое предложение, – с довольной интонацией прогудел трубный глас.

– А чего уж там, – махнул рукой я, сообразив, что тыкать в меня острыми предметами пока больше не будут. – Свои люди, как-нибудь сочтемся. Можем, кстати, приступить к осеменению, а то я что-то я засиделся.

– Оплодотворение может произойти не ранее завтрашнего дня, – с сожалением сказал Петров. – Женщины, видишь ли, очень привержены своему личному календарю. А сейчас я бы хотел еще раз выразить свое сожаление по поводу инцидента и пригласить тебя разделить со мной трапезу. Еще раз позволь заверить, что для тебя всё складывается самым удачным образом. К концу обеда, полагаю, ты согласишься с эти утверждением.

– Какой там обед, позавтракать хорошо бы для начала, – сказал я, бросая взгляд на часы. – Ого, семь вечера! Как быстро в приятном обществе пролетает время.

 

Обед завершался в обстановке взаимной благожелательности. В самом начале трапезы мне вернули всё содержимое моих карманов, кроме телефона, который временно изъяли якобы в моих интересах. В ответ на это я достал возвращенный бумажник и, шевеля губами, начал пересчитывать деньги, бросая время от времени подозрительные взгляды на хозяина дома. Пересчитав наличность (честно говоря, я не помнил, сколько там должно быть), я строго посмотрел на Петрова и с удивлением сказал:

– Т-а-а-к, деньги, похоже, на месте.  Значит на мобильничках специализируемся?

Впрочем, после этого к неприятным вопросам в этот день мы больше не возвращались. Вскоре я оценил изобилие и изысканность стола и решил, что за это стоило пролить одну капельку крови. Настроение постепенно улучшилось, и я решил завести легкую застольную беседу.

– Скажите, а почему вы не озаботились вопросом потомства заблаговременно? – светским тоном поинтересовался я у Петрова, смакуя нежнейшее крылышко не то карликового цыпленка, не то перепелки.

– Не считай меня полным болваном, – мрачно буркнул тот. – Я об этом начал думать, будучи помоложе, чем ты сейчас. У тебя-то самого дети есть?

Не дожидаясь, пока я придумаю достойный ответ на этот грубый выпад, Петров начал рассказывать свою историю. История оказалась на удивление печальной и, я бы сказал, романтичной. За свою жизнь он был женат трижды, все жены рожали, некоторые по нескольку раз, но неудачно. Дети всякий раз появлялись на свет мертвыми. Петров довольно быстро вполне обоснованно предположил, что дело не в женщинах, а в нем самом, и начал посещать врачей, стремясь найти и искоренить причину. В семидесятых годах двадцатого века удалось выяснить, что неудавшийся отец – носитель редчайшего генетического заболевания, и у него не может быть полноценных детей. Петров продолжал поиск решения. Наука генетика на месте не стояла, и спустя еще лет двадцать, в девяностых годах, выяснилось, что теоретически существуют женщины, которые могли родить нашему герою, мечтающему стать отцом, здорового ребенка. Имелось, правда, существенное ограничение. Здоровый ребенок обязательно должен быть мужского пола, а женщины с нужным генотипом встречаются примерно одна на полмиллиона. К сожалению, продолжительность анализа генетического материала потенциальной мамы составляла несколько месяцев. В те годы Петров уже сделался по-настоящему богатым человеком и вложил огромные средства в разработку экспресс-метода анализа генома женщины. Анализ этот был узкоспециальный и отвечал на единственный вопрос: может ли женщина сделать Петрова отцом. После открытия метода, Петров пятнадцать лет финансировал гуманитарные миссии, которые работали по всему миру, в первую очередь в беднейших странах Азии и Африки. Поводом для отбора генетического материала служила вакцинация от самых разнообразных болезней. К чести Петрова нужно сказать, что вакцинация действительно проводилась, и он в итоге сохранил жизнь многим десяткам тысяч незнакомых людей, по большей части, правда, женщинам. Закончилось всё благополучно, как в святочном рассказе. Совсем недавно, где-то в Индокитае нашлась женщина, которая, согласно результатам теста, могла бы родить старому филантропу мальчика. Совсем уж невероятным чудом оказалось, что женщина эта молода (ей только что исполнилось восемнадцать) и хороша собой. Вкус победы слегка портил тот факт, что будущему отцу недавно стукнуло восемьдесят два года.

Поскольку Петров был не только старым филантропом, но и, прямо скажем, старым разбойником с опытом ведения бизнеса в лихих девяностых, он довольно быстро сообразил каким образом можно найти и заполучить человека, который может сказать сработала секвенция или нет. Сведения были получены через, как сейчас говорят, инсайдера, одного из сотрудников Роберта Карловича. Раньше такие люди назывались шпионами и предателями, но инсайдер, как заметил Петров, звучит поблагороднее. В настоящее время этот предатель-инсайдер уже где-то за границей и приступил к наслаждению жизнью с применением круглой суммы, единовременно полученной от своего нового нанимателя.

 

Воспользовавшись демонстративной приязнью своего хозяина (хозяина дома, где я гощу, а не моего хозяина, как для Хлыща), я постарался уточнить кое-что по занимавшим меня вопросам. Сначала я спросил про секвенцию, проявившую себя во время принесения мною клятвы. Петров охотно ответил, что существует механизм, основанный на специальной секвенции, позволяющий обеспечить неукоснительное соблюдение того или иного обещания. Одним из составляющих событий этой секвенции является убежденность обещающего в том, что он сдержит свое слово. Обещание, данное в рамках такой секвенции практически невозможно нарушить. Если же приложить специальные усилия для нарушения обещания (как я понял, речь шла о применении с этой целью других секвенций), отступника ожидают весьма серьезные неприятности. Если я правильно понял Петрова, речь шла не просто о неизбежной и быстрой смерти, но и о неких посмертных муках. Вопросы жизни после смерти меня заинтересовали гораздо позже, поэтому в тот момент меня вполне устроило мутноватое описание неизбежной кары. Сейчас, пожалуй, я об этом сожалею. Теперь у меня есть основания полагать, что Петров мог бы рассказать кое-что, о чем я сам узнаю еще не скоро. Если узнаю вообще когда-нибудь при жизни.

Объяснение секвенции нерушимого обещания, полученное от Петрова, кое-что сделало более понятным, но полного удовлетворения я не испытал. Поэтому, рискнув показаться навязчивым, я спросил:

– А вы смогли бы как-то пояснее изложить состав секвенции, дать некое формальное определение?

– Формальное определение секвенции так и называется – формула или рецепт секвенции, – объяснил Петров. – А звучит формула следующим образом: «Находясь внутри пентаграммы, принять документ, подписанный твоей кровью». Могу добавить, что пентаграмма является локатором секвенции, а кровь идентификатором. Но об этом в своё время тебе расскажет Роберт, полагаю.

– И всё? –разочаровано спросил я.

– И всё, – охотно подтвердил Петров.

– А зачем тогда полиграф? – не сдавался я.

– Чтобы понять, что секвенция состоялась, и ты не нарушишь обещания.

– А эфиром зачем было палец мазать? – я никак не мог поверить, что рецепт так прост.

– Чтобы не занести тебе в ранку заразу, Траутман! – рявкнул старец. Кажется, я его слегка достал.

– А почему эфиром, – не мог понять я, – всегда же спиртом мажут!

– У меня есть сведения о твоей специфической реакции на этиловый спирт, – немного смущенно, как мне показалось, прогудел старик, – а в чём именно она заключается, я не знаю, расскажешь, может быть?

– Это значит, что теперь я смогу и сам использовать эту секвенцию? – проигнорировав вопрос, спросил я.

– Конечно, сможешь, – хмыкнул Петров. – Как только заполучишь пирамидки для пентаграммы, тут же и сможешь.

Я понял, что изготовлению пирамидок прямо сейчас меня обучать не будут, и ловко сменил тему беседы, поинтересовался о взаимоотношениях между Петровым и Робертом Карловичем. Меня беспокоило упоминание Робертом Карловичем специалистов по секвенциям – религиозных фанатиков, с которыми Роберт Карлович сотрудничать был не в силах. Хотя Петров производил впечатление предельно здравомыслящего человека, полной убежденности, что речь шла не о нем, у меня не было. Вскоре Петрову удалось меня в этом отношении успокоить. О моем первом учителе, Роберте Карловиче, он отзывался с неизменной симпатией. Определенное удивление у меня вызвало ироничное отношение к Роберту Карловичу в части его успехов в бизнесе. Со слов Петрова, я понял, что Роберт Карлович является фактическим владельцем банковской империи, в офисе которой он меня принимал. При этом мне было дано понять, что в области бизнеса Роберт Карлович занимается мелковатыми вещами, не достойными серьезного человека. Что является вещами, достойными серьезного человека, я спросить постеснялся. Скромность и деликатность являются неотъемлемыми чертами моего характера, знаете ли.

Еще я спросил у Петрова, как он относится к отстранению широкой публики от знаний о секвенциях. При этом я ненавязчиво пытался выведать про то, что именно составляет предмет секрета. Мне удалось сформулировать три предположения о предмете ревностно оберегаемой тайны. По моей версии это могло быть:

– само представление о секвенциях, как таковых;

– некая персональная коллекция секвенций: активных и безразличных;

– что-то еще, о чем я пока не догадываюсь.

 

Я ожидал, что мой вопрос введет Петрова в задумчивость, хотя бы и не долгую. Я ошибался. Про представления о секвенциях, как таковых, Петров ответил, что лично он бы не возражал, если бы эти знания сделались достоянием широкой общественности. При этом он предвидит вызванные этим массовым знанием кризисы религии, философии, этики, науки, политики и кризисы много чего еще, что не приходит сразу в голову. Однако, по мнению Петрова, такие кризисы пойдут человечеству только на пользу.

Спросить, почему Петров, несмотря на свою явно выраженную активную позицию, не попытался подстегнуть таким образом человеческий прогресс, я постеснялся. Кажется, я уже упоминал свою деликатность.

Говоря о личной коллекции секвенций, Петров с видимым удовольствием ознакомил меня с довольно пространными рассуждениями на эту тему. По его словам выходило, что секвенции, несмотря на свою некоторую эфемерность, в качестве объектов собственности ближе к золоту или недвижимости, чем, скажем, к мелодии, или алгоритму. Одновременно с этим, он высказал предположение, что союз владельцев коллекций секвенций пошел бы на пользу не только участникам союза, но и человечеству в целом. Именно в таком контексте я был впервые ознакомлен с концепцией Секвенториума. Здесь же Петров высказал идею о законодательном запрещении частного использования секвенций – секвенции должны сделаться собственностью сообщества и выполняться лишь централизованно. Будучи убежденным борцом против ограничения личных свобод, я резко высказался против этой идеи, но в спонтанно возникшей дискуссии старый софист одержал полную победу, не оставив от моих доводов камня на камне. Я это объяснил тем, что Петров был заранее готов к такому спору, поэтому остался при своем мнении.

 Ну а по третьему пункту моих предположений о сути тайны секвенций (если помните, я предположил, что не догадываюсь в чем предмет тайны), Петров с энтузиазмом присоединился к моему мнению. На этом концептуальная часть нашего разговора завершилась, и мне было предложено пойти в мои апартаменты и набраться сил для завтрашнего ответственного дня.

 

Проводить меня до места ночлега было поручено Хлыщу. Его не слишком обрадовало это задание, но отказаться от поручения он не посмел. Поначалу он благоразумно держался на расстоянии, исключающим непосредственный контакт с моей рукой или ногой. Учитывая мой рост, расстояние это оказалось достаточно большим, и Хлыщ был вынужден руководить моими перемещениями издали. Из-за этого я никак не мог взять в толк, куда мне идти и где поворачивать. Пришлось гарантировать негодяю физическую неприкосновенность, и дело пошло на лад. Апартаменты, до которых он меня после этого довольно быстро довел, оказались небольшой двухкомнатной квартирой, с дверью, запирающейся снаружи. Я отложил изучение места своего домашнего ареста на завтра, разделся, лег на широкую кровать и заснул.

Глава VII

Знакомство с молодой женой. Евгеническая секвенция состоялась. Траутман переходит с Петровым на «ты». Что такое олигарх. Классификация Плохишей. Буллы и медведи. Грэйсы и шалимары. Откуда берутся грасперы. Как буллы и медведи используют грасперов. Зачем Траутман Роберту Карловичу. Трехлетняя заморозка закончилась, и Траутмана это очень беспокоит.

Наутро, за завтраком я был представлен будущей матери сына Петрова. Она оказалась очень милой девочкой совершенно не московского вида. По-русски она знала всего пару слов, зато достаточно бодро изъяснялась на довольно странном английском. Я спросил ее, как ей понравилась Москва, на что она с подкупающей непосредственность ответила, что Москвы еще не видела и не слишком к этому стремиться. Впрочем, супруг и господин на днях обещал отвезти ее в Москву и всё там показать. Я посмотрел Петрова, полностью ушедшего в намазывание джема на тост. Пока я старался найти деликатную форму для своего вопроса, он успел засунуть тост целиком в рот и принялся с удовольствием его жевать. Не дожидаясь окончания этого процесса, я ознакомил его с найденной деликатной формой:

 – Мы не в Москве?

– Мэ-мэ, – неразборчиво ответил молодой супруг и, чтобы я его лучше понял, энергично замотал головой.

Мне пришло в голову, что теперь я знаю, почему вчера моим первым приемом пищи стал поздний обед, несмотря на то, что встал я ни свет ни заря.

Стремясь продолжить непринужденную утреннюю беседу, я спросил:

Скажите, Петров, а что ваши сотрудники и коллеги знают о секвенциях?

Петров, как и положено воспитанному человеку, не спеша, с закрытым ртом дожевал тост, без усилия проглотил, запил глоточком чая и спокойно ответил:

– Ничего.

Я опустил глаза и сосредоточился на поиске корректной формулировки следующего вопроса. Но тут Петров, не дав мне открыть рта, произнес:

– И у Роберта такая же фигня, как мне кажется.

Ну и лексика, осуждающе подумал я. На этом закончилась наша светская беседа за завтраком.

 

Евгеническая секвенция, как я про себя ее назвал, сработала с первого же раза. Все происходило, почему-то в той самой комнатке, где я вчера давал клятву верности. Что интересно, восседал я на том же самом стуле, но уже без садомазохистских элементов в виде ремней. В комнату зашли Петров с младою супругою. Оба порадовали меня своим бодрым видом. В руках у Петрова, к моему удивлению, действительно была чаша – металлический сосуд с узорами, формой похожий на большую пиалу. Молодые остановились напротив меня, и я на секунду почувствовал себя ответственным работником ЗАГСа. Петров приложился к чаше, и я тут же почувствовал: началось. Шалимар оказался каким-то особым. Мне почему-то показалось, что он окрашен в нежно-зеленый цвет. Зеленый аромат. Бывает, оказывается, и такое. Я с ободряющей улыбкой показал Петрову большой палец, мол, всё идет отлично. Мне показалось, что его руки немного дрожали, когда он передавал чашу девушке, при этом взгляд его был устремлен на меня. Я в ответ внимательно наблюдал за выражением его лица и только по ароматическому взрыву понял, что девушка отпила из чаши. Четыре составляющих. Одна – глоток мужчины, вторая – глоток женщины. А какие еще две, интересно?

Петров на плохо гнущихся ногах двинулся ко мне. Неожиданно для себя, я произнес громко и торжественно: « А теперь жених может поцеловать невесту!». Петров добрался, наконец, до меня, протянул руку, взъерошил мне волосы на затылке и сказал басом: «Дурак ты, братец». А потом, вдруг, заплакал.

Я подумал, что это было явное оскорбление словом и действием. А еще я подумал, что совсем не обижаюсь.

 

Итак, я обеспечил продолжение рода Петрова, и у меня это отняло не слишком много сил и времени. Вызванный Хлыщ передал меня на руки незнакомому шустрому блондинчику небольшого роста, который проводил меня в мои апартаменты. Провожатому я высказал пожелание прогуляться на свежем воздухе. Он пообещал предпринять нужные действия, осведомился, не нуждаюсь ли я в чем-либо и удалился. Я подошел к окну, занавешенному тяжелой шторой, и отдернул ее. Жилище мое, похоже, находилось на втором этаже, а сам дом стоял в лесу. Лес был явно не подмосковный – высокие сосны, стоящие плотной стеной. Куда это затащил меня уважаемый Петров, интересно?

 

Раздался стук в дверь, я крикнул: «войдите!», и появился сам Петров, легок на помине. Он успел переодеться, и вид имел весьма демократичный – джинсы с бесформенным свитером. В этом виде мне он понравился куда больше, чем в наряде гробовщика, о чем я ему с удовольствием сообщил.

Траутман, ты, кажется, хотел бы прогуляться? – прогудел Петров.

– Да, было бы неплохо, если вы не возражаете, – небрежно ответил я. По лицу Петрова никто бы не сказал, что из этих выцветших глазок несколько минут назад капали слезы. Физиономия его была жесткой и какой-то квадратной.

– Траутман, тебя не затруднит обращаться ко мне на «ты»? Думаю, что так будет лучше, – приближаясь к окну, попросил Петров. Упершись в подоконник, он уставился на сосны, будто никогда их не видел.

– Давай попробуем, – немного удивившись, ответил я. – Мне случалось обращаться на «ты» к некоторым людям. А ты что, крупный либерал?

– Я не либерал, а олигарх, – хмыкнул Петров. – Не декоративный олигарх из телевизора, а самый натуральный. Слыхал о таких?

– А что такое олигарх? – поинтересовался я. Отвечать вопросом на вопрос не слишком прилично, но иногда очень хочется.

– В контексте нашей беседы, это человек, принимающий решения за других, – с удовольствием ответил Петров. Я секунду подумал и поинтересовался:

– А Роберт Карлович тоже олигарх? – лицо Петрова выразило легкое недоумение. Кажется, он ожидал совсем другого вопроса.

– Хм, пожалуй, – после недолгого раздумья ответил он. – Но в этом смысле пожиже будет, чем я.

– Интересная у тебя лексика, – сказал я тоном литературного критика, – эдакая смесь Тредиаковского и пятнадцатилетнего пацана.

– Я знаю, кто такой Тредиаковский, – немного обижено, как мне сначала показалось, произнес Петров. – Мне даже случалось его читать. В отличие от некоторых, – и, неожиданно хитро глянул нам меня.

– Ладно – ладно, – сказал я слегка уязвлено, – «Чудище обло-озлобло…», плавали, знаем.

– Траутман, – иронично сказал старец, – а ты уверен, что хочешь со мной обсудить именно русскую поэзию восемнадцатого века?

– Нет, определенно нет, – быстро сказал я. – А скажи-ка мне, Петров, – произнес я. Неожиданно мне понравилось такое обращение. Были в нем и простота, и аристократизм, и стиль, – вот у меня есть пара-тройка довольно дальних знакомых – крупных бизнесменов, и один банкир даже. И птички они, как я понимаю, помельче и не того полета, что вы с Карловичем. Но, как мне кажется, без охраны они никуда. Насколько мне известно, банкир и к любовнице ездит с двумя телохранителями. Пока босс имитирует зачатие, накачанные мальчики ждут у машины, бдительно зыркая по сторонам. И в бизнесе своем эти великие люди занимаются исключительно стратегическими проблемами. А Роберт Карлович пил со мной кофе в забегаловке, и ты со мною на «ты» перешел, скоро совсем, похоже, подружимся.

– Я понятно спрашиваю? – забеспокоился я, сообразив, что на месте Петрова не понял бы ни слова из своей речи.

– Вполне, – кивнул головой Петров, – я присяду?

– Да, конечно. Сделай милость! – Петров очень быстро прошествовал к креслу и плюхнулся в него. Какой-то он бодренький сегодня, подумал я.

– Видишь ли, Траутман, – Петров приступил к ответу на мой сумбурный вопрос, – на сегодня ты и есть стратегическая проблема и для меня, и для Роберта. А что касается охраны, то тут есть три аспекта. Во-первых, личная охрана – это свидетельство статуса, а демонстрировать этот статус хочется только до поры до времени. Во-вторых, два бодигарда реально могут защитить только от уличной шпаны, понимаешь? А в-третьих, кто тебе сказал, что Роберта никто не охранял, когда вы пили кофе?

– Про охрану резонно, – вынужден был согласиться я. А про стратегическое значение ты мне потом еще расскажешь, ладно?

– С радостью, – благодушно улыбнулся Петров. – Кофейку не желаешь?

– Да, с удовольствием, – автоматически ответил я. Мне было понятно, что спрашиваю о какой-то чепухе, и я постарался сосредоточиться, чтобы спросить о важном. Мысли в голове явно решили принять участие в броуновском движении. Они беспорядочно и быстро бегали, пересекались, сталкивались и отталкивались друг от друга. В мозгу возникали десятки вопросов, и я пытался выбрать тот, который поскорее мне поможет понять, что происходит.

– А почему ты решил заполучить меня таким, я бы сказал, силовым методом? Вы же, как я понял, с Робертом Карловичем чуть ли не приятели? – наконец спросил я.

– Роберт запросил бы слишком много за твои услуги, – пророкотал Петров. – Я уже говорил, что сожалею, что пришлось к этому прибегнуть.

– То есть ты решил сэкономить, – полувопросительно произнес я, – сберечь денежки, так сказать. Довольно мелочно, честно говоря.

– При чём здесь деньги? – возмутился старик. – Роберт захотел бы получить описание некой особой секвенции и заставить меня должным образом пообещать, что сам я ею не воспользуюсь. Он уже лет двадцать пытается выцыганить у меня этот рецепт.

– А что это за секвенция такая? – поинтересовался я.

– Траутман, – укоризненно прорычал Петров, – если бы я хотел тебе это рассказать, то уже рассказал бы.

– А что там с нашими с тобой взаимными обязательствами? – решил я сменить тему.

– В любой момент, по первому твоему слову, я доставлю тебя в Москву, – серьезно сказал Петров и добавил, – но я рекомендовал бы тебе провести пару дней здесь.

– А «здесь» это где? – заинтересовался я.

– Ближайший крупный город здесь Красноярск.

– Широка страна моя родная, – сказал я задумчиво.

Тут нас прервали. В комнату без стука зашел давешний блондинчик, катя перед собой сервировочный столик с кофейником, сахарницей и двумя чашками. Телепатия у них тут на высоте, с уважением подумал я.

Блондинчик подкатил столик к окну, вопросительно взглянул на Петрова, ожидая дальнейших указаний, и, не получив таковых, молча удалился.

– Петров, а скажи мне, пожалуйста, – определенно такой стиль обращения мне всё больше и больше нравился, – а какие вопросы ты бы сам задал на моем месте?

– Траутман, ты кофе пей, – сказал старик и продолжил, – я спросил бы я про те жизненно-важные сведения, которые я обещал тебе предоставить.

– Да, точно, – наливая кофе в две чашки, сказал я. – Как раз об этом я и хотел спросить.

Петров сделал глоточек кофе, посмотрел на меня, прокашлялся, подготавливаясь к речи, а потом выдал такое, что я на время забыл про всякие секвенции.

По его словам выходило, что у многих влиятельных людей нашего мира основная забота сейчас, как бы сделать так, чтобы я оставался живым и здоровым. В первую очередь живым. А некоторые другие люди, не такие влиятельные, но очень деятельные, озабочены задачей сугубо противоположной. И, как считает Петров, в настоящее время они прилагают большие усилия, чтобы отыскать меня и привести в исполнение свои недружественные намерения.

– Что за безобразие, как можно желать погибели незнакомому человеку? – возмутился я. Возмущение моё, понятное дело, относилось ко второй деятельной группе.

– Что я им сделал, чего они от меня хотят?

– Дело в том, – объяснил Петров, – что они считают, что убив тебя, деактивируют сразу все без исключения секвенции. У всех секвенций мира наступит продолжительный период безразличия.

– Что за чепуха? – удивился я. – С чего это они так решили?

– К сожалению, это правда, – с сожалением сказал Петров. Существует секвенция, завершающаяся твоей насильственной смертью, которая примерно на три года приостановит действия всех секвенций.

Почему-то я ему сразу поверил, и мне стало очень не по себе. Я почувствовал, что начинаю паниковать, но попробовал разобраться в ситуации.

Продолжая свой рассказ, Петров пояснил, что эти деятельные Плохиши бывают трех разновидностей. У одних нездоровая кровожадность объясняется тем, что они полагают, что все секвенции от Сатаны, или как там его называют еще в разных религиях. Мол, Господь сотворил мир и законы, по которым этот мир существует. И никто, кроме самого Творца, нарушить эти законы не в силах. А Нечистый создал секвенции, которыми искушает людей и ставит под сомнение авторитет Творца.

Вторая порода Плохишей состоит из атеистов и агностиков, отягощенных гуманизмом и любовью к человечеству в тяжелой форме. Они полагают, что существование секвенций унижает достоинство всех без исключения людей и готовы с этим унижением бороться всеми мыслимыми способами. Разумеется, физическое уничтожение невинного человека не может стать препятствием их движению по пути гуманизма. Церковников сомнительная, на мой взгляд, необходимость насилия также не слишком пугает. Ведь во имя борьбы с мировым злом можно пойти очень на многое.

А третьи бубнят что-то совсем уж невнятное о том, что секвенции разрушают основу мира. Что это за основа такая никто не знает, но защищать они ее готовы всеми средствами.

Несмотря на описанные различия, все Плохиши чудесно ладят между собой и являются весьма серьезной силой. Сотрудничество, взаимопомощь и обмен информацией у них в большой чести, поскольку все они выдающиеся гуманисты.

– Довольно странно, – заметил я. – Убежденные противники применения секвенций применяют секвенцию для борьбы с секвенциями. Не противоречит ли это их убеждениям?

– А им это пофиг, – объявил Петров. Знаешь анекдот про пофигистов?

Я кивнул головой, знаю.

Существуют люди, противостоящие Плохишам, – продолжил Петров.

– Кибальчиши, – подсказал я.

– Веселый ты человек, Траутман, – улыбнулся Петров. – Могу тебе сообщить, что общепринятой является другая терминология. Та же, что применяется на биржах. Плохишей, называют Медведями, поскольку они хотят задавить секвенции. А мы, как ты догадываешься, Быки. Почему-то  принято использовать английский термин – булл. Буллы – это те, кто обладают теми или иными знаниями о секвенциях и успешно используют их в своих интересах. Большинство из буллов обладают огромной властью и деньгами, которые зачастую обеспечиваются применением секвенций. Но нельзя сказать, что буллы объединены в группу в полном смысле. Будучи людьми незаурядными и, как правило, своекорыстными, они не хотят поступиться ничем, из того что имеют. А объединение в организацию уменьшит личную власть каждого из них. Как правило, они не враждуют, а случается, и помогают друг другу. Но по-настоящему объединиться они смогли бы только перед лицом общей серьезной опасности.

 

 

Теперь давай вернемся к твоим способностям, Траутман. Для обозначения людей, обладающих таким даром, мы используем слово граспер. Грасперы ощущают секвенции с помощью различных чувств. В твоем случае – это обоняние. У других – слух и зрение. С житейских и медицинских позиций грасперы проявляют себя тем, что у них случаются зрительные или слуховые галлюцинациям. Поэтому, как правило, занимаются грасперами врачи соответствующих специальностей: окулисты, сурдологи и отоларингологи, но чаще всего – психиатры. Понятно, что и буллы, и медведи стараются держать под контролем все подозрительные случаи, и в мире происходит непрерывная охота на грасперов. Охотники, правда, преследуют разные цели. Буллы стремятся привлечь грасперов к изучению секвенций, а медведи использовать для замораживания последних. Как именно они их используют, я уже говорил.

Странное какое-то слово, граспер, заметил я. Откуда оно взялось?

Думаю, что от английского to grasp; одно из значений: быстро понять что-то. Правда, в английском есть слово grasper, имеющее совсем другое значение – что-то вроде рвача или хапуги. Некоторые считают, что grasp  сокращение от английского grace percipient. По-русски – это что-то вроде «воспринимающий благодать». За эту версию говорит тот факт, что ощущение – в широком смысле, с помощью любого чувства, присутствия секвенции (то, что для себя я называл шалимаром) принято называть грэйс. А вообще-то, я бы тебе посоветовал воздержаться от идиотских вопросов и внимательно слушать, что я рассказываю. Согласен?

Я покорно кивнул и Петров продолжил:

Некоторые из буллов одновременно являются грасперами, что легко объяснимо. Труднее понять, среди медведей тоже есть грасперы.

Роберту первому пришло в голову поискать грасперов среди людей с обонятельными галлюцинациям. Он потратил немало времени и средств для изучения соответствующих историй болезни и, в результате, обнаружил тебя. Почти сразу же, из уже упомянутого мною источника, про нового граспера узнал и я. К сожалению, вскоре и медведи стали обладателем этих сведений. Боюсь, что их информатор по-прежнему находится в близком окружении Роберта.

– А почему Роберт Карлович сразу же, как только меня обнаружил, не рассказал о секвенциях? Зачем он медлил два года? – удивился я.

– Не «зачем», а «почему» и не медлил, а ждал, – объяснил Петров и уставился на меня. – Ну, думай! Ты уже знаешь достаточно, чтоб догадаться.

Я начал думать. Ничего путного в голову не приходило.

– Давайте вспомним, что он для меня сделал, – начал рассуждать я вслух. – Он дал мне невероятно огромные деньги, чтоб я смог реализовать все мечты и выполнить все желания. Затем он дождался, пока мне это всё надоест. С карманами полными денег мне стало жить неинтересно, а к честной бедности возвращаться не хотелось. Одним словом, мне стало безнадежно скучно, а Роберт Карлович, рассказав про секвенции, эту скуку развеял, и я понял, что смогу изучать секвенции с неослабевающим интересом всю жизнь.

 Я посмотрел на Петрова, пытаясь понять, одобряет ли он ход моих мыслей. Глазки Петрова были скрыты за опущенными роскошными черными бровями, и неодобрения мне в них прочитать не удалось. Поэтому я довольно уверено закончил:

– В результате Роберт Карлович получил в моём лице не просто наемного сотрудника-граспера, а соратника, правильно?

На лице Петрова проявилась задумчивость. – В принципе, Роберт парень сообразительный и вполне мог это предвидеть, но речь сейчас совсем не об этом. Думай, Траутман. Я хочу, чтобы ты сам догадался.

Я начал размышлять, но вскоре понял, что не понимаю, о чем именно нужно думать.

– Хорошо, я тебе немного помогу, – недовольно сказал Петров. – Как часто ты ощущаешь грэйсы?

– Что ощущаю? – удивился я.

– Ну, эти твои «шалимары», – терпеливо пояснил он.

– По-разному, – задумался я. – В последнее время до позавчерашнего дня вообще не ощущал.

И тут до меня дошло.

– Я понял! – почти закричал я. – Три года, до последних дней, все секвенции спали, у них был период безразличия. И спали они из-за того, что три года назад медведи должным образом придушили кого-то из грасперов!

– Верно, – согласился Петров. – А теперь объясни, почему тебя самого до сих пор не придушили, хотя следят уже два года?

Я задумался, и мне стало дурно. Я понял, что убивать меня в течение двух последних лет, чтоб заморозить секвенции, смысла не был – они и так были заморожены. Потом я понял, что секвенция, в которой завершающим штрихом была бы моя гибель, не могла сработать потому, что мирно спала вместе со всеми. А еще через секунду я подумал, что эта секвенция, как и все, проснулась, и кое-кто очень хочет, чтоб она была выполнена, причем, как можно скорее.

– Мы, кажется, собирались прогуляться? – напомнил Петров.

Глава VIII

Прогулка с Петровым. Буллы всех стран, объединяйтесь! Проект Секвенториума. Мастроянни-повелитель устриц. Траутман надевает красный пиджак, рассуждает об ожиданиях и разочарованиях и съедает устриц меньше, чем собирался. Траутман возвращается в Москву.

Погода была чудесной, лесной пейзаж завораживающим, а таким чистым и ароматным воздухом я, казалось, никогда не дышал. Мы шли по дорожке ровно такой ширины, чтобы по ней удобно было идти рядом вдвоем, и углублялись в лес. Я догадывался, что раз Петров ведет себя так уверенно, никакой опасности для меня сейчас нет. Однако, ни о чем, кроме как о своей вероятной скорой кончине, ни думать, ни говорить я не мог.

– Получается, что похитить меня мог не твой человек, а медведи? – спросил я, надеясь, что Петров меня опровергнет.

– Разумеется, да, – безжалостно ответил мой спутник. – Роберту в голову не пришло, что они уже про тебя знают. Разумеется, теперь он сможет тебя защитить. Возможностей у него достаточно.

– И теперь до конца жизни я буду озабочен только тем, чтобы меня не пристрелили?

– Не всё так грустно, – успокоил меня Петров, – пристрелить тебя недостаточно, это ничего не даст. Чтобы выполнить секвенцию, ты перед смертью должен принять участие в одном довольно продолжительном ритуале. То есть тебя должны похитить. А это куда сложнее, чем просто уничтожить.

– Ты думаешь, что они сосредоточатся на охоте именно за мной? Что, на мне свет клином сошелся? – с надеждой спросил я.

– Боюсь, что так, – огорчил меня Петров. – Остальные известные им буллы-грасперы имеют многолетний опыт обеспечения личной безопасности. А у Роберта такого рода опыта нет, ведь он, также как и я, не граспер. Конечно, медведи будут продолжать поиски новых грасперов, но не думаю, что эти поиски увенчаются быстрым успехом.

– Может быть, защитить меня помогут остальные буллы, раз уж у них есть соответствующий опыт? – предположил я.

– Не сомневаюсь, – уверенно сказал Петров. – Для большинства из нас активные секвенции просто жизненно необходимы. Не очень приятно, знаешь ли, упустить такое конкурентное преимущество, как секвенции. За прошедшие три года буллы вспомнили, как плохо жить без секвенций. Думаю, что они пойдут на многое, чтобы этого не повторилось.

А затем Петров рассказал мне, как было бы здорово, если бы буллы объединились в свою организацию. Оказалось, что такую организацию он представляет себе очень отчетливо. Высокий старик с энтузиазмом описывал мне свой план обустройства совместной бычиной жизни, помогая себе жестами. Между соснами носился, отражаясь от высоких стволов, гулкий бас, определенно напоминая рёв возбужденного быка. Детальный план сообщества предполагал относительную автономность национальных организаций, вместе с тем общее управление должно было осуществляться централизованно на благо бычьего сообщества и всего остального человечества. В качестве вступительных взносов предполагалось собрать секвенции от каждого из участников. В результате будет создан банк секвенций, который позволит направлять развитие человечества в самом благоприятном для последнего направлении. Расщедрившись, старый филантроп пообещал лично произвести необходимый вступительный взнос от моего имени, благо его личная коллекция секвенций одна из лучших в мире.

Обожаю глобальные проекты. Петрову удалось увлечь меня идеей, и я с удовольствием ввязался в спор о технологиях принятия решения о возможности использовании секвенций, составляющих банк организации. Потом мы немного поспорили про то, как должна называться новая организация. Петров предлагал название «Секвенториум» и горячо его защищал. Я же, соглашаясь с общей благородностью звучания этого слова, утверждал, что оно скорее ассоциируется с помещением, а не с институтом. Мы сошлись на том, что вопрос это важный, но не требует немедленного решения. А потом Петрову неожиданно пришла в голову мысль, вызвавшая у меня большой интерес. Петров вдруг спросил:

– Траутман, а ты представляешь, насколько надежно Секвенториум сможет защитить тебя от медведей?

Я прикинул и с удовольствием признал, что одно дело защищаться самому или с помощью знакомых буллов, и совсем другое дело, когда твоей защитой озабочено мировое объединение самых влиятельных людей планеты. Идея Секвенториума начинала мне нравиться всё больше и больше. Потом я вспомнил, что буллы уже пару тысяч лет обходятся без единой организации, и слегка загрустил. Несильно надеясь на удовлетворительный ответ, я поинтересовался у Петрова, нет ли у него идеи, как заставить буллов объединиться. И что вы думаете? Была у Петрова идея на этот счет. Вполне жизнеспособная, по его словам. И ознакомить меня с ней он намеривался за ужином. Поскольку я к тому времени преизрядно проголодался, пришлось спросить:

– А обедать я буду без тебя?

– Траутман, поскучай немножко без меня, – жизнерадостно ответил старый прожектёр. – Я пришлю к тебе повара, и ты с ним детально обсудишь меню своего обеда. Если тебе одному обедать скучно, пригласи кого-нибудь из моего секретариата. Девочки у меня там все красавицы и умницы. Я велю им передать, что не возражаю против того, чтоб они развлекли моего юного друга.

Мне показалось, что я уловил мерзкий запашок того, что в Уголовном кодексе предположительно именуется понуждением лица к половому сношению с использованием материальной или иной зависимости, поэтому сухо отказался. Недоуменный взгляд, который бросил на меня Петров, подсказал мне, что на сей раз обоняние меня подвело. Ну и ладно, мне сейчас полезно будет побыть одному. Есть о чем подумать.

Пытаясь продемонстрировать, что ничего дурного мне в голову не приходило, я легким тоном поинтересовался:

– А ты чем до ужина собираешься заняться?

– Признаться честно, мне просто хочется отдохнуть, – голос Петрова пророкотал как-то уж совсем печально. – Ах, где мои семьдесят лет! – патетически воскликнул Петров, потом посмотрел на меня и подмигнул. – Действительно где?

 

Я стоял у окна в своем номере и курил. Кто-то развел шторы, и я мог любоваться пихтами. Да, оказалось, что эти высоченные деревья не сосны никакие, а пихты. Мне об этом успел сообщить Петров перед завершением прогулки.

Послышался очень деликатный стук. Я подошел к двери и распахнул ее. На пороге стоял, улыбаясь, Марчелло Мастроянни. Ранний Мастроянни, лет сорока пяти. От привычного Мастроянни он отличался еще и гладко выбритым черепом, а также своим облачением. На этом был длинный фартук сверкающей белизны.

– Добрый день, синьор, – поприветствовал меня Мастроянни с приятным акцентом. Меня зовут Лоренцо. Я пришел согласовать с вами обеденное меню.

– Очень приятно, Лоренцо. Проходите, пожалуйста, – приветливо сказал я, пропуская итальянца в комнату. – А вы знаете, что чрезвычайно напоминаете одного известного актера?

– Мне это уже приходилось слышать, синьор. Марчелло – мой дальний родственник по материнской линии. Позволю себе заметить, синьор, что я тоже занимаюсь искусством, искусством высокой кухни. Что вам приготовить на обед?

– Я готов довериться вашему вкусу, Лоренцо. Единственное пожелание – я голоден, и хотел бы, приступить к трапезе как можно скорее.

– Если позволите, синьор, прямо сейчас я готов подать овощи и карпаччо с пармезаном, а еще через двадцать минут будет готов стэйк по-пармски и артишоки в чесночном соусе.

– Скажите Лоренцо, – вдруг пришла мне идея, – а нет ли у вас, случайно, устриц?

– Синьор, – с достоинством ответил повар, у меня есть четыре сорта устриц и, уверяю вас, что это совсем не случайно. Устрицы доставляются сюда ежедневно. Хозяин очень любит устриц. К сожалению, он просит их подать не чаще, чем два раза в месяц, но его очень бы расстроило, если устриц в нужный момент не оказалось.

– Почему бы и нет? – подумал я. – У порядочного человека в запасе всегда должен быть необходимый минимум продуктов. В Медведкове, например, у меня в холодильнике в любой момент можно было найти сливочное масло, майонез и яйца. Сейчас, когда я начну жить в своей новой квартире, минимальный ассортимент можно будет расширить. Но устриц там, пожалуй, не будет. Срок хранения у них никакой, а выбрасывать страшно обидно.

– А куда вы деваете вчерашние устрицы, – заинтересовался я, – раздаете бедным?

– В окрестностях нет бедных, синьор, – ответил Лоренцо и со значением посмотрел на меня. Мне пришло в голову, что я догадываюсь, куда деваются не востребованные устрицы, но решил уточнить:

– Лоренцо, а вы сам как относитесь к устрицам?

– С большой симпатией, синьор, – тонко улыбнулся Лоренцо.

– А давайте сделаем так, – вдохновенно предложил я, – я не буду есть салатов и мяса, а ограничусь устрицами. И вы мне составите за обедом компанию. Это возможно?

– Вполне, синьор. Благодарю вас. Через пятнадцать минут вас пригласят к столу. Есть ли у вас, синьор, какие-то пожелания по части вина? – почтительно осведомился итальянец.

– Знаете, Лоренцо, я бы хотел довериться вашему профессионализму. Однако хочу предупредить, что больше двух бокалов я не смогу выпить.

– Конечно, синьор. Выпить больше, значило бы много потерять во вкусовых ощущениях.

Синьор Лоренцо направился к двери и перед тем, как выйти, с большим достоинством слегка поклонился.

 

Я открыл встроенный шкаф, соображая, следует ли мне переодеться к обеду. Петров предупредил, что подготовил для меня гардероб. В шкафу висело несколько костюмов, половина из них любимого Петровым черного цвета. За время своего двухлетнего путешествия я успел понять, что неправильно облачившись к обеду, можно попасть в неловкое положение. Неужели прошли те времена, когда в джинсах и клетчатой рубашке я чувствовал себя комфортно в любой ситуации, подумалось с легкой грустью. Я выбрал наугад три черных костюма и разложил их на кровати. Вот это, безусловно, фрак. За последние два года мне пару раз случилось использовать такое облачение в особо торжественных случаях. Я начал припоминать, что следует надеть в комплекте с фраком. Брюки на подтяжках с атласными лампасами. Эти, что ли? Нет, здесь лампас один, а положено два. Похоже, вот они. Белая рубашка, белый жилет в наличии. Если не ошибаюсь, к фраку полагается галстук-бабочка. Думаю, что это ленточка он и есть. К сожалению, я не научился завязывать бабочку. Можно, конечно, кого-то попросить, но не буду – не настолько мне хочется надеть это сюртук с фалдами – тем более, что носить его я так и не научился. Тут же вспомнилось, что в день, когда я впервые надел фрак, меня мучил сильнейший насморк. Весь вечер я проходил с белым носовым платком в руке. Тихонько выбросить платок я не решался, понимая, что он мне может пригодиться в любой момент. А карманов во фраке не нашлось. Впоследствии оказалось, что карман был, я его просто не отыскал – карман располагался в фалде, и не было необходимости всё время держать не очень чистый платок в руках. Кто же мог знать!

А что у нас с обувью? К фраку положены лаковые черные туфли. Нет, пожалуй, на это я пойти не готов. Выберем что-нибудь поскромнее. Вот этот пиджачок, кажется, называется смокинг. Шелковые лацканы, как у фрака, однако, ласточкиного хвоста сзади нет. К смокингу, похоже, полагается кушак. Я видел кушак уже надетым – что-то вроде широкого шелкового пояса. Как он должен выглядеть в шкафу – висеть или лежать и, тем более, как его пристроить вокруг талии, я не имел представления. Смокинг отпадает. Хреновый из меня аристократ.

В дверь постучались.

– Да! Войдите! – крикнул я.

На пороге показался незнакомый молодой человек. Одет он был во фрак, как и положено официанту при высокой кухне. Хорошо, что я решил не надевать фрака.

Подождите секундочку, – попросил я, – и снова подошел к распахнутому шкафу. Кажется, вот, что я искал. Красный пиджак, униформа нового русского двадцатилетней давности, неотъемлемая часть облика бизнесмена эпохи первоначального накопления капитала. На сегодня сохранился только в анекдотах. И еще в этом шкафу. Такого шанса упускать нельзя. Я решительно надел красный пиджак и посмотрелся в зеркало. Пиджак сидел прекрасно, но в ансамбле явно не хватало золотой цепи на шее и золотых же колец-гаек. На месте моих длинных светлых волос, гораздо лучше бы смотрелся темный ёжик. Ну что ж, философски подумал я, никто не совершенен. Жаль, что кроссовки не белые, но и так сойдет.

Интересно, а кого это я собираюсь эпатировать? – подумал я, выходя вслед за молодым человеком из комнаты.

Молодой человек во фраке шествовал впереди ровной походкой, с очень прямой спиной. Мне пришло в голову, что его очень украсил бы поднос с шампанским, который он должен был бы нести в правой руке над головой.

Я вспомнил, чем меня сейчас будут угощать, и начал думать о том, что на свете было много вещей, о которых я мечтал годами, и которые меня горько разочаровали. Тропические фрукты, о которых я читал в детстве, представляя их волшебный вкус, сейчас можно купить в любом большом супермаркете – киви, манго, личи, папайа, рамбутан, не говоря уже о кокосе. Довольно быстро я пришел к мнению, которого придерживаюсь до сих пор, что самый вкусный фрукт это – хорошее яблоко. Хотя здесь следует уточнить, что манго, которым я отдал должное в Индии, имели мало общего с тем твердым и безвкусным фруктом, напоминающим арбузную корку, который каждый может приобрести в московском магазине.

Разочаровали меня также фильмы, книги, журналы с откровенным содержанием (я имею в виду эротику разной степени тяжести). Не могу сказать, что с годами я сделался равнодушным к самому объекту этого вида искусства, скорее наоборот – мой практический интерес к этому увлекательному предмету с каждым годом только возрастает. Но голая художественная правда, к которой я, как и любой взрослый, могу получить неограниченный доступ через интернет, уже не слишком привлекает.

С раннего возраста я много читал – в основном, книги из домашней библиотеки. Большая часть домашних книг была приобретена еще в советские времена, и практически не пополнялась современными печатными изданиями, на ярких обложках которых были изображены космолеты, чудовища, мускулистые герои и не очень одетые девушки. Хотя я с большим удовольствием читал дома книги в блеклых обложках, значительная часть из которых была издана до моего рождения, меня не оставляло предвкушение того момента, когда я буду покупать любые, какие захочу, книги. Это время настало и выяснилось, что значительная часть из того, что действительно стоило прочитать, включая такие легковесные жанры, как приключения, детективы и фантастика, была переведена на русский язык еще в советские времена. Причем многие переводы были весьма хороши, куда лучше, чем большинство сегодняшних. Прошу понять меня правильно, я не бесцельно брюзжу, а стараюсь сказать, что долгое ожидание чаще, чем хотелось бы, оборачиваются разочарованием. Предположу, что, чем дольше ждешь, тем вероятнее получить, как говорят у нас в филологических кругах, полный облом.

Обратимся к ожиданиям и разочарованиям другого рода. Алкоголь, табак, возможность поздно приходить домой, а то и не приходить вовсе – как многого наслаждений всё это сулило в юные годы! Увы, и эти надежды не оправдались. Особенно отчетливо я понял это, проведя два года за границей. Оказалось, это совсем не так интересно и приятно, как я рассчитывал.

И на фоне этой мрачной картины ярким лучом состоятельности надежды на лучшее будущее мне светят устрицы. С детства я помню, что они были в меню Онегина, героев Дюма, Рабле и Жюля Верна. Став постарше, я узнал, что Дюма говорил о том, что истинный знаток употребляет устрицы в натуральном виде – без лимона и соуса. Мне казалось, что я и есть такой истинный знаток, но проверить это удалось только много лет спустя. Мопассан называл устрицы солеными сладостями и ел сырыми, как положено, и я мечтал составить ему компанию. А как мне нравилось, что считают устрицы не штуками, а дюжинами! Всё хорошее, что я читал про устриц, оказалось чистой правдой, и мои многолетние ожидания полностью оправдались – устрицы действительно пахли водорослями и морской свежестью. Их вкус описать совершенно невозможно, как это неоднократно справедливо отмечалось в литературе. Попытки сравнить их вкус и фактуру с чем-то общеизвестным заранее обречены на провал. Любое описание получается не особенно аппетитным, поскольку фактура у них, мягко говоря, слизистая, а вкус не похож ни на что. Правильнее всего сказать, что по вкусу они сама морская свежесть, и предложить интересующимся проверить это самим. Да, совсем забыл рассказать, что вопреки легендам, устрицы не пищат, когда их едят. Но, на мой взгляд, это их только украшает.

Устричное пиршество с Лоренцо меня, честно говоря, разочаровало. Моллюски были великолепны, и к моему удовольствию присутствовал мой любимый сорт устриц – белон, но Лоренцо не оправдал моих ожиданий. Дело в том, что мне несколько раз в жизни приходилось делить трапезу с изысканными гастрономами, поэтами желудка. Счастливцы, которые знакомы с наслаждением совместного со знатоком вкушения пищи, могут подтвердить, вкус улучшается многократно, и неромантический процесс введения в организм питательных веществ становится гармоничным синтезом чувственного и высоко духовного. К сожалению, итальянец уделил устрицам внимания куда больше, чем мне. Он поедал их с превеликим аппетитом и огромной скоростью и только отмахивался вилкой, когда я пытался вызвать его на гастрономический диалог. Я не хочу его ни в чем обвинять, в конце концов, я его сам пригласил за стол, но я был расстроен, что белон оказался и его любимым сортом. И вино было недостаточно кислым на мой вкус. О, как был прав Учитель Зеленой горы, говоря, что жизнь – это череда страданий!

К ужину в тот вечер Петров не вышел, и увиделись мы с ним только на утро. Я выразил желание отбыть в Москву, и Петров не стал меня задерживать. Напоследок я получил от него ряд рекомендаций относительно собственной безопасности. В частности он не советовал включать мобильный телефон до тех пор, пока я не окажусь в непосредственной близости от Роберта Карловича. Вертолет доставил меня до аэродрома, а еще через четыре с половиной часа человек Петрова встретил меня в Шереметьеве и отвез к Роберту Карловичу.

Глава IX

Траутман рассказывает о своих приключениях, а Роберт Карлович о Петрове и о секвенциях. Петров прав, Траутману грозит опасность. Законы сохранения и их нарушение. Граспессы и их поэтические наблюдения. Сравнение возможностей грасперов и граспесс. Траутман изучает теорию секвенций. Мираклоиды, локаторы и пентаграммы. Траутман обретает смысл жизни.

Как и договаривались, шофер высадил меня в двух кварталах от банка. Я включил мобильник, позвонил Роберту Карловичу и, убедившись, что он в банке, сказал, что буду через пять минут. Пройдя мимо шлагбаума, я сразу обратил внимание на десяток охранников, равномерно распределившихся по двору и внимательно следящих за мной, потом увидел Роберта Карловича, стоявшего у дверцы, в которую мы в прошлый раз заходили. Лицо наставника как всегда было очень серьезным. Я приветственно помахал рукой и двинулся по направлению к нему. Ответного жеста я не дождался, Роберт Карлович просто молча ждал, когда я приближусь. Мы пожали друг другу руки, он спросил: «Всё в порядке?» и больше не произнес ни слова, пока мы не очутились в лаборатории. Там мы расположились в двух креслах у ближайшего стола, где нас уже ожидал кофейник с двумя чашками, и я, не спрашивая разрешения, закурил. Откуда-то передо мной появилась пепельница, в которую я аккуратно успел два раза стряхнуть пепел, пока Роберт Карлович не произнес: «Ну, рассказывайте, Андрей. Где были, что видели?».

Я, стараясь говорить коротко, начал рассказывать, где был и что видел. Судя по всему, Роберта Карловича устраивали ритм и порядок моего изложения. Во время моего доклада большую часть времени он разглядывал свои ногти, иногда бросал короткий взгляд на меня, а перебил всего три раза. В первый раз после того, как я сказал, что инсайдер, лазутчик Петрова, с неправедно нажитыми деньгами находится где-то за границей в полной безопасности, Роберт Карлович иронически прокомментировал: «Ну, это вряд ли». Чуть позднее мне были заданы два вопроса. На первый из них я не смог ответить – про человека медведей в окружении Роберта Карловича – не запомнил ли я каких-либо подробностей. Второй вопрос почему-то касался самочувствия Петрова. Я заверил, что Петров чувствует себя настолько хорошо, насколько может чувствовать себя человек в его возрасте, отметив, что к моменту нашего расставания он выглядел бодрее, чем в начале.

После завершения отчета Роберт Карлович попросил мой мобильник, повертел его в руках и, ни слова не говоря, положил себе в карман пиджака. Понимая, что мобильный – прекрасный маячок для медведей, я не стал возражать против такой бесцеремонности. Роберт Карлович задумчиво побарабанил пальцами по столу и сказал, что скоро придет и удалился, оставив меня наедине с пепельницей и кофейником. Вернувшись минут через пятнадцать, он отдал мне телефон и сообщил, что к вопросу моей безопасности подключены нужные силы, и я могу об этом больше не беспокоиться. Потом Роберт Карлович с видимым неудовольствием признался, что в словах Петрова о вероятных планах медведей касательно меня, истины гораздо больше, чем хотелось бы, и зачем-то попросил не держать зла на старого похитителя. Я высказал заверение в абсолютно лояльном своём отношении к Петрову и удостоился пристального взгляда.

– Роберт Карлович, – поинтересовался я, – а кто он такой, Петров, чем он занимается?

– Правит, – непонятно ответил Роберт Карлович. – Правит мудро и справедливо.

Мне показалось, что в ответе прозвучала ирония, и я вопросительно посмотрел на собеседника, ожидая комментариев.

– Думаю, что я имею представление лишь о небольшой части его интересов, как в бизнесе, так и в политике, – Роберт Карлович решился более полно ответить на мой вопрос, – но человек он крайне серьезный. Несколько лет назад у моего банка были очень большие проблемы, которые я не смог решить ни с помощью денег, ни с помощью связей. Я обратился к Петрову, и через пару дней всё было улажено. Никакой платы за это он с меня не попросил.

– Петров предположил, что вы среди своего окружения единственный, кто имеет представление о секвенциях. Это правда? – поинтересовался я.

– В общем да. Правда, – признал Роберт Карлович.

Потом я задал вопрос про то, как Роберт Карлович относится к идее Петрова об объединении всех знатоков секвенций в некую организацию. Ответ я получил в форме дружеского совета. Совет заключался в том, что не стоит мне ввязываться в это дело, пока у меня не сложится личного мнения по большинству вопросов, связанных с секвенциями.

– А сейчас у вас, Андрей, слишком мало данных, чтобы иметь об этом сколько-нибудь обоснованное мнение. Вам нужно многое узнать, а для этого придется много учиться. И обучение мы начнем прямо сейчас, – заключил он. А еще через миг учтиво добавил: – Если вы не возражаете, конечно.

Я нисколько не возражал.

– Давайте вспомним наш эксперимент с нагреванием воды в двух сосудах, – предложил Роберт Карлович. – Как вы думаете, Андрей, в чём заключалась главная необычность результатов нашего опыта, что в наибольшей степени противоречило законам природы? Я имею в виду представление об этих законах на бытовом уровне.

У меня уже было время поразмыслить на эту тему, поэтому я довольно уверенно ответил, что самым удивительным был дистанционный перенос тепловой энергии.

– Логично, – одобрил Роберт Карлович. – А теперь произведем мысленный эксперимент. Допустим, время закипания жидкости в двух сосудах составило у нас сорок секунд. Теперь разрушим пентаграмму вокруг второго сосуда, в первый нальем холодной воды и повторим нагревание. Как скоро закипит жидкость?

Я уже знал, что под пентаграммой подразумевались пять пирамидок вокруг сосуда, и начал сосредоточенно и негромко рассуждать:

– Если пентаграммы нет, то секвенция не срабатывает. Тем самым, всё тепло горелки идет на нагревание первой колбы, а второй не достается ничего. Поэтому вода закипит примерно в два раза быстрее, секунд через двадцать. Правильно?

– Ошибаетесь. Вода закипит через те же сорок секунд – ответил Роберт Карлович и с интересом глянул на меня, ожидая реакции.

– Вы утверждаете, – недоверчиво спросил я, – что затратив тепло, достаточное на нагревание только одного сосуда, мы нагрели два? Мы были свидетелями нарушения закона сохранения энергии?

– В общем-то да, – подтвердил мой наставник. – Имело место нарушение закона сохранения. Закона в том виде, как его сейчас учат в школе. Не волнуйтесь, наука выйдет с честью из этой ситуации. Ведь похожее уже случалось, когда оказалось, что закон сохранения массы является частным случаем закона сохранения массы-энергии. Вы когда-то об этом очень хорошо написали, помните?

Я кивнул, быстро сообразив, о чем идет речь. Эта публикация была одной из моих немногочисленных по-настоящему добросовестных статей. В тот раз мне удалось убедить главную редакторшу женского журнала, что читательниц должны заинтересовать философские проблемы развития познания. Я обещал особо не умничать и привлечь аудиторию простым объяснением сложных вещей. Месяца три я увлеченно собирал материалы, с удовольствием открывая для себя каждый день что-то новое. После выхода номера я пару дней провел в сладком предвкушении потока восторженных отзывов от дам, обнаруживших, что кроме астрологии, денег, секса и диет, в мире существуют другие занимательные вещи. Отзывы, как я понимаю, незамедлительно последовали. Об их содержании я вскоре догадался из беседы с редактором. Беседа состоялась в ее кабинете и была неприятной по содержанию и унизительной по форме. Мне было сообщено, что научные статьи следует публиковать в научных журналах, а в нормальных изданиях, ориентированных на нормальных людей, им не место. В качестве научного журнала, в котором можно публиковать научные статьи, была упомянута «Наука и жизнь» – редактор продемонстрировала неплохую эрудицию в области научной периодики. В конце беседы на меня была наложена епитимья в форме поручения написать два материала на заданную тему. Уже в следующем номере мои творения увидели свет. Назывались они «Есть ли жизнь на Венере? Мужчины о женском оргазме» и «Быть должно дельным человеком. Определяем характер по форме ногтей». Я был реабилитирован, но мои околонаучные изыскания для меня самого не прошли бесследно. Можно сказать, что я впервые после школы, освежил свои представления о естественных науках. С этого момента нарушение закона сохранения и тому подобные вещи, случись они, удивили бы меня больше, чем, скажем, говорящая лошадь.

 

Роберт Карлович задумчиво посмотрел на меня и добавил разъяснение, которое, наверное, было призвано сорвать с законов природы остатки покровов тайн. Сказано было, что тот или иной закон сохранения существует всегда, и что, как только мы ставим знак равенства в физическом уравнении, мы утверждаем существование некого инварианта. Я ничего не понял, но значение каждого из этих слов, взятых по отдельности, мне было известно, поэтому я решил не уточнять общего смысла сказанного. Вместо этого согласно махнул головой и дал понять, что можно ехать дальше.

А дальше, Роберт Карлович сказал:

– Как вы совершенно правильно определили пару дней назад, наша секвенция содержит пять составляющих. Две пентаграммы – два события, два элемента. Наполнение из общей емкости с водой двух сосудов в центре пятиугольников – еще два события, получается четыре. Горящая горелка – пять. В момент завершения секвенции у вас в голове прозвучало ровно пять ароматических нот, причем две из них были абсолютно идентичными. Так и было?

– Совершенно верно, – признал я. Я с детского возраста навсегда запоминал составляющие ароматических взрывов, которыми часто заканчивались шалимары. Поэтому, вызвав в памяти тот ароматический аккорд, без труда убедился, что Роберт Карлович абсолютно прав – пять ароматов, из них два – одинаковые. Потом я немного сосредоточился и вспомнил ноту, показавшуюся мне знакомой в доме у Петрова, когда я давал нерушимое обещание. Теперь я точно знал, что обозначает эта нота. Это был аромат пентаграммы и теперь я узнаю его где угодно. Я сообщил об этом Роберту Карловичу, и он прямо расцвел:

– Андрей, мы с вами продвигаемся очень хорошими темпами. Скажите, а вы представляете, как можно практически применить эту вашу способность?

Умеет мой наставник вовремя похвалить. Я начал напряженно думать, пытаясь представить, чем может быть полезно распознавание пентаграмм в сработавших секвенциях. Я очень старался, и мне хотелось порадовать Роберта Карловича. Наверное, напряженная, но непроизводительная работа мысли отразилась на моем лице, и Роберт Карлович поспешил мне на помощь.

– Андрей, допустим, вы изучили состав сотни сработавших в вашем присутствии секвенций. В результате вам будет доступен своего рода словарь элементарных событий, составляющих секвенции. А это значит, что вы сможете полностью расшифровать состав неизвестной вам секвенции, при условии, что она целиком состоит из событий, присутствующих в словаре. Логично?

– Да, до этого я уже сам додумался, – согласился я. – Но если я правильно понимаю, в рецепт секвенции могут входить практически любые события, и едва ли мой словарь сделается достаточно полным, чтоб расшифровать что угодно.

Будьте скромнее, Андрей, – пожурил меня Роберт Карлович, – лучше иметь что-то, чем совсем ничего.

– А, кроме того, я не ощущаю последовательности составляющих событий, – продолжил я. – Вы ведь говорили, что события секвенции должны возникать в определенном порядке. Что толку уметь перечислить пятнадцать событий, если неизвестно в каком порядке их следует выполнить? Допустим, у вас есть сейф, открывающийся некой комбинацией из пятнадцати цифр. Любой человек может назвать составляющие «события» вашего кода. Это один, два, три, четыре и так далее. Но открыть сейф можете только вы.

– Впечатляющий пример, – уважительно признал Роберт Карлович. – Но на наше счастье существуют люди, которые могут нам в этом помочь. Их очень мало, как и грасперов, но они существуют. Догадываетесь, как они называются?

Наверное, по моему выражению лица было очевидно, что ни о чём таком я не догадываюсь. Поэтому, Роберт Карлович на свою загадку ответил сам, назидательно подняв вверх указательный палец:

– Граспессы, их называют граспессы!

– Среди ощущающих секвенции встречаются женщины, – догадался я.

– Да, но их дар несколько отличается от мужского – в чём-то превосходит, а в чём-то уступает. Кроме упомянутого дара чувствовать последовательность элементов секвенции в момент появления мираклоида, дамы обладают еще одним замечательным качеством. Состав секвенций и последовательность элементов они начинают ощущать уже в тот момент, когда грасперы-мужчины только-только получают сигнал о не завершенной секвенции.

– Очень впечатляет, – признал я. – Становится непонятным, зачем вообще нужны грасперы-мужчины и чего не умеют женщины из того, что можем мы?

– Прекрасная половина грасперов не в состоянии запомнить словаря составляющих событий, – пожаловался Роберт Карлович. – В течение непродолжительного времени после срабатывания секвенции, граспесса может в должном порядке описать словами ее составляющие. Сейчас я вам приведу пример такого описания, – из кармана черного пиджака была извлечена записная книжка в веселеньком, с цветочками, переплёте и открыта на закладке где-то посередине. – Слушайте, – и он начал с выражением читать: – Первая нота, как пение ангелов, с чарующими, очень высокими голосами. Голоса не мужские и не женские – ангельские, поют без слов, просто звук. И на этом фоне кто-то мягким, глубоким басом нараспев что-то говорит на таинственном непонятном языке. Заканчивается эта нота, словно много чаек закричало от боли. А вторая нота, как шум ветра в корабельных снастях. Ветер ломает ледяные иголочки, и они рассыпаются с жалобным и нежным звоном. Этот звон гораздо тише, чем сам ветер, но в тот момент, когда звенит сломанный лёд, его тихий звук заглушает свист ветра. А заканчивается эта нота тишиной, будто уши заложило ватой. Но это не отсутствие звуков, а звук тишины, он очень громкий, громче звука ветра. Потом звук тишины резко прекращается. Кажется, что из ушей выпали заглушки. Всё очень хорошо слышно, но слушать нечего, кругом тишина. И в этой тишине возникает третья нота. Она точно такая же, как первая и так же заканчивается криком боли чаек. А четвертая нота немного напоминает звук, с которым стартует Windows простой, на первый взгляд, но завораживающий. Но эта нота очень грустная. Я чувствую, что она кого-то жалеет. Потом жалость начинает переходить в злость, а злость – в ярость. Сама нота не меняется, но я слышу, что она выражает бешенство. И вдруг ярость осознает свое бессилие и неожиданно замолкает.

– Ух ты! – искренне восхитился я, – как поэтично и красиво. Мне кажется, это писала очень романтическая девушка. Почему бы не использовать эти записи для идентификации нот секвенции? Кроме того, думаю, можно синтезировать как-то звук события и записать в виде музыки.

– Записывать музыку пробовали, – слегка раздраженно сказал Роберт Карлович. – Эффекта – ноль. А что до романтической девушки, – ехидно добавил он, – то эта особа примерно моего возраста, но превышает меня по весу раза в два с половиной.

Думаю, что холодное выражение, которое я придал своему лицу, дало понять Роберту Карловичу, что мне нет дела до возраста и водоизмещения неизвестной грасперши. Наверное, поэтому он немедленно сменил тему:

– Послушайте-ка лучше еще одно описание, – из того же кармана был выужен стандартный лист бумаги, сложенный вчетверо, развернут и с выражением зачитан:

– Сначала я ощущаю, как бы едва слышный звук вертолета. Вертолет приближается, и становится ясно, что этот звук состоит из натуральных скрипичных флажолетов, – Роберт Карлович оторвался от чтения и прокомментировал, – эта дама когда-то училось в музыкальной школе по классу скрипки, – и снова вернулся к листку. – Флажолеты переходят в скрип, затем в шипение и постепенно сходят на нет. Вторая нота начинается с отрывистых, синкопированных, низких и глухих ритмичных звуков. Вскоре становится понятно, что это звук шагов какого-то гиганта. Звуки постепенно замедляются и становятся глуше, у меня прямо в мозгу начинают, дребезжа, звенеть высокие обертоны, как будто великан продолжил движение под водой. Я слышу тяжелое дыхание гиганта, по ритму оно начинает совпадать с его шагами. Дребезжащие обертоны покидают мой череп и входят в воду. Там они приобретают мягкость, а затем и нежность, удаляются от меня и завершаются жалобным тихим всхлипом, определенно детским. И тут я обнаруживаю, что шаги гиганта давно стихли. Третья нота в точности та же, что и первая, звук вертолетов, переходящий во флажолеты, – чтец-декламатор оторвался от шпаргалки и хитро посмотрел на меня. – Начали догадываться?

– Это описание одной и той же секвенции? – предположил я.

– Точно! – удивился Роберт Карлович. – А как вы догадались?

– Догадался, честно говоря, по ехидному выражению вашего лица, – признался я.

– Граспессы чувствуют последовательность событий, и это можно использовать, – неожиданно сухо произнес Роберт Карлович и строго посмотрел на меня, будто это я, а не он ехидничал по поводу прекрасной половины грасперов.

– Давайте оставим на время милых дам и постараемся двинуться дальше. Как вы считаете, если бы мы составили пентаграммы сегодня, а воду в колбы налили бы, скажем, через месяц, секвенция бы сработала?

– Наверное, нет, – осторожно предположил я, а потом, продемонстрировав во всем блеске оригинальность своего мышления, поинтересовался, – а от цвета пирамидок что-нибудь зависит?

– Нет, Андрей, – как будто бы не удивившись, ответил Роберт Карлович, – в чём-то пирамидки существенно отличаются друг от друга, но покрашены они по-разному, чтобы в правильном порядке составить пентаграмму. Другими словами, цвет не имеет значения.

– А размер, – неожиданно для самого себя спросил я, – размер имеет значение? Если бы пирамидки были размером с египетские, что-нибудь бы поменялось?

Взгляд, которым наградил меня Роберт Карлович иначе, как ошарашенным, назвать было бы сложно. Он несколько секунд пожирал меня глазами, потом прокашлялся и произнес:

– Да, изменилось бы очень многое. В частности, такие «пирамидки» в состоянии ожидать следующего события подольше, чем месяц.

– Насколько долго – год, много лет? – жадно спросил я.

– Долго. Много лет, – мне послышалась некоторая неуверенность в его голосе, – очень много лет. Некоторые полагают, что тысячи лет, – после этого Роберт Карлович сделал глоток холодного кофе и примолк, собираясь с мыслями.

– Мы вплотную приблизились к очень важному вопросу, – через некоторое время продолжил он. – Как вы теперь понимаете, кроме периода безразличия секвенции, существует еще и, так называемый, «период внимания». Период внимания является свойством события по отношению к конкретной секвенции, в которую это событие входит. Пока не завершился период внимания, событие может принять участие в секвенции. Понимаете?

– Нет, – честно признался я.

Это довольно легко объяснить, – успокоил меня Роберт Карлович. – Дело в том, что одно и то же событие потенциально может принимать участие в нескольких секвенциях, но принимает максимум в одной. Например, нашу пентаграмму можно было бы использовать как для дистанционного нагревания воды, так и для принесения обещания, которое нельзя нарушить. Это понятно?

– Более-менее, – ответил я, вспомнив своё недавнее принесение клятвы.

– Но дать нерушимое обещание следует в течение примерно получаса после построения пентаграммы, – продолжил Роберт Карлович, – а нагревания воды наша пентаграмма могла бы дожидаться неделю.

В моей голове понемногу начала складываться новая картина устройства мира. Картина была довольно странной и неожиданной, но вполне непротиворечивой и позволяла кое-что прогнозировать. Я немного подумал и спросил:

– Вы сказали, что событие может принимать участие в нескольких секвенциях только потенциально. Значит ли это, что, если я с помощью вашей пентаграммы дам нерушимое обещание, то вы не сможете использовать её в целях теплоснабжения?

Я смотрел на Роберта Карловича и видел, что он мною очень доволен. Под его взглядом я почувствовал себя троечником, который вдруг сообщил любящему родителю, что получил золотую медаль за успехи в учебе, и теперь именем его родителя будут названы школа, улица, на которой школа стоит и весь прилегающий район.

Вдохновленный отеческим взглядом, я продолжил:

– А это означает, что обладая соответствующими знаниями, я смогу предотвращать выполнение чужих секвенций.

Как это ни странно, но лицо наставника приобрело еще более гордое и радостное выражение. Никто и никогда на меня так не смотрел и, боюсь, уже не посмотрит. Это был взгляд Папы Карло, обращенный на полено, превратившееся его стараниями в деревянного мальчика. Бывшее полено оказалось умненьким и благоразумненьким, чем привело мастера в полный восторг. Я почувствовал неловкость, и чтобы ее скрыть спросил, нельзя ли ознакомиться на практике еще с какой-нибудь секвенцией.

– Отличная мысль, – одобрил Роберт Карлович. – Но сначала я хотел бы рассказать о локализации мираклоида.

– Мираклоид – это нечто, связанное с чудом? – предположил я.

– Совершенно верно, – подтвердил Роберт Карлович. – Мираклоид – это событие или явление, проявляющееся в результате срабатывания секвенции и не объяснимое законами природы. В случае с нашими колбами – это было нагревание сосуда, под которым не была зажжена горелка. Вода нагрелась и начала кипеть. Это – событие, и произошло оно там, куда указывает локатор – пентаграмма. 

Пришлось спросить, что такое локатор и выслушать объяснение про локаторы и идентификаторы. Затем мы вернулись к нашей секвенции с пирамидками и колбами:

– А зачем вторая пентаграмма?

– У этой секвенции два локатора. Оба указывают на объекты, которые будут энергетически синхронизироваться. Какой из объектов является объектом синхронизации, а какой субъектом, в данном случае определяется очередностью свершения событий-локаторов.

– Я не совсем понял, – попытался уточнить я, – в данном случае локатор – это событие, которым является посторенние пентаграммы, или предмет – сама пентаграмма?

Похоже, я озадачил Роберта Карловича своим вопросом. Он наморщил лоб и задумчиво произнес:

– Я затрудняюсь ответить на ваш вопрос. В целом разделение на предмет и событие здесь не очень правомерно. В данном конкретном случае важно понимать, что мираклоид прекратит своё существование, если хотя бы одна из пентаграмм будет разрушена. В то же время, если мы перенесем один из столов в другую комнату, вода над не зажженной горелкой продолжит кипеть.

– А если перенести стол с пентаграммой подальше, например, на километр, или увезти в другой город? – продолжал  допытываться я.

– Это правильный вопрос и мы его обязательно обсудим. Но позже, – мягко сказал Роберт Карлович.

– Можно я попытаюсь задать еще несколько вопросов, – попросил я, – если вы сочтете, что они в рамках нашей учебной программы, то сразу и ответите. Мне кажется, что так будет полезно для моего восприятия. А то, меня не оставляет ощущение шила в известном месте.

– Хорошо, – кротко ответил Роберт Карлович, – мы можем попробовать.

– Если я правильно понимаю, – осторожно начал я – то, что я называю «шалимар», принято называть «грэйс». Это действительно одно и то же?

– Я бы сказал, что шалимар представляет собой разновидность грэйса. И то и другое – субъективное ощущение наличия незавершенной секвенции. Мозг воспринимает грэйсы через традиционные человеческие чувства. Вы, Андрей, воспринимаете грэйс через обоняние и называете его шалимаром. Другие известные мне грасперы чувствуют грэйс слухом или зрением. Я не исключаю, что существуют грасперы, использующие другие чувства: вкус, осязание, равновесие или чувство температуры. Поскольку грэйс вызывает исключительно положительные ощущения, я не включил боль в список возможных чувств. Впрочем, бывают люди, получающие наслаждение от боли.

Задавая следующий вопрос, я был уверен, что ответа не получу. Но я попытался и спросил:

– Интересно, а сколько всего в мире грасперов? А у нас в России сколько?

– Не знаю, даже боюсь предположить, – и Роберт Карлович посмотрел на меня открытым и честным взглядом.

– Давайте я задам последний вопрос, а потом мы сможем планомерно двигаться по учебному плану, – я постарался придать своему тону оттенки не только легкомысленные, но и шутливые. В том, что я получу ответ, который меня удовлетворит, я сильно сомневался. – Каким вы видите моё будущее? Чем я буду заниматься, как жить? Мне придется всю жизнь бегать от медведей?

Роберт Карлович ответил немногословно, но довольно оптимистично:

– Вы будете изучать и применять секвенции. Применять, извините за патетику, на благо человечества. Сам вы тоже не останетесь внакладе. С медведями придется что-то придумать. Но, что могу сказать точно – скучно вам уже никогда не будет.

Глава X

Банк в осаде. Медведи начинают применять секвенции. У Петрова появился рецепт трехсотлетней заморозки секвенций. Буллы объединяются. Образование Секвенториума. Грасперы боятся погибнуть при секвенции заморозки и приносят нерушимое обещание. Траутман остается единственным полноценным граспером. Формулы секвенций стекаются со всего мира в Секвенториум. Траутман изучает формулы. Траутману объясняют, почему все буллы стремятся вступить в Секвенториум. Петров рассказывает про методы шифрации, а Траутман зевает.

Ровно в восемь часов утра я, как всегда, вошел в лабораторию. Путь от моей спальни до лаборатории с некоторых пор начал отнимать почти десять минут. На знакомом маршруте четыре недели назад появилось несколько поистине сейфовых дверей, перед каждой из которых сидел охранник – серьезного вида мужчина в черном с кобурой на поясе. Я знал, что кобура пустая. С тех пор, недели три назад, охранники вдруг без видимой причины начали стрелять друг в друга и по окружающим, Роберт Карлович распорядился изъять у них оружие. Не лишним будет добавить, что дурацкой перестрелке предшествовали грэйс и ароматический взрыв. Я подумал, что основная задача охранника сейчас – убедиться, что я по-честному прохожу биометрическую проверку, прикладывая к окуляру свой собственный глаз, а не коварно выдранный из глазницы некого Траутмана. Если охраннику что-то покажется подозрительным, мы с ним окажемся заблокированными в коридоре и будем ожидать решения экспертов, как именно с нами следует поступить. Насколько мне известно, эксперты, которые будут принимать такое решение, находятся не у нас в здании, а где-то очень далеко – может быть, даже не в Москве. За бронированной дверью находится небольшой, но крайне неуютный тамбур, освещенный ярким белым светом. Во всех тамбурах имел место туман, такой же, как я видел перед лабораторией во время моего первого визита. Я уже давно понял, что основными функциями тумана являются не эстетические, а неведомые мне охранные, я об этом не спрашивал – и своих дел было по горло. В каждом из этих туманных тамбуров всякий раз, когда я шел в лабораторию, а говоря попросту, ежедневно, мне проходилось проводить до двух минут, пока невидимые мне специалисты неизвестными мне способами дистанционно убеждались, что я – это я. Многое изменилось за прошедшие сорок дней. Банк был на осадном положении. То есть как банк, он продолжал функционировать совершенно полноценно – совершались какие-то транзакции, клиенты открывали счета и получали наличные через банкоматы, фирмы осуществляли платежи, на остатки на счетах начислялись проценты, а на днях банк осуществил эмиссию собственных ценных бумаг, которые получили должное признание на бирже. Если бы клиентам банка стало известно, что всё золото в наших подвалах обратилось в свинец, популярность банка, как легко догадаться, несколько бы упала.

Грэйс, сопровождавший эту псевдо-алхимическую секвенцию, пожравшую наше золото, я, конечно, уловил и ароматического взрыва, превратившего золото в свинец, тоже не пропустил. К сожалению, ни одного знакомого элемента там не было. Несмотря на это, из распоряжений, которые мой наставник отдавал по телефону, я понял, что он поручает охране искать пентаграмму в окрестностях банка. Я сказал, что ноты пентаграммы определенно не почувствовал, а Роберт Карлович рассеяно ответил, что пентаграммы, они бывают разные. Примем к сведению.

Ближе к вечеру того же дня Роберт Карлович показал мне странную монету диаметром сантиметров в десять. На одной стороне был изображен российский орел, а на другой почему-то два бобра. Оказалось, что еще недавно такие золотые инвестиционные монеты банк продавал тысяч по семьсот рублей за штуку, и их покупали. Похоже, что теперь монетка упала в цене – она тоже сделалась свинцовой. Судя по всему, всё золото в нашем здании было обращено в свинец. Я забеспокоился о золоченых контактах, которые, как я догадывался, присутствуют в нашем многочисленном электронном оборудовании, но Роберт Карлович сказал, что всё под контролем, и мне не надо беспокоиться.

А я и не беспокоюсь, подумал я. Я абсолютно спокоен. Конечно же, это было неправдой.

Банк был в осаде, не как финансово-кредитное учреждение, а в качестве репозитория рецептов секвенций и хранилища некой души, отягощенной телом. Два последних предмета хранения, как я считал, принадлежали исключительно мне – Андрею Траутману. Прочие были совместной собственностью без разделения долей, принадлежащей некоммерческой организации под названием «Международный общественный фонд Секвенториум». Несмотря на говорящее название новой организации, сведения о самом существовании секвенций по-прежнему не выходили за узкий круг посвященных – буллов и медведей.

 

Многое изменилось за последние шесть недель. Всё началось с того, что старый затворник Петров, не покидая своего красноярского уединения, обнаружил очень любопытную секвенцию. Даю голову на отсечение, что ее рецепт был просто украден сотрудниками моего друга –  поверхностное знакомство с некоторыми методами Петрова позволяет мне сделать такое предположение.

Новый рецепт был не из тех, что ревниво укрывается счастливым обладателем от любопытных глаз, ушей и носов с тем, чтобы в нужное время принести владельцу силу и власть. Проклятая формула низводила всех членов неформального клуба любителей секвенций до положения обычных бизнесменов или политиков, в зависимости от основной деятельности этих самых членов. Низводила не на жалкие три года, которые, увы, не все члены клуба могли рассчитывать пережить, хотя бы и в лишениях, а на целые триста лет, плюс-минус десятилетие. Потому что это была Великая Секвенция Безразличия или, если верить другим, вполне достоверным источникам, Секвенция Великого Безразличия. А самым ужасным было то, что выкрадена она была у сообщества, которое готово пустить её в ход при первой удачной возможности. И оттого, что рецепт умыкнули из этого зловредного сообщества, названное сообщество не прекратило этим рецептом владеть. Таковы реалии информационных технологий.

Это была не единственная разрушительная весть, принесенная доблестными лазутчиками петровыми. Оказывается, медведи, в преддверии своей сокрушительной победы, пошли на нарушение своего же базового принципа. Говоря современным языком, они отменили мораторий на использование секвенций во имя достижения своей сомнительной цели. По существу, они решили, что цель оправдывает средства. Как мне представляется, эта беспринципность больше всех возмутило клерикальное крыло или, правильнее сказать, клерикальные крылья нашего неформального клуба любителей секвенций – набожные люди бывают очень строги к другим.

Описанные события вызвали процессы, которые иначе, как центростремительными не назовешь. И центром, куда стремились этих процессы, как легко догадаться, сделался мой друг Петров. Неформальный клуб на глазах стал приобретать черты вполне формализованной организации со всеми атрибутами, присущими таковым организациям: уставом, членскими взносами и управляющим органом.

Обстоятельства складывались в пользу молодой организации. На ее счастье, у Петрова уже имелся проект устава. Согласно этому проекту, Секвенториум (именно так решили назвать организацию) представлял собой что-то вроде партии революционного типа. Основополагающим принципом Секвенториума сделался демократический централизм. Как известно, в классическом виде этот принцип предполагает безусловное подчинение меньшинства решению большинства и суровое наказание нарушителей партийной дисциплины.

Для того чтобы сделаться членом Секвенториума необходимо было внести вступительный взнос. Взнос состоял из формул секвенций. Производя этот взнос, бывший владелец с помощью нерушимого обещания обязывался не применять свою секвенцию. Теперь такая  секвенция могла быть активизирована только руководителями Секвенториума с применением специального регламента. Этот регламент обеспечивал защиту интересов большинства членов организации. Интересно, что в регламенте также были упомянуты интересы остального человечества. Их следовало неукоснительно соблюдать, если они не противоречили интересам членов Секвенториума. Воистину, мы были гуманитарной организацией.

Я говорю «мы», потому что также сделался членом Секвенториума. Петров, как и обещал, сделал от моего имени вступительный взнос, что с его стороны было  очень мило – мне нравится, когда люди сдерживают своё обещание, хотя бы и данное сгоряча.

Целыми днями мы с Робертом Карловичем занимались изучением секвенций, формулы которых продолжали поступать со всего мира. Расположились мы в центральной лаборатории, в которой я совсем недавно увидел свою первую секвенцию. Иногда Роберт Карлович, учтиво извинившись, исчезал за одной из дверей, выходящих из центральной лаборатории. Я знал, что там находится его персональный научный кабинет. Мне был выделен такой же, но я предпочитал работать в просторном центральном помещении. В ходе работы мы систематизировали, каталогизировали и, по возможности, проверяли секвенции, входящие во вступительные взносы участников. Систематизацией и каталогизацией, строго говоря, занимались не мы, а только мой наставник. Зато при проверке секвенций, мне отводилась ключевая роль. Осуществляя проверку, мы, как правило, не доводили дело до возникновения мираклоида. Просто я дожидался возникновения грэйса, затем мы делали соответствующую отметку в базе данных и переходили к следующей секвенции. Проверке подвергались, разумеется, не все секвенции. Согласитесь, что в наших условиях затруднительно проверить секвенцию, начинающуюся с заклания слона-альбиноса под древним баобабом (шучу, нет такой секвенции, не пытайтесь повторить это у себя дома).

Мой внутренний словарь элементов секвенций стремительно пополнялся, так как некоторые безобидные по описаниям секвенции с небольшими периодами безразличия, мы доводили до конца. Мы могли себе это позволить из-за того, что пока еще не принесли нерушимого обещания, препятствующего реализации общественных секвенций частным порядком, вне регламента. Таковое обещание мы принесем, когда закончим разбираться с секвенторным общественным достоянием, – так мне объяснил Роберт Карлович. Вступительные взносы членов Секвенториума, как я заметил, зачастую содержали одинаковые секвенции. Я обратил на это внимание наставника, но он успокоил меня тем, что окончательный зачёт членских взносов произойдет позже, после изучения всего полученного.

Петров был всё время где-то рядом. Он появился в Москве сразу же после учреждения Секвенториума. Именно Петров предложил разместить хранилище секвенций в подвалах у Роберта Карловича. Мне казалось, что, несмотря на сложности коммерческого плана, Роберт Карлович был очень доволен, что сделался эдаким хранителем секвенций всего Секвенториума. Петров много времени проводил с нами в лаборатории, помогал разбираться с запутанными формулами и часто давал дельные советы.

Нужно сказать, что большинство формул мы получали по электронной почте. Как правило, это были цифровые фотографии различных документов («сканы», как их называл Роберт Карлович). Часть из документов явно были старыми и даже древними. Написаны они были на самых различных языках. К своему удивлению я узнал, что Роберт Карлович владеет не только основными европейскими языками, но знает еще и несколько вполне экзотических – арамейский, санскрит и арабский. Мои познания в иностранных языках очень ограничены – я вполне бегло и при этом вызывающе неправильно говорю по-английски, с трудом со словарем могу разобраться во французских и немецких текстах. Такие люди, как Роберт Карлович, всегда вызывали у меня восхищение, переходящее в зависть.

Как я уже говорил, Роберт Карлович знал много языков, но далеко не все. Японского и китайского он, например, не знал. Тем не менее, переводы таких текстов тоже были в нашем распоряжении. Я подозреваю, что текст формулы разбивался на несколько фрагментов, которые переводили разные люди. Возможно именно из-за того, что куски формул переводились вне контекста, полная формула, составленная из таких кусков, зачастую оказывалась абсолютно непонятной. Часто для выполнения секвенций требовались знания, которыми я просто не мог обладать. Например, в одном из рецептов, под «мочой матери-рыси» подразумевался просто янтарь, как мне объяснил Роберт Карлович. В другом рецепте я нашел упоминание «земного масла» и предположил, что это – нефть. Роберт Карлович скептически заметил, что это может быть чем угодно и показал мне статью, где так именовалась мякоть гриба «весёлки», а после этого посоветовал не отвлекаться, а продолжать испытания более очевидных секвенций.

Я удивился, что рецепты приходят к нам просто по электронной почте. Я слышал, что почту можно перехватывать, и был уверен, что в нашей авантюрной ситуации это вполне вероятно. Роберт Карлович объяснил мне, что материалы к нам приходят в виде зашифрованных архивов. Для того чтобы расшифровать такой архив нужно знать специальный ключ – длиннющую последовательность букв и цифр. По словам Роберта Карловича, даже создатель программы-архиватора не имеет никакого преимущества при расшифровке – ему потребовались бы около ста тысяч лет, чтобы расшифровать один из архивов. Меня это объяснение успокоило. Я только спросил, каким образом нам доставляются ключи к архивам. «Самым надежным способом», – уверил меня Роберт Карлович и заговорил о чем-то другом.

Работали мы очень много и воодушевленно. По существу наши сутки состояли из работы и коротких перерывов для приема пищи и сна. Поспать я всегда любил, а тут мне хватало всего пяти часов, и я всё время чувствовал себя очень бодрым. Я поделился этим наблюдением с Робертом Карловичем, и он ответил мне какой-то цитатой: «После физического труда можно спать больше, чем после умственного, подчиненные могут спать больше руководителя, материалисты могут спать дольше тех, кто занимается духовной практикой». Я посмотрел на него, ожидая продолжения, но он снова припал к монитору.

Побеседовать на более-менее отвлеченные темы получалось только во время коротких перекусов. Роберт Карлович упорно называл их все «ланчами». Был ланч утренний, пара дневных и вечерний. Я вспомнил, что когда-то Роберт Карлович представился мне как американский адвокат. Уж в Америке-то должны знать значение слова lunch? Это поистине удивительно, сэр!

Как-то раз (мы ланчевали втроем, с Петровым), я поинтересовался формулировкой нерушимого обещания, с помощью которого бывшие владельцы отказывались от своих прав на секвенции. Оказалось, что есть стандартная фраза, что-то вроде «Я обещаю, что прекращу дышать, если» и далее по тексту.

– Неужели работает? – восхитился я.

– Еще как! – подтвердил Петров, после этого перевел взгляд на Роберта Карловича и спросил, – Роберт, ты что, еще ему не рассказал? Нехорошо же.

Роберт Карлович дернул левым плечом и дерзко уставился на Петрова. Похоже, он не считал, что это «нехорошо».

Не обращая внимания на взгляд василиска, которым в него продолжал упираться Роберт Карлович, Петров обратился ко мне:

– Траутман, тебя не удивляет, что все медведи мира вожделеют именно тебя, совершенно наплевав на других грасперов?

– Меня, в первую очередь, это печалит и возмущает, – с достоинством ответил я. – Но и удивляет тоже. А ты знаешь, почему?

– Сейчас и ты узнаешь, – пообещал Петров и очень сжато изложил следующее:

Рецепт замораживания на три года всех секвенций широко известен. Широко известен в узких кругах, понятное дело. В этом рецепте в качестве элемента должен принимать участие граспер. Граспер, находящийся в трезвом уме и здравой памяти, или, наоборот, в здравом уме и трезвой памяти. Одним словом, бодрствующий, не обдолбанный наркотиками и не пьяный. В качестве элемента граспер возникает ближе к завершению секвенции. Никто его не обижает и не мучает, но при исполнении завершающего события, он засыпает вместе с секвенциями. И никогда уже, в отличие от них, не проснется.

– Догадался, Траутман? – прорычал Петров, – ведь догадался же!

– Нет, – сухо ответил я. Вроде бы человек выказывает уверенность в моей прозорливости, а получается как-то обидно.

– Траутман, – загрохотал Петров, – каждый граспер приносит нерушимое обещание, что не будет участвовать в этом бесовстве. И начинается это обещание словами «я обещаю, что перестану дышать», – соображаешь теперь?

Я начал соображать и довольно быстро сообразил, что под «бесовством» Петров имел в виду секвенцию безразличия. И что, если граспер пообещал умереть, когда его привлекут к участию в этой секвенции, он полностью теряет всякий интерес для медведей. Ну, может, не полностью. Но удушить его могут только из соображений мелкой мстительности, а, не преследуя великую цель. То есть достаточно принести соответствующее нерушимое обещание и проинформировать об этом медведей, и они от меня навсегда отвяжутся!

– А почему вы мне не подсказали? – мой вопрос относился уже не к Петрову, а к наставнику.

– Видите ли, Андрей, – очень интеллигентным голосом начал Роберт Карлович. Я напрягся. За такими тоном и формулировкой должна последовать ложь или еще какая-то гадость. – Всё имеет свою цену, – продолжал мой наставник, – точнее, за всё надо платить. Грасперы, принесшие эту клятву, теряют возможность анализировать сработавшую секвенцию и навсегда теряют свой словарь элементов.

– Ну и ладно! – кажется, мой голос звучал слишком запальчиво и громко, – я буду продолжать изучать секвенции, всё равно что-то от граспера у меня останется – я буду ощущать то, чего не ощущают другие люди, например, вы. Зато, я не буду постоянно чувствовать себя мишенью.

Я еще довольно долго что-то говорил, обращаясь то к одному старику, то к другому. А они сидели и просто молча на меня смотрели.

– Я понял, – сказал я, повернувшись к Роберту Карловичу. – Если я это сделаю, то вы потеряете ко мне интерес, отберете свои деньги и квартиру, а меня выкинете на улицу. Я прав?

– Андрей, – спокойно сказал Роберт Карлович, – давайте договоримся. Это ваши деньги и ваша квартира, и я никогда не попытаюсь их забрать. От исследований я вас тоже не намерен отстранять – грасперы на дороге не валяются. Просто вы начнете жить вполсилы, в десятую силы. Вы будете шипеть там, где раньше могли кричать или петь, ползать там, где раньше бегали и летали, будете ходить, согнувшись там, где раньше расправлял плечи. И никогда не забудете, что есть другая жизнь. И вы будете каждый день сожалеть, что выбрал жизнь червя.

– Ладно, ладно, червя, а вы сам-то кто? Вы не способны ощущать даже того, что я буду продолжать чувствовать, – внезапно разозлился я, – а другие грасперы, они тоже черви?

– Отвечаю по порядку, – казалось, Роберт Карлович совсем не обиделся. Я – один из хозяев этого мира. Не самый могущественный, но – хозяин. А вы, как и большинство грасперов, наемный служащий и навсегда им останетесь. Сейчас мы предлагаем присоединиться к тем, кто принимает решения за других.

– Траутман, – подключился к беседе Петров, – по первому требованию я предоставлю тебе необходимую формулировку обещания, помогу дать это обещание и обеспечу, чтоб медведи узнали, что ты им больше не интересен. Это только твой выбор.

– Мне нужно подумать, – несколько обескуражено произнес я. – Дайте мне время подумать. А сейчас, если не возражаете, мы могли бы еще немного поработать.

 

Следующей ночью я проснулся от шалимара или, как я всё чаще его называю, грэйса. Запах, как и положено, был очень приятным. Разложить его на составляющие, как всегда, не удавалось. Я подумал, что основная идея аромата – запах моря. Не того моря, что каждый с помощью ароматизатора может устроить у себя в ванной, а настоящего моря – с водорослями и ракушками выброшенными на берег, с тонконогими чайками, суетливо бегающими по кромке воды и клюющими всякую гадость. Я стряхнул с себя приятное оцепенение, которое на меня накатывает, когда приходит грэйс, снял трубку внутреннего телефона, стоящего в изголовье кровати, и набрал номер Роберта Карловича. Предупредил о грэйсе, глянул на часы, обнаружил, что спать еще можно больше трех часов, и с удовольствием закрыл глаза. Увы, ненадолго. Грянул ароматический взрыв. Я уловил два знакомых компонента – первый один из тех, что чувствовал незадолго до того, как охранники затеяли игру в Зарницу, а второй присутствовал при обращении нашего золота в прах, или, если быть точным, в свинец. Я еще раз позвонил Роберту Карловичу, положил трубку и прислушался. Ничего услышать я, конечно, не мог – звукоизоляция в моей банковской квартирке была просто потрясающая. Я еще немного послушал и незаметно для себя заснул.

Утром, уже придя в лабораторию, я спросил у Роберта Карловича, что это было.

– Не знаю, – озабоченно сказал Роберт Карлович, – люди работают.

Что касается работающих людей, их образовалось какое-то невероятное количество. К спецслужбе банка, которая и сама по себе представляла довольно многочисленное военизированное подразделение, присоединились ребята из дружественных организаций – отечественных и зарубежных. Оно и понятно – члены-участники молодого Секвенториума всеми силами стремились защитить свои инвестиции. Нашей объединенной армией, как я понял, ведал Петров. Будучи человеком разумным, он отказался от помощи со стороны угандийских и конголезских отрядов. Но даже при этом наша дружина не всегда напоминала православное воинство. Как мне рассказал Петров впоследствии, наша армия была разбита на небольшие отряды – тройки, позже пятерки и даже десятки, в каждую из которых входил представитель коренной московской национальности. Русский отнюдь не всегда был командиром отряда и зачастую просто выполнял функции переводчика и, я бы сказал, дипломата. Основной его задачей было объяснить милиционерам, активно желающим проверить регистрацию у лиц явно не московской национальности, что с ними, милиционерами, произойдет прямо сейчас, если они не исчезнут за линией горизонта. При этом милиционерам демонстрировались удостоверения, после ознакомления с которыми, охотничий инстинкт покидал их и возвращался очень нескоро. Я надеюсь, во всяком случае, что нескоро. Документами абсолютно, кстати, подлинными, снабдил наших ребят Петров.

Что за секвенция меня разбудила ночью так и не выяснилось. Оттого было как-то беспокойно. Роберт Карлович предположил, что ароматическая нота, которую я запомнил еще с превращения нашего золота в свинец, является признаком неизвестной пентаграммы, и мы продолжили нашу работу.

В районе второго дневного ланча появился Петров. Негромко поговорил о чём-то с Робертом Карловичем и прорычал, обращаясь уже ко мне:

– Ну что, Траутман, что решил? Ужом презренным будешь ты или гордым соколом?

Я поднялся с кресла, подошел к Петрову и, глядя ему прямо в глаза, спросил:

– Петров, знаешь, кто ты?

– Кто? – с веселым любопытством повторил Петров.

– Ты коварный манипулятор, играющий на серебряных струнах моей нежной души, вот кто, – твердым голосом произнес я и добавил, – будь добр, подготовь всё, чтобы я успел принести клятву в случае штурма.

– Хороший мальчик, правда? – спросил Петров, обращаясь к Роберту Карловичу.

Тот только самодовольно улыбнулся, будто родил и воспитал мальчика лично он. Тоже тот еще манипулятор.

За ланчем я вдруг вспомнил о евгенических планах Петрова и поинтересовался, как продвигаются дела на этом фронте.

– Всё идет по плану, Траутман, спасибо тебе, – пробасил он в ответ.

Потом я постарался выяснить у Петрова, как ему удалось заманить такое количество людей в Секвенториум, вынудив их расстаться с самым дорогим, что имели.

– Страх, Траутман, элементарный страх, – объяснил Петров. – Трехсотлетняя секвенция безразличия сделает их обыкновенными людьми, а это очень страшно.

– Не слишком убедительно, друг мой, – проговорил я, глядя ему в лицо. – Ты бы уж рассказал своему соратнику всё, как есть.

Петров немного подумал и рассказал. Из его слов получалось, что каких-то универсальных кнутов и пряников для рекрутирования новых членов не существовало. Одним из привлекательных моментов для новых членов стало то, что к уплате вступительных взносов принимались и старые формулы, которыми уже много лет никто не пользовался. Эти формулы пылились в личных собраниях секвенций очень долго, зачастую сотни лет. Многие из формул были зашифрованы или просто непонятны. По существу наши прозелиты зачастую делились тем, чем никогда бы сами не воспользовались.

Существовал, оказывается, и еще один довод. Актуален он был, правда, только для грасперов. Но среди новообращенных было некоторое количество грасперов. Кроме того, грасперы использовались в качестве наемных работников, и терять их никому не хотелось.

А пряник или, скорее, кнут заключался в следующем:

Принеся соответствующее нерушимое обещание, грасперы в свое время обезопасили себя от участия в секвенции трехлетней заморозки. Сейчас, когда медведям стала известна формула великой, трехсотлетней заморозки, грасперы снова должны были сделаться объектом охоты. Понятно, что никому из грасперов не хотелось сложить голову, приняв участие в этой секвенции в качестве расходного материала. Это дало возможность Петрову расплачиваться с новыми членами формулировкой нерушимого обещания, делавшим невозможным участие граспера в секвенции великой заморозки.

Полностью рецепт трехсотлетнего безразличия Петров, как я понял, благоразумно никому не показывал и показывать не собирался.

Я попросил Петрова подготовить на всякий случай для меня нерушимое обещание и для этой секвенции, и мы снова отправились работать.

Я уже давно обратил внимание на то, что Роберт Карлович и Петров изучают чужие рецепты совсем по-разному. Роберт Карлович во главу угла ставит эффективность. Игнорирует, оставляя на будущее, рецепты с непонятным или неоднозначным содержанием. Его задача зафиксировать понятные, прозрачные рецепты, проверить их достоверность и зарегистрировать в базе данных так, чтобы их можно было легко найти. Похоже, что он готовит арсенал оборонительных, защитных и просто полезных средств, стараясь чтобы Секвенториум обрел мощь, превосходящую суммарную мощь его участников. И эта мощь нужна ему как можно скорей. Мне кажется, что Роберт Карлович старается в первую очередь зафиксировать рецепты, обеспечивающие защиту от самых разных напастей. Мне вполне понятен его подход. С остальными рецептами мы сможем разобраться потом, в будущем. Если доживем до этого будущего, и если вопросы секвенций в этом будущем останутся для нас актуальными. Благодаря моему наставнику, словарь в моей голове уже содержит тысячи элементов. Иногда я уже начинаю верить в то, что смогу расшифровать почти любую неизвестную секвенцию. Впрочем, недавние случаи с загадочными секвенциями медведей подсказывают, что это не совсем так.

Совсем по-другому ведет себя Петров. Мне кажется, что его увлекают наиболее древние рецепты. При этом для изучения он отбирает из этих древних наиболее тёмные и непонятные с точки зрения описания. Я понимаю и его подход. Наверняка в древности были известны секвенции, порождающие столь мощные мираклоиды, что владельцев формул опасение того, что рецепты попадут в чужие руки пугало больше, чем риск того, что эти секвенции сделаются недоступными для наследников и продолжателей их дела. Такие рецепты часто оказывались зашифрованными, причем шифровали их самыми различными способами. Часто использовались иносказания и метафоры, которые мог бы разгадать только очень ученый человек с глубокой и весьма специфической эрудицией. К моему радостному удивлению, Петров оказался именно таким. Оказавшись не слишком впечатляющим лингвистом, скажу прямо, примерно моего уровня, он виртуозно пользовался услугами профессионалов-переводчиков, раскрывая в результате секреты, которые, на мой взгляд, разгадать было невозможно. Я помню, как он расшифровал рецепт оживления пражского глиняного голема. Убедившись с моей помощью, что рецепт действительно содержит формулу некой работающей секвенции, он тут же переключился на изучение скана следующего манускрипта.

Наибольшие затруднения у Петрова вызывали формулы, зашифрованные с помощью намеков и аллюзий, которые могли быть известны только родственникам или близким знакомым владельца. Мне кажется, что Петров особенно был недоволен тем, что и само описание мираклоида было успешно скрыто от его понимания. Думаю, что если бы по описанию можно было понять, что этот рецепт для нас очень важен, Петров приложил бы все силы к расшифровке формулы. Но посудите сами, стоит ли, далеко не будучи уверенным в положительном результате, тратить силы на расшифровку секвенции под названием «Язык синего дракона возрождает дом Цу» (китайская формула, примерно девятого века) или «Теплый синий чулок достопочтенной тетушки Эльзы» (материал из Германии, предположительно XV век).

Зато столкнувшись с настоящими шифрами, когда с помощью того или иного метода кодировки прозрачная формула скрывалась от посторонних лиц, Петров радовался, как дитя – по его словам криптография, как серьезная наука, появилась лишь в начале двадцатого века, а древние шифры разнообразием не отличались.

Во время очередного ланча, когда в душе Петрова боролись удовлетворение от того, что он расколол скорлупу очередного крепкого орешка, с разочарованием тем, что внутри не оказалось ничего интересного, он вдруг решил познакомить меня с историей криптографии. Оказалось, что шифрование применялись уже в третьем веке до нашей эры. Принципом этой древней кодировки была замена одного алфавита на другой. Этот подход мне хорошо известен. Именно таким образом я начал переписываться на уроках со своим другом классе примерно в третьем. Я передавал ему записочку через соседние парты, а нескромные одноклассники пытались ее прочитать. Раскрыв записку, они видели загадочные иероглифы и, преисполнившись уважения, передавали записку дальше. Вскоре мода на секретные алфавиты охватила весь класс. Мне припоминается, что все алфавиты, по сути, были одноразовыми. Уже на следующий день шифровальные таблицы утеривались и бодро создавались новые. Увлечение продолжалось примерно одну четверть, после чего было благополучно забыто. Мода есть мода.

В мировой криптографии эта мода продержалась подольше – тысячу-другую лет, пока какая-то умная голова не сообразила, что не нужно придумывать специальный алфавит, а достаточно заменять одну букву своего собственного алфавита на другую. Шифр этот назывался «атбаш». С помощью такого шифра скрыта пара слов в книге пророка Иеремии. Я спросил у Петрова зачем, и он признался, что тоже не понимает.

Сам император Цезарь использовал похожий шифр для секретной переписки. Неудивительно, что формулы секвенций тех времен были зашифрованы подобным образом. В эпоху Возрождения начали применять шифрующие таблицы. Такие шифры, по словам Петрова, знающий человек разгадывает на раз. После этого, увлекшийся лектор начал меня знакомить с шифровальными трафаретами, отдельно упомянув решетку Кардано. Когда Петров перешел к описанию шифра Playfair, использовавшегося в Первую мировую войну, я не сдержался и зевнул. Петров немедленно отреагировал:

– Что, Траутман, скучно?

Я вынужден был признаться, что, когда речь заходит о математике в любых ее проявлениях, я абсолютно стекленею, и все силы вынужден тратить на то, чтобы не заснуть. Я постарался особо подчеркнуть, что личность лектора и степень моего уважения к нему не играют здесь никакой роли. И будь на месте Петрова (тут я призадумался, кого бы из уважаемых людей мне назвать) сам Эйнштейн, я так же позорно бы зевнул. Петров царственно принял мои извинения и предложил еще немного поработать.

 

В целом, от наблюдения за Робертом Карловичем и Петровым, у меня сложилось впечатление, что Роберт Карлович неустанно заготавливает патроны для нашего пулемета. Надежного пулемета, который будет косить врагов, что бы ни случилось. А Петров хочет изготовить атомную бомбу, чтобы разобраться с врагами раз и навсегда. Правда, с бомбой у него пока не очень получается. А еще мне пришло в голову, что Петров ищет какой-то конкретный рецепт, который обязательно должен оказаться среди вступительных взносов. Довольно скоро выяснится, что это моё предположение было верным.

Глава XI

Траутман ощущает грэйс, и охранники ловят подозрительную девушку. Пленница Ирина согласилась разговаривать с Траутманом и рассказала о смерти монад. Траутман сомневается в душевном здоровье девушки. Ирина безуспешно уговаривает Траутмана, чтобы он принес себя в жертву. Медведи начинают кровавый террор. Траутман делает вид, что приносит нерушимое обещание.

А сегодня воины петровы захватили языка. Дело было так. Среди ночи меня снова разбудил шалимар. Я тут же позвонил Роберту Карловичу, после чего, наш ночной дозор, и без того немаленький, был усилен отдыхающей сменой, и отправлен на поиски чего-нибудь необычного. Вскоре ребята, как говорят пожарные, обнаружили «задымление» в скверике, находящемся в сотне метров от банка. А прибыв «на место возгорания», обнаружили девицу, сидящую в окружении четырех чадящих треножников. Охранникам всё это показалось достаточно необычным, и они быстренько доставили все находки, включая девицу, в банк. К тому моменту, как я добрался до лаборатории, девушку разместили на стуле в середине помещения. Роберт Карлович сидел напротив нее и о чем-то пытался спросить, а огромный Петров ходил кругами, и щелкал костяшками пальцев. Отвратительная привычка, между прочим.

Когда я вошел, ни один из присутствующих даже не повернул головы в мою сторону. Я взял стул и поставил его так, чтобы видеть и девушку, и Роберта Карловича в профиль. Пока я усаживался, Роберт Карлович монотонно спрашивал, явно уже не в первый раз:

– Что вы делали в сквере в три часа ночи?

Девушка никак не реагировала. Хотя она смотрела прямо перед собой, казалось, что моего наставника она не только не слышит, но и не видит.

У девушки были темные, мелко вьющиеся, очень густые волосы. В отличие от моих, спадающих, как и положено, к плечам, у нее они торчали в разные стороны. Не скажу, что это было не красиво, скорее наоборот. Чувствовалось, что волосы не просто так разлохмачены, а это прическа. Лица видно не было из-за волос. Я наклонился вперед, пытаясь его разглядеть, но увидел только подбородок. Воображение тут же восполнило недостающее. Получалось довольно соблазнительно. Мой взгляд скользнул ниже, и я увидел небольшую грудь, плотно обтянутую сиреневым пуловером. Еще ниже были синие джинсы. Ни обуви, ни носков на девушке не было. Я подумал, что она не очень большого роста, и, если станет рядом, её макушка будет ниже моего плеча. Я ощутил на себе взгляд Петрова, и мне стало неловко. Они тут поймали вражеского агента, а я думаю непонятно о чем.

Девушка сидела очень прямо, не опираясь на спинку стула. В позе совсем не чувствовалось напряжения. Было видно, что она всегда сидит с прямой спиной, и ей так удобно.

Роберт Карлович рядом с ней выглядел не слишком симпатично. Спина, обтянутая черным пиджаком, согнута, кулаки уперты в колени, взгляд пытается высверлить дыру во лбу девушки.

Я встрял в разговор и спросил пленницу:

– Скажите, вы совсем ни с кем не собираетесь разговаривать, или у вас какая-то неприязнь именно к этому человеку?

Девушка медленно повернула лицо ко мне. Лицо довольно привлекательное, но не думаю, что все мужчины поголовно оглядываются на нее на улице. Не совсем правильные, какие-то острые черты лица. Глаза не очень большие, но выразительные. В полутьме лаборатории кажутся совсем черными и не блестят. Из-за очень длинных ресниц, наверное. Небольшой рот ярко-красного цвета чуть резковатой формы. Перед выходом «на дело» девушка явно сделала вечерний макияж. А сейчас уже почти утро, мелькнуло у меня в голове.

Девушка несколько секунд молча смотрела на меня. Сначала в лицо, потом ее взгляд опустился ниже, но вскоре она снова смотрела мне в глаза. Я почувствовал, что между нами что-то возникает. Меня охватили совершенно неуместные нежность и желания. По глазам девушки я понял, что она ощущает то же, что и я.

– Вы – Траутман? – хрипловатым голосом спросила вдруг девушка. Не знаю почему, но голос очень подходил к ее внешности.

– Да, – просипел я в ответ, откашлялся и добавил, – да, я Траутман.

– Докажите это, – вдруг сказала девушка.

– Простите? – не понял я.

– Докажите, что вы – Траутман. Мне нужно поговорить с Траутманом.

Я беспомощно посмотрел на Петрова, которого орбита вращения вокруг двух стульев как раз привела за спину к девушке.

– Траутман, покажи ей паспорт, – басовито хохотнул Петров.

– Не надо, – неожиданно произнесла девушка. – Я верю. Отставьте нас, пожалуйста, – обратилась она к Петрову, – я готова поговорить с Траутманом, но наедине.

Петров пожал плечами и скорчил презрительную мину.

– Вы можете прослушивать и записывать наш разговор, – произнесла пленница спокойно, – но я хочу, чтобы вас здесь не было.

Я тут же вспомнил истории про женщин-киллеров, женщин-телохранителей и женщин-ниндзя и почувствовал, что мне не очень хочется оставаться с девушкой в лаборатории один на один. Хотя ее голос мне очень понравился. И не только голос, честно говоря.

– Не бойся, Траутман, – прорычал мне в ухо Петров, словно бы прочитав мои мысли. Когда он успел оказаться возле моего кресла, я не заметил. – Ты им нужен живым и более-менее здоровым.

– А никто и не боится! – как-то это у меня по-детски прозвучало. Я откашлялся и добавил, стараясь говорить ровно, спокойно и рассудительно, – а почему это ты решил, что я чего-то опасаюсь?

Мой голос, наконец, прозвучал примерно так, как и было задумано – ровно, спокойно и рассудительно. Наверное, поэтому Петров смутился и сказал:

– Не сомневаюсь, что не боишься. Пойдем, Роберт, оставим молодых людей наедине.

Мы остались вдвоем. Не зная, как начать разговор, я подошел к трофейным треножникам, сваленным в кучу. При ближайшем рассмотрении они оказались алюминиевыми фотографическими штативами. Я потыкал в треножник носком ботинка и спросил:

– Не холодно босиком, поискать тебе что-нибудь на ноги?

Не дождавшись ответа, я подошел и уселся на стул Роберта Карловича.

Девушка посмотрела мне в глаза и неожиданно спросила:

– Продуктивный был вчера день, правда, Траутман? Сколько монад ты уничтожил – десять тысяч, двенадцать?

– Бедная девочка, – сочувственно сказал я, – эти злые люди били тебя по голове?

– Не нужно, Траутман, делать вид, что не понимаешь меня, – взгляд девушки выражал настоящую ненависть.

– Мне больше нравится, когда меня называют Андрей, – примирительно сказал я. – А тебя как зовут?

Девушка бросила на меня еще один испепеляющий взгляд, потом опустила глаза и почти спокойным тоном ответила:

– Ира. Ирина.

– Замечательное имя! – с энтузиазмом воскликнул я. – А теперь Ира, ты мне спокойно расскажешь, кого я убил, и мы придумаем, как нам больше не допускать такого безобразия.

В лабораторию тихо вошел Роберт Карлович, поставил перед Ириной мягкие домашние тапочки розового цвета и перед тем, как выйти, спросил:

– Андрей, кофе принести?

– Да, Роберт Карлович и, если можно, с коньяком, – с признательностью ответил я.

– Так кого я там убил? – возобновил я прерванный разговор.

– Сейчас расскажу. Тебе будет интересно, – пообещала она. Ты ведь знаешь, кто такие граспессы?

– Теоретически знаю, – подтвердил я, – никогда не видел, но знаю.

– Можешь полюбоваться, – чтобы мне удобнее было любоваться, Ирина медленно два раза повернула из стороны в сторону очаровательную головку. Я выжидательно молчал.

Сейчас я тебе опишу, что ощущаю при срабатывании секвенции. Я – аудио-граспесса. Понимаешь, что это?

– Думаю, что понимаю. Ты воспринимаешь грэйсы через слух.

– Да, правильно. Послушай, как это происходит, – не отрывая взгляда от своих ступней, обутых в уютные розовые тапочки, Ирина начала рассказывать:

– Когда завершается секвенция, кажется, я начинаю слышать всю вселенную. Я слышу, как нежно и трогательно звучит каждая частичка, каждый атом. Я не могу их сосчитать, их очень много. У каждой частички свой голос. У многих голоса совсем одинаковые, но они не сливаются, звучат по отдельности. Потом, вступают ноты отдельных элементов секвенции. Голоса частичек тут же умолкают, и, кажется, что они напряженно слушают секвенцию, от которой может зависеть судьба каждой из них. Завершается последняя нота, и снова несмело начинают звучать частички. Вдруг, некоторые из них начинают умолкать. Они беззвучно исчезают, как будто лопаются мыльные пузырьки. После срабатывания одной секвенции лопаются сотни, иногда тысячи пузырьков. И я, и остальные частички понимаем, что лопнувшие пузырьки никогда больше не зазвучат, они умерли.

Ира замолчала, посмотрела мне в глаза и тихо сказала:

– Многие из наших считают, что мы слышим монады. Девушка продолжала смотреть мне в лицо, ожидая реакции.

Определенно я где-то слышал это слово «монада», но кто это или что это, припомнить сразу не получалось. А коль скоро я не знаю, что такое монада, может и вправду убиваю их тысячами, не ведая греха, как микробов. Микробы помогли всё расставить по местам. Я вдруг вспомнил школьную хламидомонаду и почему-то эвглену зеленую. Кажется, я начинаю что-то понимать. Девочка борется за права одноклеточных водорослей. Очень благородно. Ради такого дела не жалко удавить десяток-другой Траутманов.

Общеизвестно, что с сумасшедшими не стоит спорить, иначе они могут впасть в буйство. Я незаметно подобрал ноги под сидение стула, чтобы, если что, можно было быстро вскочить и отбежать на безопасное расстояние, и заверил девушку, что являюсь убежденным защитником природы. Стараясь отвлечь ее от идеи  немедленной расправы с виновником геноцида одноклеточных, я начал рассказывать о том, как меня беспокоит судьба уссурийских тигров, гигантских панд и варанов острова Комодо, упомянул, что летние страдания белых медведей в московском зоопарке вызывают моё живейшее сочувствие и постарался объяснить, что мысль о необходимости защиты одноклеточных водорослей мне прежде просто не приходила в голову. А теперь я понимаю, что эта идея заслуживает всяческого внимания, и я начну пересматривать свои экологические убеждения в сторону большей бескомпромиссности прямо сейчас. Я с облегчением отметил, что мой монолог произвел на Ирину большое впечатление. Она слушала меня буквально с открытым ртом. Не то, чтобы совсем открытым, но несколько приоткрытым, если точнее. Почему-то она слегка начала нервничать. Я это определил по тому, что следующий вопрос она практически выкрикнула:

– При чём здесь водоросли?

Я связно и логично принялся объяснять, при чём здесь водоросли.

Настроение у скорбной умом девушки начало быстро улучшаться, она даже слегка мне улыбнулась и принялась довольно спокойным голосом объяснять, каких именно монад имела в виду. Сначала она полностью отмежевалась от водорослей. Оказалось, что их судьба ей абсолютно не интересна. Потом Ирина призвала меня не путать монады, о которых она говорила, с монадами Пифагора, Платона и Лейбница. Я вполне искренне её заверил, что такое мне просто не могло прийти в голову. Далее Ирина отметила, что говоря о монадах, такие мыслители, как Нумерий, Николай Кузанский и ван Гельмонт подразумевали совсем не то, что подразумевает она, Ирина. Искренне меня обрадовал тот факт, что идея монад, исповедуемая Дж. Бруно, в той или иной степени отвечает идеям Ирины. Обрадовался я в частности из-за того, что встретилось знакомое имя, и мне удалось показать девушке, что я кое-что понимаю в истории философии. Свою эрудицию я продемонстрировал замечанием:

– А-а-а, Бруно? Которого сожгли? – и получил благосклонную улыбку в ответ.

Затем Ирина в двух словах объяснила мне, что такое монады по ее мнению. Я знаю за собой способность объяснять сложные вещи простыми словами, поэтому столкнувшись с подобным талантом, могу его оценить по достоинству. Должен заметить, что Иринин дар популяризатора практически приближался к моему собственному. А это совсем не плохо, можете мне поверить.

Довольно быстро я понял, что точно так же, как материальные предметы состоят из атомов, духовное состоит из этих самых монад. То, что в разных религиях называется душой, представляет собой некие конструкции, слепленные из этих элементарных составляющих. Точно так же, как из конструктора Лего можно собрать небольшой кубик или модель вертолета, из монад сложена духовная составляющая какого-нибудь хомячка и моя собственная душа. Я понял, что девушка уже относится ко мне гораздо лучше, чем в начале нашей беседы, поскольку она безоговорочно признавала, что на постройку моей души ушло монад куда больше, чем на душу хомячка.

Чтобы мне стало понятнее, Ирина упомянула, что нити Дхармы в учении Будды в известной степени идентичны монадам. Я задумчиво кивнул головой, давая понять, что мне и самому это приходило в голову.

Не зря философы древности утверждали, что приступая к дискуссии, нужно договориться о дефинициях. Теперь, когда под монадами мы подразумевали одно и то же, вполне можно было попытаться выработать общую точку зрения.

– Ты полагаешь, что монады умирают из-за того, что свершаются секвенции? И активно экспериментируя с секвенциями в последнее время, я нанес их поголовью серьезный ущерб? – я чувствовал себя немного неловко. Лично мне всегда удавалось разделять изящные философские построения и реальную жизнь. Поэтому общение с людьми, которые смешивают эти понятия, всегда вызывает сожаление и неудобство. Для начала я попытался разубедить Ирину, играя, так сказать, «на ее поле», поле, весьма удаленном от реальной жизни. Я сказал:

– Хорошо, пусть душа состоит из монад. Но, как я слышал, душа бессмертна. При скверных стечениях обстоятельств она может попасть в лапы Врага рода человеческого, но никак не умереть.

– Андрей, – грустно сказала Ирина. При этом на её губах появилось что-то вроде печальной улыбки, – похоже ты любишь подискутировать о вещах, в которых совсем ничего не понимаешь. Должна тебе сказать, что ты выбрал весьма удачного собеседника. Боюсь, что в теологии и схоластике мы вполне друг друга стоим.

– Ты готова допустить, что я не убиваю души? – облегченно спросил я. В большей степени меня порадовало не то, что с меня снято это серьезное обвинение, а то, что Ирина оказалась более нормальным человеком, чем мне думалось минуту назад.

– На мой взгляд, ты совершаешь не менее серьезное преступление, – заявила Ирина. Вот такого обвинения я не ожидал. А Ирина продолжала, – я и мои, назовем их так, мои коллеги, много раз были свидетелями гибели монад. Но мы ни разу не чувствовали, чтобы рождались новые. Понимаешь, ты уничтожаешь нечто, из чего состоишь и сам, и это нечто исчезает совершенно безвозвратно.

Заявление Иры вызвало у меня негодование. И мой следующий довод никак нельзя было бы назвать джентльменским. Но, прошу меня понять, – я был действительно возмущен. Поэтому, предельно саркастически я спросил:

– А как соотносится сбережение неких непонятных невосполнимых ресурсов с твоим сидением в скверике в окружении этих фотошопов? – и я пренебрежительно мотнул ногой в сторону кучки штативов.

– Я не собиралась завершать эту секвенцию, – голос Ирины звучал тихо и печально, – единственной моей задачей было попасть сюда и поговорить с тобой.

Я не сразу осознал, что она говорит, поэтому продолжил обвинение:

– А наши охранники, посходившие с ума, а золото, обращенное в свинец! Тогда пузырьки не лопались? Как ты думаешь, какими методами этот свинец будет снова превращен в золото при первой возможности? Думаешь, не отыщется секвенции, которая вернет всё на место, а твоих мыльных пузырьков снова поубавится. Чего вы добиваетесь?

Тут до меня дошло то, что сказала Ирина. А она, как раз в этот момент начала объяснять, что категорически возражала против применения секвенций своими соратниками.

Мы одновременно смолкли, и я попытался собраться с мыслями. Мысли, как часто со мной бывает в сложных ситуациях, собираться никак не желали. Положение спас Роберт Карлович, появившийся с нагруженным подносом. Официант из него был никакой, как оказалось. Я проявил преизрядную ловкость, успев принять из его рук поднос в том момент, когда он решил поскользнуться на ровном месте. Левой рукой я подхватил поднос, а правой удержал своего наставника от падения. Роберт Карлович устоял на ногах, гордо распрямился, одернул черный пиджак, величественно кивнул и молча удалился. Прав, тысячу раз прав Голливуд, утверждая, что нет ничего смешнее, чем поскользнувшийся человек. Как только за Робертом Карловичем закрылась дверь, мы с Ириной начали весело смеяться. Ирина хохотала очень забавно, повизгивая и похрюкивая. Кажется, я уже говорил, что искреннего человека видно по смеху.

Мы отсмеялись, и мне показалось, что стали чуточку ближе. На секунду я забыл, что мы только что обсуждали с Ириной проблемы чуть ли не мирового значения, забыл, что за мной охотятся очень серьёзные люди с отнюдь не дружественными целями, и Ирина, похоже, из их компании.

После смеха, как часто бывает, возникла неловкая пауза, которую я поспешил заполнить вопросом:

– Что ты там говорила о невосполнимых ресурсах, не могла бы повторить?

– Андрей, ты в состоянии меня послушать, не перебивая, минут десять? – попросила Ира. Я пообещал сделать всё возможное и невозможное, после чего Ирина начала рассказывать. Рассказывала она, нужно отдать должное, не только последовательно, но и увлекательно. Я бы сказал, что получил еще одну версию устройства мира. С частью сведений, которые мне изложила Ирина, меня успели ознакомить Петров с Робертом Карловичем. Правда, в изложении Иры существенно менялись некоторые акценты. А кое-что было для меня совсем новым, ведь я в «этом бизнесе», как по-американски выразилась Ирина, всего лишь месяц с небольшим. А Ира в нём крутится уже больше десяти лет, с детства.

 

Судя по всему, осознанное применение секвенций началось очень давно, тысячи лет назад. И сразу же появились первые медведи, которые старались противодействовать такой практике. Медведи с самого начала были более склонны к объединению в сообщества, чем буллы, использующие секвенции. Объясняла Ира это тем, что потребители секвенций всегда были в значительной степени своекорыстны и скрытны, в то время как их противники действовали из правильных или не очень, но высоких убеждений. Интересно, что и те и другие всегда были против широкого распространения знаний о секвенциях, в том числе и о самом факте их существования. Причины этого вполне очевидны. Те, кого мы сегодня называем буллами, не желали ни с кем делиться своими преимуществами. А медведи понимали, что воспрепятствовать использованию секвенций, когда о них знает каждый, практически невозможно. В борьбе с буллами медведи применяли самые различные методы, начиная от убеждения и заморозки секвенций, заканчивая уничтожением буллов вместе с их коллекциями формул. Война между буллами и медведями продолжается до сих пор. Но, выражаясь в терминах современной геополитики, такая война всегда носила достаточно локальный характер, не перерастая во всеобщую.

По словам Иры, силы сторон всегда были примерно равны, поскольку буллы использовали преимущества, напрямую получаемые от применения секвенций, а медведи могли противопоставить этому организованность и организацию. Ирина призналась, что более-менее связное представление она имеет лишь о том, как эта война протекала на территории, так называемой эллинистической цивилизации. Под этим смутным, на мой взгляд, определением, подразумевалась вся Европа, северная Африка и обе современные Америки. Ирина призналась, что не представляет, как развивались взаимоотношения людей с секвенциями в Китае, Японии, Африке и доколумбовой Америке, но картина, судя по всему, повсюду была примерно одинаковой.

 

Понемногу Ирина перешла к тому, чего она от меня, собственно, хочет. Я был уверен, что просьба сведется к тому, чтобы я отказался от выполнения секвенций. Девушка, как я уже сказал, мне нравилась, но выполнять такое пожелание я был совершенно не намерен. Когда я узнал, чего Ирина от меня ждет на самом деле, то просто онемел от возмущения. А хотела она ни много ни мало, чтобы я добровольно принял участие в секвенции трёхсотлетнего безразличия. Тот факт, что после завершения секвенции я сделаюсь телом бездыханным, её, похоже, не слишком заботило. Обретя дар речи, я для начала ответил резким отказом. Затем поинтересовался, считает ли она порядочным предлагать кому-то отдать свою жизнь за её убеждения. Ирина грустно посмотрела на меня и очень тихо произнесла:

– Андрей, в этой секвенции, кроме граспера, принимает участие граспесса. Догадываешься, кто будет этой граспес­сой?

Я догадался и мысленно признал, что при таком раскладе просьба Ирины теряет большую часть возмутившего меня цинизма. А вслух предложил считать, что мне сделано предложение, я его всесторонне рассмотрел, но совсем не заинтересовался. Уж не знаю, какого ответа ожидала Ирина, но она умокла на пару минут и занялась созерцанием своих тапочек.

– Ну почему именно, я? – воскликнул я беспомощно. – Уверен, что в мире есть еще несколько десятков известных вам грасперов. Поговори с ними, может, они посговорчивей окажутся!

– Все известные нам грасперы, – голос Ирины звучал неприязненно, – успели принести нерушимое обещание в том, что не будут принимать участие в секвенции великой заморозки. Если мы попытаемся использовать такого граспера даже с его согласия, он просто перестанет дышать. Нерушимое обещание отменить невозможно.

Честно говоря, меня порадовало это, ранее мне неизвестное, свойство нерушимого обещания. Во внезапном приступе великодушия я посоветовал:

– Может быть, вам поискать новых грасперов? Не известных пока ни буллам, ни вам.

– Спасибо за совет, – иронично ответила Ирина, – мы этим занимаемся непрерывно. Как, впрочем, и буллы.

Затем упорная девушка произвела еще одну попытку уговорить меня. Теперь она апеллировала не к моим непонятным обязательствам перед миром, а совсем к другому. По ее словам выходило, что с физической смертью существование не заканчивается, а, можно сказать, только начинается. Этому факту есть неопровержимые доказательства, и пусть я попрошу «своих старичков» просветить меня по этому вопросу. Старички, мол, прекрасно обо всём этом осведомлены. Я набрал в грудь побольше воздуха для достойного ответа, но был прерван Петровым, появившемся в лаборатории.

Я обернулся на звук его шагов. Примерно так я себе представлял поступь статуи Коммодора, но Петров передвигался раза в три быстрее, чем статуя. А то и в четыре. Через пару секунд он стоял передо мной, опираясь на свою трость, и лик его был ужасен. Похоже, тот факт, что его тощий зад обращен к лицу молодой дамы, нисколько его не заботил.

– Траутман, – заорал он, – Траутман, ты знаешь, что твориться? Война, настоящая война!

Усадить Петрова в кресло оказалось делом невозможным, и я выслушал его сообщение сидя. Наверное, примерно так низкорослый Наполеон принимал реляции маршала Нея. События, как я вскоре понял, действительно очень сильно напоминали начало войны. Оказалось, что за последние два часа в разных частях планеты была предпринята дюжина попыток похищения грасперов. Счет убитым шел на многие десятки. В большинстве случаев грасперам удалось отбиться с помощью собственных охранных подразделений, тем не менее, двое были похищены. По словам Петрова, оба из похищенных успели принести нерушимое обещание о неучастии в секвенции большой заморозки, поэтому нападавшие, а это, несомненно, были медведи, своих целей не достигнут. Один граспер перестал дышать непосредственно в процессе похищения. По-видимому, с помощью нерушимого обещания он обезопасил себя от любого насильственного лишения свободы. А что самое невообразимое, началось физическое истребление буллов. Поскольку погибшие буллы, как заметил Петров, работали отнюдь не менеджерами по продаже пиццы, запланировать и осуществить такое массовое уничтожение могла только очень серьезная организация, имеющая немалый опыт в осуществлении силовых акций. Тут Петров развернулся лицом к Ирине, предоставив созерцать свою тощую черную задницу мне.

– Что вы задумали, зачем ты здесь? – зарычал он страшным голосом. Я привстал, выглянул из-за плеча и посмотрел на Ирину. Она показалась мне очень расстроенной и растерянной, но не испуганной.

– Это экстремисты, такие у всех бывают, – встав со стула и распрямившись, убежденно сказала Ирина.

– Вот что, милочка, – Петров навис над девушкой скалой, – соизвольте передать своим хозяевам, – девушка, глядя Петрову в глаза, попыталась еще шире расправить плечи, и почти крикнула: «У меня нет хозяев!»

– Замолчите! – проорал в ответ Петров. Сейчас речь идет не о вашем человеческом достоинстве и прочих понтах, вы же это в состоянии понять! Передайте им, что если произойдет еще хоть одно убийство, похищение или нападение, я пойду на крайние меры. Сейчас я вполне могу себе это позволить.

Ирина на секунду задумалась и попросила довольно спокойным голосом: «Отдайте мне мой телефон».

Петров вытащил из кармана трубку и сунул в руки девушке.

А у тебя, братец, слабость к чужим мобильникам, только я это успел подумать, как громовержец Петров повернулся ко мне и прорычал:

– А что ты, Траутман, скажи мне, что собираешься сейчас предпринять? У тебя есть план?

Как ни странно, но план у меня был. Я встал со стула, взял Петрова за локоток, отвел подальше от Ирины, которая что-то выясняла по телефону, и изложил свою идею.

Петров задумчиво почесал подбородок, пробормотал что-то похожее на «вот видишь, можешь, если петух клюнет», – и покинул лабораторию.

Ирина вскоре закончила телефонную беседу и подошла ко мне.

– Ты представляешь, какие крайние меры он имел в виду? – поинтересовался я.

– Уже представляю, – мрачно сказала Ирина. – Боюсь, что тайна секвенций очень скоро выйдет за пределы нашей небольшой, почти родственной компании. В результате всё изменится очень сильно.

Я сел в кресло, вытащил себе сигарету из пачки и жестом предложил Ирине. Она отрицательно мотнула головой, я закурил и начал ждать. Я догадывался, что должно было произойти в самое ближайшее время.

 

Я не знал, каким именно образом будет реализован мой план, но артистические возможности моих старших партнеров не вызвали у меня ни малейших сомнений. Поэтому, когда в помещение вошли сначала Роберт Карлович, а потом Петров, я был уверен, что мне достаточно будет лишь чуть-чуть им подыграть. Основное старые джентльмены сделают сами.

Так оно и получилось. Джентльмены приблизились к нам с Ириной. Мы в это время без особого удовольствия допивали холодный кофе, который я так ловко уберег от последствий скверной координации Роберта Карловича.

Петров обратился ко мне, голос его выражал печаль:

– Траутман, должен сказать, нас расстроила твоя просьба. Но я всегда стараюсь выполнять, что обещал. Сейчас ты принесешь обещание и никогда не сможешь участвовать в секвенциях всеобщего безразличия. Ты готов, не передумал?

– Не то слово, что готов, – ответствовал я, – а прямо-таки стремлюсь и вожделею.

Ирина вскочила со своего кресла, присела у моих ног и, взяв меня за руку, умоляюще попросила:

– Андрей, не делай этого, пожалуйста!

– Не делать чего? – удивился я. – Не обезопасить себя от принятия участия в вашем милом ритуале в качестве жертвы? Кажется, я уже высказывался по этому вопросу.

Я высвободил свою руку и кивнул Петрову:

– Можем идти.

Когда мы уже почти подошли к выходу из лаборатории, Петров обернулся к Ирине и предложил:

– Не желаете соприсутствовать, мадемуазель?

Мадемуазели не оставалось ничего, как последовать за нами.

Принесение нерушимого обещания не слишком отличалось от того, что я проделывал у Петрова. Правда, обошлось без полиграфа, и не понадобился стул. Обещаний оказалось не два, а одно. Но оно включало описания обеих секвенций заморозки – трёх и трёхсотлетней. Как только я подтвердил обещание кровью, почувствовался грэйс. Аромат, что не удивительно, был очень силен. Наверное, из-за того, что предмет обещания не вызывал у меня ни малейших сомнений, как только я дочитал клятву до конца, произошел ароматический взрыв. Нот было ровно четыре, как и положено. Я взглянул на Ирину. Она побледнела, закусив губу, на глазах выступили слезы.

О чем, интересно, она плачет, вдруг подумал я, о том, что жертвенный агнец оказался бесчувственным бараном, или жалеет безвременно погибшие монады?

– А теперь уходите! – прорычал Петров, обернувшись к Ирине. – Уходите и расскажите всем, что шкура Траутмана вам теперь так же неинтересна, как шкура любого другого граспера. И не забудьте, что я вам сказал о крайних мерах. Еще один инцидент, и секвенции сделаются главной темой интернета и газет.

Я с сожалением подумал, что больше никогда не увижусь с Ириной. Как выяснилось очень скоро, я ошибался.

Глава XII

Ирина излагает свою версию событий из предыдущей главы.

Девочки довели меня почти до места. Мы остановились на перекрестке наискосок от сквера, и я посмотрела на лица подруг. Общее выражение делало их очень похожими. Казалось, что они не просто волнуются за меня, а провожая на верную погибель, видят в последний раз.

– Всё будет хорошо, – я ласково погладила по щеке Джейн, стоящую ко мне ближе других. Её лицо тут же разгладилось, и выражение обреченности сменилось выражением любви и надежды. Я увидела, что и остальные как-то расслабились. Как глупо было спорить с Мамой, когда она решила применить ко мне секвенцию любви и убеждения. Эта хорошая секвенция – наша, женская. Она почти не вызывает боли и производит лишь ничтожное разрушение. Любовь и доверие, которые она принесла, стоят этой небольшой платы. Мама, как всегда, права. Теперь каждое мое слово вызывает в людях любовь и доверие. И это будет продолжаться еще шестьдесят часов, точнее пятьдесят восемь. Два часа уже прошли.

Я сняла свои мягкие и уютные сапожки. Ступни сразу же ощутили шершавость и холод асфальта. Я приняла из рук девочек треножники, как-то примостила их подмышками, по два с каждой стороны, и двинулась через центр перекрестка к скверику. Вдали мигали желтым светофоры, не было видно ни одной машины. В скверике я сразу же устремилась к лужайке, которую присмотрела еще вчера. Не горело ни одного фонаря, лужайка была слегка освещена дальним рассеянным светом, а кусты выглядели совершенно черными. Некоторая легкомысленность пейзажа, которой я опасалась при дневной рекогносцировке, полностью исчезла. Я с удовольствием отметила, что выбрала идеальное место для таинственного обряда с треножниками, белыми дымами и босой отроковицей.

Глянула на часики. Светящиеся в темноте стрелки показали, что я в графике. Есть еще десять минут, чтобы все подготовить. Я не спеша расставила треножники в вершинах воображаемого квадрата, достала зажигалку, посмотрела еще раз на циферблат и поняла, что придется подождать еще пять минут. Вытащила сигарету, прикурила и уселась по-турецки в центре квадрата. Именно в этом положении вскоре застанут меня бычки. Сигареты, правда, уже не будет. Я попыталась представить, чем сейчас занята Мама. Я знала, что в этот момент она думает только обо мне, и это было очень приятно. Я похлопала себя по карману джинсов, чтобы проверить, на месте ли мобильный телефон. Нащупала трубку и успокоилась. Потом подумала, что фокус с мобильным, который придумала Мама, удастся сегодня в первый и в последний раз. Он прост и изящен. Прост до гениальности. По поручению Мамы какой-то студент-технарь за час внес в конструкцию телефона несложные изменения. Теперь, если нажать на кнопку выключения телефона, внешне он будет вести себя, как и положено. Экранчик вежливо попрощается и потухнет, а телефон будет оставаться в сети, и знающему человеку несложно будет определить, где именно находится телефон. Если все будет идти, как задумала Мама, тем самым, будет известно, где именно находится Лайонхарт. Я еще не знаю, как это может быть использовано, но каждая дополнительная возможность увеличивает наши шансы на успех. На победу, я бы даже сказала.

Потом я подумала, что не зря говорят: «Если человек талантлив, он талантлив во всем». Мама, объединившая вокруг себя лучших людей, которые обеспечивают стабильность и само существование Мира, Мама, которая между делом придумала изящный фокус с моим мобильником, оказалась еще явным гением в области языков. Выяснилось это так. Когда Мама объяснила международному сообществу медведей, что грядет Армагеддон, и что произойдет он в самое ближайшее время и именно в Москве, все наши предложили прислать свои боевые группы. Мама с благодарностью приняла предложение о помощи, но тут же объяснила нашим сестрам, что не стоит усугублять Армагеддон вавилонским столпотворением. Поэтому мы согласились принять только около десятка маленьких отрядов, состоящих из единомышленниц со всех концов света. Тогда-то я и познакомилась с Джейн. Эта девушка показалась мне заносчивой и даже высокомерной. Она не упускала ни одного случая, чтобы рассказать, какая замечательная страна ее Америка, как там чудесно жить сейчас и как прекрасно будет жить несколько лет спустя. При этом она демонстративно тактично не замечала массу недостатков, присущих моей стране. От ее снисходительных похвал тому, что она видела в Москве, меня начинало буквально корежить. Когда я ей пыталась объяснить, что за российским, возможно, невзрачным фасадом скрывается то хорошее, чего у них никогда не было и никогда не будет, она лицемерно со мной соглашалась. Думаю, что талант унизить человека только за то, что он живет не так, как они, у американцев в крови. Как-то раз я не выдержала и спросила:

– А тебе не обидно, что великое событие, которое определит судьбы мира на сотни лет, произойдет в Москве? Более того, силами добра будет руководить не американка, а русская женщина?

Знаете, что мне ответила Джейн? – Айрин, Мама, конечно же, американка. Американка с Юга, как и я. Просто ты не разговариваешь с ней по-английски и не в состоянии этого понять.

Только после этого я стала догадываться о незаурядных лингвистических талантах Мамы. Чтобы проверить свои предположения, я как-то, между прочим, сказала Мирей, очаровательной темнокожей девушке из французского отряда:

– Представляешь, Джейн считает, что Мама – американка.

Вы бы слышали, как начала хохотать Мирей! Отсмеявшись, она рассказала мне, что американцы не могут себе представить, что что-то хорошее может иметь своим происхождением не Штаты. А потом, посмеявшись еще немного, объяснила, что Мама – француженка. Не просто француженка, а парижанка с университетским образованием, скорее всего Сорбонна. Уж она-то, Мирей, в этом в состоянии разобраться, всё-таки дипломированный специалист по фонетике.

Я бросила взгляд на циферблат. Еще две минуты. Встала и неспешно прошла до урны, стоящей радом со скамейкой, выбросила туда сигарету. Затем вернулась к треножникам, одну за другой подожгла свои дымовухи и уселась между ними. Белый дым отчетливо пах ландышем. Это и не удивительно, ведь на содержимое садовой дымовой шашки я вылила целый пузырек дешевых духов именно с таким названием. Сейчас девочки, увидев дым, выполняют предпоследний элемент секвенции. Последнего элемента выполнено не будет, нам ни к чему её завершать. Цель уже будет достигнута – осиное гнездо оживет. Вот, наконец, началось. Из-за освещенного угла банка выскочили человек семь, огляделись и целеустремленно затрусили в мою сторону. Я прикрыла глаза, но продолжала наблюдать за происходящим сквозь ресницы. Прискакали, парнокопытные. В руках у каждого ружье, или как там оно называется. И правильно, куда вам всемером тягаться со мной. Их старший подошел ко мне, наклонился и громко спросил:

– Что вы здесь делаете?

Я подумала, что сегодня еще не раз услышу этот вопрос. Спустя мгновение, уже в статусе пленницы, я следовала в окружении своих тюремщиков в логово врага. Я шла босой, глядя над их головами. Думаю, я была похожа на Жанну д'Арк или на кого-то из христианских мучениц.

Меня спустили вниз на лифте и провели через лабиринт, состоящий из коридоров и бесконечного количества тамбуров. Каждый из тамбуров до половины человеческого роста был заполнен белым клубящимся паром. Я догадалось, что это такое, и внутренне содрогнулась, представив боль и уничтожение, сопровождавшие появление этого тумана. Меня провели через большой зал, довели до середины и предложили самостоятельно выйти из противоположной двери. Едва ли это было ловушкой – быки не стали бы меня уничтожать, не попытавшись допросить. Я смело открыла дверь и оказалась в следующем большом помещении. В дальнем конце зала виднелось несколько дверей. Из-за десятка столов, уставленных химической посудой, мониторами и какими-то приборами, зал напоминал научную лабораторию. Только из этой лаборатории в мир приходили не добро и знания, а боль и разрушения. Посреди зала, в окружении беспорядочно расставленных офисных стульев, лицом к входу стоял седой человек с мрачным очень бледным лицом в черном костюме и, как будто бы ждал меня. По Маминому описанию я узнала Роберта, истинного хозяина этих катакомб и всей банковской империи. В дальнем углу, спиной ко мне, сидел еще один старик в черном. Что он старик я поняла по редкому венчику белых волос над его головой. Неудивительно, что они так любят черный цвет. Черные души и черные замыслы просто требуют быть дополненными похоронным костюмом. Человек в углу никак не отреагировал на моё появление, зато второй молча сделал приглашающий жест, указав на один из стульев. Я на миг задумалась и решила, что лучше будет, если я буду разговаривать с ними сидя, прошла к указанному стулу и присела на кончик сидения. Бросила взгляд в угол и увидела, что второй черный человек стал разговаривать с кем-то по телефону. Роберт (думаю, что это был именно Роберт) присел напротив меня и очень мягким голосом вежливо спросил:

– Скажите, пожалуйста, что вы делали в сквере? Что это за секвенция?

Я ничего не ответила, подняла глаза и стала смотреть в потолок. Обнаружила, что он весь служит источником света, похожего на солнечный, сквозь облака.

– Интересно, это – техника или следствие очередной секвенции с ее разрушениями? – подумала я.

По полу гулял сквозняк, ногам было зябко, и я подумала, что это не самое неприятное, что мне предстоит ощутить здесь. Роберт повторил свой вопрос всё таким же спокойным и благожелательным тоном. Не обращая на него внимания, я оглянулась по сторонам. Где же Траутман? А что, если его здесь нет?

Роберт задал вопрос еще раз. Становилось скучно. Я достала из кармана мобильный телефон и сделала вид, что хочу позвонить. Роберт быстро встал, за два шага приблизился ко мне, мягко вытащил из моей руки телефон и отнес его сообщнику. Тот принял телефон и, держа его в руках, направился в мою сторону. Я увидела, какого он огромного роста, заметила черные брови и обрадовалась. Именно так Мама описывала человека по прозвищу Лайонхарт. Еще не присоединившись к буллам, он успел стать источником боли для многих виноватых и невинных. Как и большинство его коллег из спецслужб всего мира, впрочем. К этому человеку у меня тоже было дело. Лайонхарт, внимательно глядя на меня, выключил мой телефон и засунул к себе в карман. Глазки у него были маленькие, но смотрели очень проницательно. В голове даже мелькнула мысль, что он догадался про наш фокус с телефоном. Но нет, куда ему. Не отрывая взгляда от моего лица, Лайонхарт стал приближаться ко мне. Я решила, что он меня сейчас ударит, начиная комедию с добрым и злым полицейским, но он внезапно сменил направление и оказался позади. Я ощутила, как напряглась моя спина, и онемел затылок. Неужели ударит? Мама говорила, что этого не должно случиться. Я напряженно прислушивалась к тому, что происходит за моей спиной, но вдруг обнаружила, что страшный старик уже стоит за стулом Роберта и внимательно смотрит, сцепив перед собой кисти рук. Вскоре я поняла, что развитие событий застопорилось. Роберт разными словами, но неизменно доброжелательным голосом, задавал мне один и тот же вопрос, а Лайонхарт, как хищник в зоопарке, ходил вокруг нас кругами, угрожающе щелкая костяшками пальцев. Я подумала, что он напоминает не льва, а скорее оборотня гиену-альбиноса на двух лапах. Страх почти прошел, и эти люди теперь вызывали у меня лишь презрение.

Вскоре появился и последний участник нашего собрания. Траутман зашел молча, взял стул и уселся сбоку от меня. Я не поворачивала головы и могла наблюдать за ним только боковым зрением. По вполне понятным причинам мне хотелось поскорее его рассмотреть, но я сидела, глядя прямо перед собой. И тут он, наконец, заговорил. Я не разобрала, что именно он сказал, по-моему, что-то явно фривольное. От его самодовольного голоса меня замутило. Впечатление от неприятного тембра усиливалось особой манерой разговора. Каждое слово он как будто высокомерно сплевывал, демонстрируя свое презрение. Наконец, я смогла на него посмотреть. Крупный тощий парень. Слишком длинные и очень светлые волосы до плеч. Очень широко расставленные голубые глаза внимательно смотрят на меня. Наверное, считает себя неотразимым, пучеглазый, со злостью подумала я. Сразу видно, типичный мужичок с типичными интересами: телевизор, пиво, футбол. Может быть, такие кому-то нравятся, но только не мне. Неожиданно я почувствовала, что от ненависти в висках у меня начала стучать кровь, захотела отвести глаза, но не смогла. Просто молчала и думала, что моя смерть, которой завершиться миссия, совсем не самое страшное из того, что меня ожидает. Я представила, как Траутман целует моё лицо своими тонкими бледными губами, прикасается к моему телу, и наконец, входит в меня и подумала, что не готова к этому, даже ради спасения мира. Глаза сами собой опустились, и я увидела узкие светло-голубые джинсы и отвратительно тупоносые ботинки размера, как у Микки Мауса. После глубокого вздоха мне удалось немного успокоиться и продолжить свою игру. Суровым голосом я обратилась к этому типу, который вскоре станет моим последним мужчиной, и потребовала позвать сюда Траутмана. На лице у него отразилось удивление и напряженное раздумье. Похоже, что мой суженный несколько туповат, но не стоит расслабляться. Мама предупреждала, что у него довольно часто из ошибочных предпосылок, путем неверных рассуждений получаются совершенно правильные выводы. Вскоре присутствующим удалось меня убедить, что предо мною тот самый Траутман, и я потребовала оставить нас наедине. Старички охотно ретировались. Думаю, они были уверены, что с помощью своего мужского обаяния их молодой компаньон выудит из таинственной незнакомки хоть что-нибудь.

Мама предупреждала, что Траутману, скорее всего ничего не известно о Вышнем Мире и о монадах. Разработанный Мамой монолог, с учетом особенностей психической организации Траутмана и тем преходящим даром, что мне дала секвенция любви и убеждения, предоставлял мне реальный шанс вовлечь это самодовольное существо в нашу игру.

Я начала играть свою роль, постепенно увлекаясь. В нужные моменты повышала и понижала голос, отводила и снова упирала в лицо противника взгляд, прикасалась пальцами к своим лицу, волосам и груди. Поначалу показалось, что он «поплыл», как и обещала Мама. Я усилила напор и начала ощущать, что победа близка, но очередная реплика Траутмана разбила мои иллюзии. Я поняла, что ему совершенно наплевать на судьбы мира, мои прелести и секвенцию убеждения. Растерявшись, я забыла про всякие планы Бэ и поступила крайне неумно: просто предложила ему пожертвовать жизнью для спасения мира. Насмешливый ответ Траутмана оказался вполне предсказуемым. Такие самовлюбленные люди всегда будут думать только о себе.

Я сосредоточилась и сказала себе, что еще не всё потеряно. Скрыв разочарование, я начала болтать на всякие темы, в той или иной степени относящиеся к секвенциям. Я намеренно употребила слово «болтать». Это была не беседа, а именно легкая болтовня, в ходе которой мне удалось рассказать Траутману о ряде фактов, которые черные старички сочли за благо от него скрыть. По-видимому, старые буллы, которые нас несомненно подслушивали, как и Траутман, ощутили определенную успокоенность. Роберт даже принес нам кофе и тактично удалился.

Мы попивали кофе, и я начала подумывать о том, что пора отсюда как-то выбираться. Неожиданно в лабораторию огромными шагами почти вбежал Лайонхарт и хриплым басом начал орать про устроенную медведями ночь длинных ножей. Из его воплей следовало, что началась настоящая война, и медведи убивают грасперов и обычных буллов. Честно говоря, я ему совершенно не поверила, сочтя его крики обычной провокацией. Посудите сами – не убивали, не убивали, а стоило мне попасть в бычьи подвалы, начали убивать. Маловероятное совпадение. В том, что война – реализация какого-то нашего плана, я не верила. Мама бы меня обязательно предупредила. Кончилось всё тем, что Лайонхарт сунул мне мой телефон и велел передать Маме, что, если всё это сию же минуту не прекратится, произойдет она сама знает, что. Я позвонила Маме. Оказалось, что действительно несколько групп наших соратников начали вести себя совершенно непредсказуемо. Мама сказала, что в самое ближайшее время мы обуздаем этих экстремистов. Я передала Маме угрозу Лайонхарта и спросила, что она означает. Оказалось, что буллы, ради спасения своих шкур, готовы сделать сведения о секвенциях всеобщим достоянием. Я понимала, это означает, что боль и разрушение уже остановить будет невозможно. Каждый начнет искать секвенции, а когда одним делом займутся шесть миллиардов человек, у кого-нибудь да получится. Я поняла, что последняя надежда мира – трехсотлетняя заморозка должна быть выполнена как можно скорее.

Этой последней надежды буллы тут же постарались меня лишить. При мне Траутман принес нерушимое обещание, исключающее его участие в обеих заморозках. После принесения обещания все трое поглядывали на меня с торжеством, явно получая большое удовольствие от того, что я смертельно разочарована. Если бы они знали, как трудно изображать горе и разочарование в то время, как душа просто поет от радости. Быки недооценили медведицу! Секвенция, которую я ощутила, когда Траутман приносил обещание, действительно состояла из четырех элементов, как и положено секвенции нерушимого обещания. Но монад разрушено было в три раза больше, чем при секвенции обещания. Кто бы мог подумать, что боль и разрушение могут принести мне радость. Самодовольные быки меня попытались обмануть, и я доверчиво обманулась. Уже совсем скоро Траутман будет разгуливать по улицам, чувствуя себя в полной безопасности, ведь он больше не интересен медведям. И кое-кто этим воспользуется. Я даже знала, кто именно, и уже не жалела, что мой телефон снова у меня, и по нему не выследить Лайонхарта. Теперь это уже было не так важно.

Когда меня с позором изгоняли из банковских катакомб, я выполнила второе получение Мамы. Смысла этого поручения я не понимала, но знала, что оно очень важно. Когда никто не слышал, я сказала Лайонхарту ровно семь слов:

– У нас есть то, что вы ищите.

Глава XIII

Война с медведями идет на убыль. Траутман изучает базу данных секвенций. В прессе появились сообщения о существовании секвенций. Петров беседует с самураем.

Если верить тому, что здоровый сон свидетельствует о чистой совести, с совестью у меня было, похоже, всё в порядке. Я проснулся часа в два дня, принял душ, побрился и направился в лабораторию. Там я обнаружил Петрова, который заботливо спросил, не желаю ли я позавтракать. Я с готовностью согласился, и минут через двадцать в комнате появился ласково улыбающийся Хлыщ – любимый раб Петрова. Я ему так до конца и не простил участия в насильственных действиях против своей особы. Появление Хлыща говорило в частности о том, что напряженность обстановки пошла на спад. В последние недели только мы с Петровом и Робертом Карловичем могли заходить в лабораторию. Хлыщ подкатил сервировочный столик к моему креслу и поднял крышку с блюда. Я с удовольствием втянул носом ароматный пар и поинтересовался у Петрова:

– Что, Мастроянни тоже в Москву подтянулся? – я хорошо запомнил омлет с эстрагоном, которым нас баловал Лоренцо. Этот запах трудно было бы с чем-то перепутать.

– А ты что хотел, чтоб я питался баландой, которую готовит повар Роберта? – возмущенно спросил Петров. – Довольно, налопался. Война закончена, началось мирное строительство, можно начать снова получать удовольствие от принятия пищи.

На мой взгляд, Петров был излишне суров к здешней кухне, но спорить я не смог, даже если бы и захотел – рот был набит воздушным и ароматнейшим омлетом.

– Тебе хруст за ушами не помешает меня слушать? – деликатно осведомился Петров, – а то ты тут спишь до обеда, новостями науки не интересуешься.

Не прекращая жевать, я жестами выразил готовность быть приобщенным к последним научным новостям. Петров, глядя на монитор компьютера и изредка оборачиваясь ко мне, чтобы увидеть мою реакцию, начал с выражением читать статью с какого-то англоязычного сайта. Из статьи я узнал, что в неправительственном научном центре СКИТ в Швейцарии совершено открытие, которое чуть ли не превосходит по своему значению все открытия, сделанные за несколько последних веков. Оказалось, что последовательность некоторых событий (швейцарцы назвали такую последовательность секвенцией) приводит к явлениям, совершенно не объяснимым с позиций современной науки. С помощью секвенций удалось объяснить факты, к которым ранее наука боялась подступиться или не принимала во внимание, поскольку считала выдумкой или поэтическим вымыслом. Объяснение получили происхождение нефти, дрейф материков, северное сияние, чудеса Ветхого и Нового заветов, спиритуалистические практики, визиты инопланетян, мировые экономические кризисы и многое другое. Петров отодвинулся от монитора и высказал предположение, что вскоре на базе этого научного центра будет создана международная некоммерческая организация. Петров считал, что эту организацию непременно назовут Секвенториумом. Еще Петров предположил, что в самое ближайшее время официальные представители мировых религий выскажут осторожное одобрение этому открытию.

– С чего бы им высказывать одобрение? – удивился я.

– А куда им деваться? – легкомысленно ответил Петров.

– Ты представляешь, чем это всё закончится? – озабоченно поинтересовался я.

– Всё в руках Божьих, – возвестил Петров, подняв очи к небу.

– Знаем мы, в чьих всё руках, – пробурчал я, подбирая с тарелки остатки омлета кусочком хрустящей хлебной корочки.

– Скажи, Петров, а зачем ты это всё сделал? – поинтересовался я светским тоном, отпивая глоточек кофе.

– Как это зачем? – не стал увиливать Петров. – Траутман, а тебе не надоела вся эта возня с медведями? Или, быть может, тебе нравится жить, опасаясь ежеминутно за свою шкуру?

– Совсем не нравится, – честно сказал я. – А ты думаешь, что всё позади?

– Медведи вроде бы успокоились, – удовлетворенно прорычал старик. – Пару часов назад я имел телефонный разговор с их московской предводительницей. Судя по всему, они начали рассуждать вполне конструктивно. Похоже, нам удалось найти некоторые точки соприкосновения. В известной степени, я бы сказал, они готовы к сотрудничеству. Ты работать сегодня намерен? – неожиданно сменил он тему. – Если да, то предлагаю пойти ко мне, Роберта сегодня уже не будет.

Под «ко мне» имелся в виду личный кабинет Петрова, можно сказать, личная лаборатория. Такая была и у меня, и у Роберта Карловича. Вход в кабинет Петрова соседствовал с моей дверью. Внутри я до сих пор не был, поэтому, зайдя, начал с любопытством осматриваться. Смотреть, честно говоря, было особо не на что. Кабинеты у нас оказались очень похожими – те же несколько столов с компьютерами, черные, «директорские» офисные кресла с высокими спинками. Окон, как и у меня, не было. Основное отличие заключалось в огромном плоском телевизоре, висевшем на стене прямо напротив стола хозяина кабинета. Петров плюхнулся в кресло и приветственно махнул рукой в сторону остальных столов:

– Выбирай коня любого!

– А мой допуск здесь будет работать? – забеспокоился я.

– А куда же он денется? – удивился Петров.

Дело в том, что в банке, во всяком случае, в тех его частях, где мне случалось пользоваться компьютерами, применялась система, которой я до этого нигде не видел. В кармане у меня имелась электронная коробочка, внешним видом напоминающая небольшой мобильник, или скорее цифровой плеер. Приборчик, насколько я понял объяснение Роберта Карловича, как-то понимал, что находится в кармане именно у меня, а ни у кого-то другого. Еще Роберт Карлович рассказал, что коробочка знает, что я не связан, не нахожусь под дулом пистолета и действую вполне добровольно. Этими сведениями он делился с компьютером, который разрешал мне работать с нашими базами данных.

Я выбрал стол подальше от Петрова, включил компьютер. Пока он загружался, я старался решить, чем мне сегодня стоит заняться. Я прикинул, что без моего наставника мне, скорее всего не удастся проверить неизвестные формулы. Кроме того, я очень смутно представлял, как их регистрировать в базе. Поэтому сегодняшний день я решил посвятить тому, чтобы разобраться с классификацией рецептов и научиться работать с базой данных. Я ткнул мышкой в иконку с изображением большой буквы S и очутился в стандартном и довольно понятном интерфейсе. Все надписи были на английском языке. Меня это не слишком удивило. Я знал, что рабочим языком Секвенториума, согласно уставу, является английский. Потыкав наугад курсором мышки в выпадающие меню, я нажал пункт Help и очутился, как и ожидал, в справочном руководстве по нашей базе данных. Уверен, что найдутся люди, которые сперва изучат описание системы и только потом начнут нажимать всякие кнопки. Но я не такой. Я считаю, что излишняя основательность тормозит творчество и лишает человек крыльев. Открыв в случайном порядке несколько топиков, я убедился, что справочное руководство весьма объемно, многословно, и быстро его изучить нет никакой возможности. Оставив справочник в покое, я нажал кнопку Search, полагая, что речь идет о поиске в базе. Я не ошибся, в который раз утерев нос скучным педантам, которые утверждают, что сначала нужно прочитать, зачем нужна кнопка, и только потом стоит на неё нажать.

Передо мной оказалась формочка с десятком полей, которые мне должны помочь найти нужную секвенцию. Справа от первого пустого поля я обнаружил кнопку с надписью «Find by ID». Я догадался, что все формулы как-то пронумерованы, и, если мне известен такой номер, я смогу вытащить из базы нужную секвенцию. Я ввел номер «123» и нажал на кнопку поиска. На экран вывелось сообщение Wrong ID format. Я нажал F1, чтобы получить разъяснение о том, как выглядит правильный формат. Оценив длину текста во всплывшем окошке, я даже не стал пытаться его прочитать – не так много у меня времени. Закрыв бесполезное окошко, я перешел к изучению остальных полей. Пояснения на самой экранной форме мне мало что говорили. Слова по большей части были знакомыми, но понять, что они означают в данном контексте, представлялось практически невозможным. Вот некоторые из этих, с позволения сказать, «поясняющих» надписей: «Source», «Target», «Locater», «Animater», «Split». Вам что-нибудь понятно? Лично я ничего не понял. Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают. Я кое-как заполнил несколько полей и нажал на кнопочку «Start selection». Как не трудно догадаться, компьютер тут же выдал сообщение, что по моему запросу ничего не найдено. Я решил пока не тревожить Петрова и продолжил эксперименты. Для этого я завершил программу и запустил ее еще раз. В поле под названием «Key words» ввел слово Pentagram и выполнил поиск. На этот раз всё получилось. На экране появился список формул секвенций. Я немного полистал его и убедился, что список достаточно длинный – конца я так и не достиг. Клацнул мышкой два раза по первой попавшейся строчке и попал на страничку описания секвенции. Кроме текстового описания как такового, там присутствовал целый ряд полей, заполненных по большей части цифрами. Обращало на себя внимание поле с красным комментарием «Smart». В этом поле, как я догадался, могла бы стоять галочка, но ее не было. Пока я пытался понять, что это может означать, компьютер Петрова издал хорошо известный мне звук – кто-то вызывал его по Скайпу. Петров чем-то щелкнул, и на большом стенном экране появился очень респектабельный улыбающийся азиат в очках в тонкой золотой оправе. Я сразу решил, что он японец, хотя, честно говоря, не скажу, что уверенно отличу японца от, скажем, китайца. На мысль о японце меня, по-видимому, навел хороший серый костюм со скромным галстуком, оправа очков и, конечно же, почтительная улыбка. Именно так выглядели японские бизнесмены в фильмах, что мне довелось посмотреть. Не прекращая улыбаться, японец тоном, в котором удивительно сочетались восточная вежливость и некоторая дружеская фамильярность, очень отчетливо сказал по-английски:

– Привет, Дик. Не помешал?

Я немного удивился такому обращению: неужели Петрова и, правда, зовут Дик? Ричард Петров – довольно забавное сочетание.

– Ханада, для своих друзей я всегда свободен, – учтиво пророкотал Петров.

После этого собеседники обменялись довольно странными фразами. Господин Ханада проинформировал Петрова, что у толстушки Молли славно нынче уродились яблоки. А Петров, на миг задумавшись, порадовал японца метеорологическим прогнозом и ценным эстетическим наблюдением. Он сказал, что ночью случится слабый морозец, но цветы померанца от этого станут только краше. Сначала я подумал, что джентльмены обменялись в зашифрованном виде какими-то сообщениями о недавних событиях, но тут разговор начал вестись на вполне понятном языке, и я догадался, что с помощью такого странного вступления, Петров с Ханадой подтвердили друг другу, что можно разговаривать свободно и не скрытничая.

– Дик, кажется, мы прославились? – не прекращая улыбаться, спросил Ханада. – Ты уверен, что это было необходимо?

– Уверяю тебя, это именно так, – подтвердил Петров. – Я предупреждал, что это вполне может состояться в ближайшее время.

– А почему именно Швейцария? – полюбопытствовал Ханада.

– Пришлось действовать очень быстро, а там всё было подготовлено, – ответил Петров и поинтересовался, – а у тебя против Швейцарии есть какие-то предубеждения?

Господин Ханада улыбкой и жестами дал понять, что Швейцария славная страна, и выбор Петрова просто безупречен.

Потом Ханада залез в нагрудный карман своего пиджака, достал оттуда небольшую карточку, размером похожую на визитную, и приблизил к камере. Я подумал, что это, наверное, дисконтная карточка сети бензоколонок. Зеленая эмблема, изображенная на карточке, мне была хорошо известна. Её можно было встретить на заправочных станциях, как в Москве, так и в других странах, где я побывал в последнее время. Я не утверждаю, что я видел такие заправки именно в Индии или в Чехии, но в том, что они мне встречались за границей, не сомневаюсь.

Продемонстрировав карточку, господин Ханада быстро вернул ее в карман и спросил:

– Среди нас кто-нибудь их защищает?

– Вроде бы, нет. Подожди секундочку, – Петров быстро защелкал клавишами. – Нет. Никто. У тебя какие-то идеи, связанные с этой достойной фирмой?

– Есть кой-какие, – признался японец. – Хотелось бы немного пощипать им перышки.

– Ощипать? Догола? – уточнил Петров.

– Ни в коем случае, – замахал руками господин Ханада. – Буквально чуть-чуть. Может быть, падение акций, процентов на десять, не больше.

– У нас, как ты знаешь, не принято спрашивать, зачем тебе это нужно, – задумчиво сказал Петров.

– И не спрашивай, – обрадовался Ханада, – зачем тебе это знать?

Петров еще немного пощелкал клавишами и поднял лицо к большому экрану:

– Давай перейдем к технической стороне вопроса. У тебя конкретные идеи или пожелания имеются?

– Нет, Дик. Для меня важен лишь результат.

– Боюсь, дружище Ханада, что сейчас не очень хороший момент для таких мероприятий. У медведей сейчас не самое благостное душевное состояние. Не хотелось бы их провоцировать лишний раз, – озабоченно сказал Петров. – Я бы попросил тебя немного повременить.

В глазах Ханады-сана мелькнуло что-то вроде раздражения. Мне это было явственно видно, поскольку большой экран отчетливо показывал каждую черточку физиономии японца. Через мгновение я понял, что ошибался. Лик восточного друга Петрова выражал лишь приветливость, почтительность и дружелюбие.

– Мой друг Дик, конечно, помнит, что пока он всего лишь выполняет важную роль временного прокуратора Секвенториума? – глаза Ханады выражали безграничное почтение к временному прокуратору, – и нам всем предстоит очень большая работа, чтобы постоянную должность занял по-настоящему достойный человек.

Я взглянул на Петрова. С изумлением увидел, что он улыбается, догадался, что он улыбается уже довольно давно, и отметил, что по искренности эта улыбка вполне может соперничать с улыбкой японца. Ожидая ответной реплики Петрова, я успел порадоваться, что он не числит меня в своих врагах.

– Ханада, – я видел, что Петров всеми силами пытается придать своему рычащему голосу дружеское звучание и доброжелательность, – я всегда старался помогать тебе, своему старому другу. До сих пор мне это удавалось. Уверен, что и этот раз не станет исключением.

К этому моменту я уже подошел к креслу Петрова и встал у него за спиной. Ханада-сан меня обнаружил и удивленно спросил:

– Кто это?

Петров медленно повернул голову ко мне, и его лицо выразило явное неудовольствие. Потом он повернулся к экрану и коротко ответил:

– Траутман.

За этим последовало неожиданное. Господин Ханада вскочил, при этом на нашем огромном экране отобразилась средняя пуговица его пиджака. Потом Ханада-сан почтительно поклонился – камера показала его макушку с безупречным, но редковатым пробором. После этого японец, сообразив, что мы не всегда наблюдаем именно те части его тела, которые он бы хотел продемонстрировать, немного присел и проговорил, глядя прямо в камеру:

– Господин Траутман, я восхищаюсь вашим мужеством. Примите мое почтение.

– О чем это он? – спросил я, – когда японец отключился, – я имею в виду, про мужество.

– Ему известно, что несколько дней назад ты отказался принять нерушимое обещание про обе секвенции заморозки, – объяснил Петров. – К слову сказать, сам он граспер, но наплевав на самурайский дух, чуть ли не первым внес вступительный взнос, чтобы защититься от трехсотлетней секвенции.

– А не лучше ли было ему сказать, что я уже защитился от всего, чего можно? – возмущенно спросил я. – Мне, знаешь ли, дешевая популярность ни к чему. Прознают какие-нибудь японские панды про меня, поверят, не проконсультируются с московскими коллегами и откроют на меня новый охотничий сезон. Ты уж будь добр, сообщи всем заинтересованным лицам, что отважный Траутман никакой не самурай больше, а обычный приспособленец. Кстати сказать, остальную часть беседы с японцем я тоже не совсем понял. Разъяснишь для общего развития?

Что мне нравится в Петрове, так это то, что он всегда рассказывает больше, чем его спрашиваешь. Поначалу, вместо прямого ответа на прямой вопрос, он часто уводит куда-то в сторону так, что, кажется и не собирается отвечать. Но вскоре выясняется, что без этого отвлечения я бы толком ничего не понял.

Петров с кряхтением встал со стула, подошел к экрану на стене, зачем-то поковырял его ногтем и начал рассказывать. Оказалось, что большая часть секвенций носит, как он выразился, деструктивный характер. В категориях медицины можно сказать, что на одну секвенцию, помогающую излечить насморк, приходится сотня, вызывающих всякие хвори и недомогания – от простуды до рака. Если бы у Ханады была возможность просто сделать хорошо себе и своей компании, вне всякого сомнения, он именно так бы и поступил. К сожалению, в мире секвенций почти не существует способов сделать себе хорошо, не делая другому плохо. В голосе Петрова явно прозвучало сочувствие. Причем сочувствовал Петров явно не нефтяной компании, а Ханаде, которому приходится наступать на горло своему гуманизму.

Я поинтересовался, о каких неприятностях может идти речь. Петров с видимым удовольствием разъяснил, что практически о любых, и охотно перечислил несколько вариантов:

Безвременная смерть руководителя компании, авария на нефтедобывающей платформе, с последующей экологической катастрофой, немотивированный отказ потребителей пользоваться услугами фирмы-жертвы, неожиданная и бескомпромиссная забастовка работников жертвы, обнаружение повышенной радиоактивности в производимом бензине.

– Ты это серьезно? – воскликнул я. – Аль-Каида рядом с тобой просто мальчики в коротких штанишках. Так же нельзя делать!

Я смотрел на Петрова, надеясь, что он расхохочется своим замечательным басом и скажет: – Траутман, неужели ты шуток не понимаешь!

Но Петров не смеялся. Он довольно долго молчал, а потом сказал:

– Траутман, я тебе могу сообщить вполне определенно, что не планирую выполнять просьбу Ханады.

Глава XIV

Роберт Карлович рассказывает о смарт-секвенциях. Траутман продолжает изучать коллекцию Секвенториума. Траутман переселяется в свою квартиру. Сон Траутмана.

На следующий день Роберт Карлович вернулся, а Петров наоборот исчез. На мой вопрос, куда, Роберт Карлович только пожал плечами.

Я рассказал наставнику, как безуспешно пытался разобраться с базой данных секвенций, и он пообещал в скором времени всё показать. Потом, вспомнив о пометке Smart в описании секвенции, я поинтересовался, что она означает. Роберт Карлович, не отрываясь от своего монитора, объяснил что-то про «секвенцию с нечетким таргетом и не предопределенным методом достижения целевого воздействия», чем я и удовлетворился. Потом мы целый день занимались испытанием и каталогизацией секвенций. Как и раньше, мы их не доводили до завершения, просто убеждались, что возникает грэйс. По своим норам расползлись как всегда поздно. Последующие рабочие дни походили один на другой, но это никак не отражалось на моем воодушевлении. Ничего не может быть лучше интересной работы, особенно, если выполнить ее можешь только ты.

В четверг я проснулся по звонку будильника и понял, что вставать мне совсем не хочется. Я ощущал, что не выспался – накопленная усталость давала о себе знать. Пролежав лишних две минуты в постели, я убедил себя, что дух сильнее плоти, поднялся и побрел под душ.

Предыдущие десять дней мы с Робертом Карловичем продолжали исследование секвенций из нашего депозитария, работая по четырнадцать часов в сутки. Петров не появлялся, но, судя по всему, продолжал активную деятельность где-то вдали от нас. Об этом можно было судить по тому, что не прекращали поступать рецепты со всего мира. Роберт Карлович объяснил мне, что, если в личных коллекциях, доставшихся Секвенториуму в качестве вступительных взносов, встречаются одинаковые рецепты, этот факт специальным образом фиксируется, и Петров извещает владельцев дубликатов, что за кем-то из них есть долг перед организацией. Если я правильно понял, такая ситуация не приводила к немедленному лишению членства в Секвенториуме, но снижала учетную стоимость вкладов всех владельцев дубликатов до тех пор, пока они не договорятся о чем-то друг с другом.

Несмотря на легкое отупение, пришедшее вместе с многодневной усталостью, я не переставал удивляться тому, что может выступать в качестве элементов секвенций и разнообразию мираклоидов. Мой наставник к тому времени научил меня читать зашифрованные рецепты и регистрировать их в базе данных. Теперь я в принципе мог бы работать вполне самостоятельно. В этот день Роберт Карлович обнаружил какой-то особенный рецепт. Он сказал, что, кажется, кое-что слышал об этой секвенции и предложил довести ее до конца, пообещав продемонстрировать нечто забавное. Мне вспомнилась Ирина, рассказывающая про боль и разрушения, которые приносят секвенции, и я попросил этого не делать. Вообще-то Иру я вспоминал часто, по нескольку раз в день. Вдобавок по ночам она пару раз участвовала в качестве основного персонажа в моих снах абсолютно нецеломудренного содержания. Я часто думал, что мне очень хотелось бы с ней встретиться.

После обеда я вдруг вспомнил, что у меня есть собственная квартира, в которой я за последние два года побывал всего лишь один раз, и то был оттуда умыкнут Петровым. Мне захотелось переселиться в собственное жилище, и я спросил Роберта Карловича, что он об этом думает. Наставник ответил, что особой опасности в этом не видит. Правда, когда я уже собрался уходить, он предложил заменить СИМ-карточку в моём телефоне, мол, береженого Бог бережет. Я прикинул, что ни от кого звонков не жду и согласился.

От машины я отказался. Удивительно, но вдруг почувствовалось, что за два года я соскучился по московским улицам, метро и даже магазинам. До дома я добрался с заходом в пару супермаркетов, в результате зашел в свою квартиру, таща в руках два объемных пластиковых пакета с провизией. Как будто гостей жду, сам себе удивляясь, отметил я.

Дома я принял душ, надел один из двух белых махровых халатов, обнаруженных в ванной, и отправился на кухню. Придя туда, препоясал чресла кухонным фартуком с двумя большими карманами (расцветка фартука в точности соответствовала оформлению кухни, он явно был частью «комплексного колористического решения») и приступил к готовке.

У меня всегда была слабость к всякого рода кухонным аксессуарам. Даже в не слишком обильные времена медведковской коммуналки я был владельцем двух дорогих тяжелых сковородок и набора отличных поварских ножей. Оказалось, что моя новая кухня под завязку нафарширована не только всяческой посудой и бесконечным числом ножей и ножичков разного назначения, но массой кухонных электроприборов. Я узнал хлеборезку, кофеварку со встроенной кофемолкой, мясорубку и посудомоечную машину. Последней мне не приходилось никогда в жизни пользоваться, но я утешил себя тем, что домашние хозяйки как-то с этим справляются.

Я выгрузил все приобретенные продукты за исключением мяса, которое собрался готовить, в огромный холодильник. Одну из двух бутылок красного вина засунул в морозилку, чтобы поскорее охладить до вожделенных пятнадцати градусов (то, что этих градусов должно быть именно пятнадцать, я не поленился прочитать на контрэтикетке бутылки). Оглядев кухню хозяйским взором, я обнаружил еще одну дверцу, в которую прежде не заглядывал. Я открыл ее и увидел десятки винных бутылок, разложенных по полочкам в горизонтальном положении. В шкафу было ощутимо прохладнее, чем на кухне. Оказывается, ко всему прочему я еще и владелец винного погреба. Вытащив из морозилки только что помещенную туда бутылку, я поместил ее в винный шкаф на место пыльного сосуда, который бережно достал и поставил на стол. При ближайшем рассмотрении оказалось, что я достал бутылку темного стекла, покрытую не только пылью, но и известковыми разводами и, кажется, даже плесенью. Я как-то раз наблюдал, как ловко с похожей бутылкой расправлялся официант. Пыль и всё прочее положено удалять большой полотняной салфеткой. Салфетку, к слову сказать, мне в тот раз предложили забрать из ресторана с собой.

Я был уверен, что на моей замечательной кухне есть нужные салфетки, но совершенно не представлял, где их искать. Поэтому, чувствуя себя не изысканным гурмэ, а обжорой-гурманом, я не только вымыл пыльную бутылку, но и вытер ее полотенцем. После этого открыл пробку, чтобы соблюсти классические традиции и дать вину «подышать». Я ничего не могу сказать про профессиональных дегустаторов, отличат ли они надышавшееся вино от только что открытого. Зато в себе я полностью уверен – вероятность того, что я правильно укажу на насыщенное кислородом вино, составляет ровно пятьдесят процентов. Спросите, почему я, тем не менее, стараюсь соблюдать этот и некоторые другие ритуалы? Ответ прост: мне это просто нравится, и не вызывает затруднений, а главное, я получаю от этого удовольствие. Почему бы не побаловать хорошего человека, согласны?

Мясо, охлажденную свиную вырезку, я решил просто отбить и пожарить. Единственной пряностью, которую я использовал, стал молотый черный перец – чем проще, тем лучше. Когда через десять минут мясо уже было готово, я бросился искать бокал для вина. На кухне мне его отыскать не удалось, и передо мной встала дилемма – пить вино из правильного бокала, который я найду неизвестно когда, или вкушать шипящее мясо, которое только что выложено со сковородки. Я предпочел второе и налил коллекционное вино в высокий стеклянный стакан, обнаруженный на кухне, и приступил к трапезе. После ужина я решил прилечь, добрался до спальни и плюхнулся на широченную кровать. С удивлением обнаружил у себя в ногах огромный телеэкран, примерно как у Петрова в кабинете; странно, что в прошлый раз я его не заметил. Я не поленился и встал, чтобы отыскать пульт, включил телевизор и пощелкал каналами. С недоумением обнаружил, что доступны только стандартные программы, которые и в Медведкове ловились на домовую антенну. Такой скудный набор явно не вписывался в прочую обстановку шикарной квартиры. Я остановил свой выбор на биржевом канале. Там ведущий небольшого роста, бритый наголо мужчина в очках, задорно наскакивал на двух, не то бизнес-аналитиков, не то на политтехнологов, сидевших по обе руки от него. Те очень вяло отбивались, но под напором очкарика уже были склонны признать, что чему-то там присущи не только отдельные недочеты, но и системные недостатки. Я доброжелательно подумал, что ведущий похож на небольшой, но весьма дееспособный мужской орган. Потом я начал размышлять, на кого в таком случае похожи аналитики, и неожиданно для себя заснул.

Когда я проснулся, то понял, что мне приснился необычный сон, который мне бы не хотелось забыть. Я знаю, что сон, который хочешь запомнить, нужно пересказать себе сразу после пробуждения, и, не открывая глаз, начал вспоминать. Последняя картина сна была такая: я плаваю внутри снежного шара. Знаете такую детскую игрушку? Стеклянный шар с жидкостью; если его потрясти, внутри начинают летать тысячи снежинок, настоящая метель. И вот я плаваю внутри такого шара, а вокруг меня вместо снежинок плавно движется огромное количество сияющих разноцветных кристаллов. Каждый из кристаллов испускает пучок тонких лучиков. Я прослеживаю направление пучков, смотрю себе под ноги и вижу, что лучи сформировали изображение синего неба с быстро несущимися белыми облаками. Я поднимаю голову наверх и вижу там картину красного неба. Мне ясно, что и эта картина также нарисована пучками лучей. Спереди и сзади, справа и слева тоже облака, несущиеся по разноцветным небесам. Всего шесть цветов. Я осознаю, что это сон, и говорю себе, что необходимо не забыть о количестве цветов. Ровно шесть разноцветных небес.

А что было до этого? Что-то очень важное. Я вспоминаю, откуда взялись кристаллы – в них превратились разноцветные снежинки. Снежинки нежно звенели, каждая своим голосом. А Ира просила не разрушать монады.

Точно! Теперь я вспомнил, там была Ирина. Я ее не видел, но узнал голос. Я уверен, что это была именно она.

Я окончательно проснулся и открыл глаза. Телевизор озабоченным голосом сообщил, что сегодня торги на РТС завершились в красной зоне, и был безжалостно пристрелен из пульта. Я лежал на спине и думал о своем сне. Не нужно быть Фрейдом, чтобы понять, почему мне снится Ирина. Я вполне осознаю, что, говоря старорежимным языком, увлечен ею. Такое уже случалось, и, надеюсь, случится еще не раз. С монадами, которых Ира просит не обижать, тоже всё понятно. Секвенции уничтожают монады, девушка от этого испытывает боль, я увлечен девушкой и не хочу, чтобы она страдала, девушка в компании монад является мне во сне. Мое чувство вины привело ее в мой сон. Всё логично. Но сон продолжает меня беспокоить.

Я всегда довольно серьезно относился к своим снам. В этом моем отношении никогда не было ни тени мистицизма, или еще какой-нибудь другой потусторонней чуши. Я четко осознаю, что во сне мой единственный собеседник – я сам, и идеи общения с кем-то посторонним, будь то духи предков, ангелы, или Создатель лично, напрочь отвергаю. При этом я отчетливо понимаю, что во сне зачастую в довольно изощренной форме, я могу сказать себе что-то, что не смог бы или не осмелился сказать себе в обычном внутреннем диалоге наяву. Повторяю, я серьезно отношусь к своим снам и, когда мне удается их запомнить, стараюсь в меру сил получить от этого какую-то пользу.

Я чувствовал, что кристаллы появились неспроста. Более того, я был уверен, что когда-то видел эти кристаллы, испускающие лучи, которые формируют какое-то изображение. Правда, тогда эти кристаллы лежали насыпью, этакой кучкой. И вдруг я вспомнил. Я вскочил с кровати, домчался до компьютера и включил его. Компьютер начал неспешно загружаться. Я понял, что не могу бездействовать, сбегал на кухню и сделал себе еще чашку кофе. Когда я возвратился к компьютеру, он уже был вполне готов к общению со мной. Я зашел в свою почту, открыл папку «Отправленные», начал искать нужное письмо и вскоре нашел. Мой отчет для Роберта Карловича двухлетней давности. Письмо от 26 мая. Я открыл письмо, убедился, что это – то самое, что я искал, и отправил его на печать. Не люблю читать с экрана.

Глава XV

Траутман читает свой отчет двухлетней давности. Индийский шофер-философ. Траутман знакомится с Учителем Зеленой горы. Четыре Благородных Повода Траутмана. Учитель безуспешно объясняет Траутману устройство мира.

Здравствуйте, дорогой Роберт Карлович.

Ровно два часа назад я возвратился из поездки на Север. Уже переоделся, принял душ и с удовольствием приступаю к выполнению своих эпистолярных обязательств. Я помню, что задолжал за семь дней, но пером моим движет (точнее, пальцами, нетерпеливо колотящими по клавиатуре) не только чувство долга, но и желание упорядочить свои впечатления.

Начну с конца. Сидя сейчас в прохладном номере, я особое удовольствие получаю от работающего кондиционера. Дело в том, что позавчера у нас в машине аналогичное устройство перестало работать. Шофер этому, кажется, только обрадовался. Всю неделю он хлюпал носом из-за насморка, вызванного, по его словам, сильным перепадом температур – забортной и в салоне. За бортом после того, как мы спустились с гор, жара была градусов сорок. Точнее сказать не могу, поскольку в арендованном джипе (самом дорогом из предлагавшихся) термометр не работал изначально. Шофер мой оказался большим философом. После того, как отказал кондиционер, он заявил, что поездка в прохладной машине по Индии – профанация идеи. Именно так и сказал – профанация. В колледже, который он закончил пару лет назад, его научили разным мудреным английским словам. Своим образованием, включая знание английского, он очень горд и имеет к тому определенные основания. Может показаться странным, но именно из-за его образованности уверенно понимать его речь я начал не сразу, а только спустя примерно сутки после начала нашего общения. Поскольку говорит он с весьма специфическим акцентом, я подсознательно был уверен, что языка он толком не знает, и не слишком старался вникнуть в темные для себя моменты его речи. Впоследствии выяснилось, что шофер украшал свои тирады использованием сложнейших английских грамматических конструкций. В последний раз с этими всеми сложноподчинностями и согласованием времен я сталкивался при подготовке к зачету по английскому. Я был уверен, что все эти красоты и сложности существуют только в учебниках и ошибался. Добавлю, что простой индийский парень в качестве строительного материала для упомянутых конструкций часто использовал слова, значения которых мне неизвестны и в русском языке. Когда я, наконец, сообразил, что его английский существенно превосходит мой собственный, пришлось из вежливости поинтересоваться, все ли шоферы в Индии такие эрудированные. Он меня успокоил, что не все. Оказалось, что мой шофер один из совладельцев фирмы, в которой я взял напрокат джип, а обязанности возничего он принял на себя добровольно, стремясь отдохнуть от однообразия офисной жизни.

Сейчас поделюсь еще одной бытовой подробностью индийского жития и перейду к описанию духовных аспектов нашего путешествия. В отеле города Дхармасала в номер меня провожал очень солидный господин цвета печеного баклажана, служащий гостиницы. В номере он завел меня в туалет и со скромной гордостью обратил мое внимание на имевшуюся там туалетную бумагу. О причинах гордости я догадался позднее. В следующий раз туалетная бумага мне встретилась уже здесь, в лучшем пятизвездочном отеле столицы Индии.

Роберт Карлович, я перечитал последний абзац и решил его не стирать. Ведь Вы же сами просили меня быть понепосредственнее при изложении своих впечатлений и размышлений. Вот я и постарался.

По дороге к Учителю Зеленой горы далекая Индия мне трижды напомнила мою северную родину:

1. Основное дерево в предгорьях Гималаев, как и у нас – елка. Не пальмы всяческие и прочие кактусы, а наша простая русская ель. Основное отличие в том, что у нас по ёлкам прыгают белки, а здесь – обезьяны. Правда, обезьян тут куда больше, чем у нас белок.

2. Здешние гаишники очень напоминают отечественных. Я ни разу не видел, чтобы они занимались организацией безопасного движения (я говорю о провинции; в Дели видел много очень деятельных регулировщиков). В горах сотрудники ГИБДД останавливали нас дважды, и оба раза проверяли не только документы на машину и наличие аптечки, но и дотошно изучали содержимое последней. Причем пристальное внимание было уделено тому, чтобы бинты и лекарства не были просроченными. Я возрадовался тому, что не только у нас дорожная полиция печется о здоровье граждан. Денег мы им так и не дали.

3. Дорожные работы здесь производятся женщинами. Руководит ими, конечно, мужчина, но каменные завалы на дорогах, образующиеся от частых лавин, вручную растаскивают местные дамы, достаточно хрупкие на вид. Одним словом, уровень эмансипации индийских женщин вполне близок к нашему российскому.

Довольно о суетном, перехожу к духовному.

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты, – говаривал когда-то Еврипид. Роберт Карлович, обязательно знакомьте всех, кому хотите понравиться, со своим другом – Учителем Зеленой горы (далее, УЗГ), и Вам гарантировано бесконечное уважение Ваших знакомых. Это я шучу, конечно. Вы и сам – очень даже ничего :) А если серьезно, УЗГ оказался крайне приятным джентльменом, внешне совсем не похожим на индийца. Это и не удивительно, по происхождению он из Китая. Живет сейчас, как Вам известно, в маленьком монастыре. Я не знаю, сколько там кроме него монахов, но за четыре дня я увидел еще человек десять – монастырь и в самом деле маленький. Нашел я Учителя довольно быстро. Собственно, он оказался первым человеком, которого я в монастыре повстречал. Как только я его идентифицировал, тут же передал привет от Вас и он, как мне показалось, очень обрадовался. Правда, тот факт, что Вы – «Карлович» он узнал, по-видимому, от меня и весьма этим заинтересовался. Короче говоря, в первом раунде нашего общения я некоторым образом просветил Учителя, рассказав ему про российскую систему имен, отчеств и фамилий. Хочу заметить, что про «просветил» шутка не моя, а его собственная. Он так и сказал, мол, я с первых слов знакомства научил его чему-то новому, и теперь он просто обязан оказать мне такую же любезность. Я, признаться, поначалу воспринял это как легкую насмешку над моей готовностью растолковать ему всё, что знаю про отчества, но он заверил меня, что в его словах нет никакой иронии.

УЗГ, чтобы определить направление наших будущих бесед, поинтересовался моими духовными проблемами. Я честно ответил, что проблем у меня нет вообще, и духовных в частности. Тогда он спросил, что мне известно о буддизме.

Я рассказал, что за свою, не слишком долгую жизнь, я несколько раз предпринимал попытки познакомить себя с учением Будды. Разнообразных поводов, которые меня к этому подвигали, я насчитал ровно четыре. Этот факт позволил мне воспользоваться проверенной временем формой изложения Четырёх Благородных Истин самого Будды Шакьямуни. Именно этой формой я воспользовался для изложения причин, по которым я произвел четыре попытки изучения буддизма. Вот четыре Благородных Повода Траутмана, изложенные изумленному Учителю:

1. Подражание своим личным знакомым, которые мне нравились, и которых я уважал. По каким причинам эти знакомые увлеклись буддизмом мне неведомо, однако это произошло. Вот эти новообращенные приятели и были моими учителями. Благодаря методике обучения этот повод оказался самым продуктивным из четырех – меня не заставляли читать умные книжки и преподавали учение о Дхарме простыми и ясными словами. Догадываюсь, что если бы с нами был сам Будда, он бы услышал много нового о своем учении.

2. Учебный план Университета, включавший историю религии. Поговаривали, что наш преподаватель и сам буддист, поэтому его усердие было искренним. Возможно, если бы он старался передать суть учения, то был бы более успешным в своей миссионерской деятельности. Вместо этого он заставил нас выучить с сотню санскритских терминов, имен и дат. Единственное, что я от всего этого получил, был зачет по предмету.

3. Интимно-личные причины. У меня была подружка, которая в качестве предварительных ласк признавала только беседы о духовном, тяготея при этом к буддизму. К ласкам завершающим я допускался лишь после предварительных, поэтому волей-неволей вынужден был научиться поддерживать беседу на заданную тему. В этом мне очень помогла замечательная книга «Буддизм» из серии «Религии мира для детей».

4. Желание понять устройство мира. Такое желание время от времени посещает всех молодых людей, и я не исключение. Томимый жаждой познания, я приобрел килограмм тридцать буддистской литературы. Прочитал из них максимум граммов пятьсот. Эти полкило мудрости приходились в основном на современные произведения авторов европейского и американского происхождения. Возможно, у них были тибетские, индийские или японские учителя. Как-то один мой приятель, учитель из первого пункта, просмотрев эту литературу, назвал ее «экскрементами пожирателей экскрементов». А сам-то он кто, интересно?

Похоже, что УЗГ был озадачен систематизацией моих духовных практик. Во всяком случае, мой короткий рассказ заставил его глубоко задуматься. Он прикрыл глаза и замолчал на несколько минут. Я догадался, что он медитирует, и на цыпочках, чтобы его не потревожить, вышел на двор монастыря, чтобы покурить. Вскоре после моего возвращения УЗГ открыл глаза, и мы приступили к занятиям.

В первую очередь Учитель сказал, что не видит сейчас возможности преподать мне Четыре Благородные Истины. Дело в том, что Первая Благородная Истина, Дукха, состоит в том, что мир полон страданий, и жизнь состоит из них же. Убедить в этом такого жизнерадостного обормота, как я, он пока не в силах (я не помню, какое именно английское слово он использовал, чтобы передать слово «обормот», но убежден, что понял его правильно). Поскольку три оставшихся Благородных Истины посвящены причинам и путям искоренения страданий, обсуждать их пока также не имеет смысла. Вместо этого УЗГ предложил мне рассказать об истинном устройстве мира. Я никогда не упускаю возможности пополнить свою коллекцию картин истинного устройства мира еще одним полотном, поэтому с удовольствием согласился.

Оказалось, что весь мир состоит из нитей Дхармы. Небо с облаками, солоноватый тибетский чай, который мы пьем, мы сами, пьющие этот чай, и всё остальное без исключения – это переплетение таких нитей. Всё, кроме нитей Дхармы, иллюзорно. Иллюзорны вожделения и страдания человека, иллюзорна сама человеческая личность, иллюзорны даже пространство и время. Если посмотреть поглубже, то и сама Дхарма есть кажущееся и иллюзорное, причем кажется она самой себе.

– Понятно? – поинтересовался УЗГ.

Траутман никогда не лжет без особой необходимости. Но выглядеть полным тупицей мне не хотелось, поэтому я постарался ответить обтекаемо:

– Ну, так... В общих чертах. Не до конца, пожалуй.

Уж не знаю, каким гениям он преподавал до меня, если кто-то из них усвоил хоть что-нибудь. Может быть, этого никто не понимает, включая самого УЗГ? Просто достаточно эти высокие слова запомнить и повторять другим. Не слишком обременительный способ завоевать всеобщее уважение.

Похоже, УЗГ не увидел следов понимания на моем лице, поэтому предложил упрощенную схему устройства мира. В этой схеме он заменил нити Дхармы цветными кристаллами. Где-то, не будем уточнять, где именно, имеется громадная гора этих кристаллов. А тот мир, что мы наблюдаем, это огромный проекционный экран. Кристаллы посылают цветные лучи на этот экран, и на экране появляется изображение, скажем, облака.

– Скажи мне, такое облако иллюзорно? – задал вопрос УЗГ.

– Это как посмотреть, – осторожно ответил я.

– Совершенно верно, отличный ответ! – обрадовался УЗГ. – Такое облако существует только когда на него смотришь ты или кто-то еще, знающий, что такое облако. А когда на него никто не смотрит, это просто набор цветных точек на экране. Допустим, на экране изображены два облака, – продолжил он, – и в какой-то момент одно из облаков исчезает. Скажи, что в этом случае увидит второе облако?

– А как одно облако может видеть или не видеть другое? – удивился я, – они же ведь всего лишь проекции.

Лицо учителя выразило бесконечное терпение, и он продолжил объяснение:

– Это не обычные оптические проекции, эти проекции могут ощущать другие проекции и взаимодействовать с ними. Взаимодействие между проекциями происходит по правилам, которые мы воспринимаем как законы природы. А если одно облако исчезнет не по причине такого взаимодействия, второе облако воспримет это как чудо. Точно так же, если лучи кристаллов вдруг образуют какой-то новый образ, это будет чудом для всех проекций, которые это наблюдают. Добавлю, что один кристалл может посылать на наш экран не один луч, а множество. А возможно, его лучи не пересекаются с нашим экраном.

Я ощутил, что окончательно запутался. Проекции, которые видят друг друга и могут взаимодействовать, я себе никак не мог вообразить. Но сдаваться было рано, и я спросил:

– А мы с вами тоже являемся проекциями?

Кажется, я попал в точку. УЗГ утвердительно кивнул и подтвердил:

– Да, именно так. Причем, хотя проекции могут взаимодействовать друг с другом, кристаллов они не видят. Я бы сказал, что учение Будды помогает увидеть кристаллы.

– А кристаллы сами светятся или они отражают и преломляют какой-то внешний свет?

– Они преломляют мировой свет, причем свет – это единственное, что существует в этом мире. Свет это и есть кристаллы.

Час от часу не легче, с грустью подумал я. Неужели он сам понимает, что рассказывает?

Я решил повернуть беседу в более понятную мне сторону технических подробностей:

– А экран, он плоский или трёхмерный?

– Экран – это весь ощущаемый нами мир. Наш экран не единственный, существуют и другие. В то же время, можно сказать, что ни одного экрана не существует, их роль выполняет чувственный мир.

Не могу сказать, что последнее высказывание УЗГ прибавило мне понимания. Но и не убавило – куда там убавлять. И я снова постарался перевести беседу в более понятную плоскость:

– Вы говорили, что бывают чудеса, не обусловленные взаимодействием проекций. А пример не могли бы привести?

– Зарождение жизни – пример таких чудес. Но человек эти чудеса наблюдает каждый день и ему кажется, что это естественный ход вещей. Мужчина любит женщину, и она становится матерью. Нам кажется, что мы понимаем причину появления новой жизни так же, как понимаем, почему нагретый лед плавится. На самом деле зачатие – только видимая причина, и чудо зарождения новой жизни всего лишь следует за зачатием, не являясь его прямым следствием. Нужно заметить, что зачатие представляет собой особый вид чуда – количество кристаллов, направляющих лучи на наш экран не меняется. Вместо этого часть кристаллов, проекции которых принимали участие в зарождении новой жизни, начинают посылать новые лучи.

– Значит ли это, что дети являются проекциями кристаллов, каждый из которых участвует в проекции одного из родителей?

УЗГ, как мне показалось, немного поморщился и произнес:

– Я начинаю понимать, что метафора с кристаллами несколько грубовата. Однако можно сказать, что в её рамках всё именно так и происходит.

Из предыдущих объяснений я не слишком много понял, но решил, пользуясь средствами логики, обобщить слова УЗГ:

– То есть чудо – это то, что получается в результате взаимодействия проекций, но в принципе не может быть до конца объяснено таким взаимодействием?

– Да, это так, – печально согласился УЗГ. – Но, мне кажется, что моя метафора уже себя исчерпала, а мне так и не удалось ощутимо приблизить тебя к пониманию устройства мира.

– Нет, ну почему же? – вежливо сказал я.

УЗГ поручил меня заботам парня в красной монашеской мантии, лет тридцати. Молодого монаха звали Ваджра, и мы с ним быстро сделались приятелями. Ваджра не настаивал на обсуждении проблем Дхармы, зато с удовольствием отвечал на вопросы, которые меня действительно интересовали. Выяснилось, что его одежда, которую я мысленно называл мантией, носит название пали. Цвет пали зависит от степени ограничений, которые монах на себя накладывает. У тех, что красная, ограничения помягче. Запрет, который он мне привел в качестве примера, не показался мне слишком суровыми: не спать на мягком и не сидеть на высоком. С этим вполне можно смириться. В то же время в части женщин у них всё совсем строго. К женщине монах не должен прикасаться вне зависимости от цвета мантии, пардон, пали. Я не стал уточнять, что такое «прикасаться», убоявшись ввести Ваджру во искушение. В пище, по большей части, монахи себя не ограничивают, лопают, например, за милую душу священных для индуистов коров. Правда, известны великие учителя, не принимающие пищу годами. Я решил заострить внимание на последней фразе и поинтересовался, не собираемся ли мы последовать их примеру. Ваджра оказался парнем понятливым, посмотрел на наручные часы, которые странно сочетались с пали, и объявил, что через час мы сможем поужинать. Я продолжил тему питания и поинтересовался, что нас ожидает на ужин. Ваджра ответил, что будет рисовый суп и бобы с рисом, оставшиеся от обеда. Я спросил, нравится ли ему такая пища, и он ответил, что вполне. Еду, как оказалось, монахи готовят по очереди, правда, для молодых послушников эта очередь выпадает почаще. Ваджра посетовал, что население монастыря маленькое, и готовкой пищи приходится заниматься часто.

Я спросил про УЗГ – почему его так называют. Ваджра рассказал, что много лет назад Учитель жил в монастыре на территории Китая. Несмотря на то, что монастырь располагался в высокогорье, та гора, на которой он стоял, в отличие от окрестных гор, на несколько месяцев в году покрывалась растительностью, точнее говоря, довольно чахлой травкой. Оттуда и пришло имя – Учитель Зеленой горы.

Мы продолжали прогулку в окрестностях монастыря, пока не зазвонил колокол, приглашающий на ужин. Трапеза прошла в полном молчании, а по ее завершению все хором прочитали молитву. Молитва у буддистов называется сутра. Названия этой сутры мне запомнить не удалось.

Роберт Карлович, пожалуй, на этом я свое послание закончу. Впредь буду писать гораздо чаще, возможно, каждый день. Завтра около трёх у меня рейс в Нью-Йорк, надеюсь, еще напишу что-нибудь в самолете.

Ваш А. Траутман

Глава XVI

Траутман догадывается, что кристаллы и монады – это одно и то же. Появление Ирины. Траутман объясняет Ирине, в чем ошибаются медведи. Траутман решает устроить себе выходной. Ирина дает понять Траутману, что хочет его любви, но не сегодня.

Я трижды перечитал свой отчет. Первый раз полностью, а два раза – только места, относящиеся к изложению учения УЗГ. Жизнерадостный оптимистичный обормот, автор письма, вызвал у меня некоторую зависть. При этом ни понимания, ни сопереживания картина мира, состоящего из кристаллов и их проекций, по-прежнему не вызывала. Но кристаллы определенно были те самые, из сна. Я был уверен, что УЗГ со своими кристаллами и Ирина в моем сне говорили об одном и том же. Потом я подумал, что Учитель, рассуждая о чудесах, явно имел в виду секвенции и удивился, как об одних и тех же вещах можно говорить так по-разному. Я перечитал свое убогое изложение учения еще раз, и тут меня озарило. Я понял, что именно Ирина со своими коллегами ощущают, как смерть монад. Кристаллы, до сих пор не связанные с нашим миром-экраном, в результате секвенции начинают посылать к нам свои лучи, которые образуют мираклоид, а чувствительные грасперши воспринимают это, как смерть новых кристаллов-монад. Наверное, их ощущение боли вторично и происходит от этого заблуждения о разрушении основ мира. Я подумал, что если бы Учитель объяснил граспершам, что никакого уничтожения монад нет и не может быть, исчезла бы вековая вражда между буллами и медведями.

Признаюсь, на мгновение я впал в грех гордыни. Траутман – человек, безусловно, приятный во всех отношениях, но за гения его никто не держит. И тут этот Траутман, обладая информацией доступной, в общем-то, всем желающим, исключительно с помощью своего интеллекта и интуиции, совершает открытие, которое прекращает кровавую многовековую войну между медведями и буллами. После этого недавние враги объединяют свои знания и силы, в результате чего, человечество делает огромный рывок вперед в своем развитии. Все люди наслаждаются новым золотым веком и не знают, кого за это нужно благодарить. А Траутман в это время, безызвестный, скромный и талантливый, занимается исследованиями, которые сделают человечество еще счастливее.

Мои мечты прервало какое-то треньканье, донесшееся из спальни. Я пошел на звук и обнаружил, что его издает телефон, о существовании которого я и не подозревал, снял трубку и сказал, что я слушаю. Трубка отозвалась голосом, который я больше всего хотел, но меньше всего ожидал услышать:

– Андрей, это – Ира.

– Ира! Я все эти дни о тебе думал. Ты где? – закричал я.

– Здесь, совсем недалеко. У твоего подъезда.

– Не уходи, я сейчас спущусь! – как был в халате и тапочках, не теряя времени на ожидание лифта, я побежал вниз по лестнице.

Уже через пару минут, усадив девушку на кухне, я прыгал на одной ноге в спальне, стараясь второй попасть в штанину джинсов. Еще через минуту я появился на кухне в виде, который не должен был бы шокировать даму моего сердца – в джинсах, рубашке и даже в носках. Ирина уже успела закурить, перед ней стояла пепельница, она внимательно посмотрела на меня и спросила:

– Ты ведь знаешь, почему я пришла?

Я закивал головой. Я тоже все эти дни непрерывно думал об Ирине. Говорить о своих чувствах я не очень умею, поэтому решил перейти к хозяйственной деятельности. Бросив взгляд на стол, я порадовался тому, что успел переместить всю грязную посуду в раковину, спросил у Иры, будет ли она сухое вино, достал два стакана. Сообразил, что в таких случаях необходимы бокалы, и понесся их искать. Довольно быстро нашел бар, выбрал наугад два фужера, вернулся на кухню и разлил в них вино. Ирина посмотрела мне в глаза, приветственно подняла бокал и молча сделала глоток. Действительно бывают случаи, когда тосты неуместны. Я, не отрывая взгляда, смотрел на Ирину. Мне показалось, что девушка изменилась. Точнее сказать, я подумал, что не рассматривал ее при ярком свете. Я только сейчас понял, что не знал какого цвета у Иры глаза. Такого удивительного цвета я прежде не встречал – темно-золотистые и какие-то лучистые.

Первым делом, я решил рассказать Ире про свое открытие. Поначалу ее лицо выражало некоторое недоумение. Казалось, она хотела поговорить о чем-то другом. Постепенно недоумение сменилось радостным удивлением. Я схватил ее за руку, довел до компьютера и показал собственное письмо двухлетней давности. Она начала читать его с самого начала, я из-за ее спины пролистнул страницу и указал на место про кристаллы. Ира прочитала текст несколько раз, после чего повернулась ко мне:

– Неужели это правда?

Я, улыбаясь, молча, кивнул головой.

Потом мы вместе перебрались на кухню, и я приготовил мясо. Пока я колотил по нему молотком и посыпал перцем, Ирина рассказывала, как ей нравятся мужчины, которые умеют готовить. Я был немножко уязвлен, ведь, чтобы отбить и бросить на сковородку кусок мяса, ума много не надо. Попробовала бы она моего борща! Но всё равно мне было приятно. После этого мы ели мясо, запивая вином. Ира говорила, что такого вкусного не ела никогда в жизни. Я скромно отвечал, что блюдо, в самом деле, удалось, но такое отличное мясо трудно было бы испортить. Наевшись, мы пили чай и безостановочно разговаривали. Как всегда в таких случаях бывает, оказалось, что у нас удивительно много общего. Нам нравятся одни и те же книги, мы слушаем похожую музыку, предпочитаем футбол хоккею и оба почти не смотрим телевизор (если там не показывают футбольный чемпионат, конечно). Разумеется, в чем-то у нас были разные предпочтения. Например, Ирина любит зимой побегать на лыжах, а я предпочитаю катание с гор. Но обнаруженные немногочисленные отличия только подчеркивали наше сходство. Секвенции, грасперы, медведи и буллы остались где-то в стороне. Просто мы с девушкой, которая мне очень нравилась, пили чай, и обоим было очень хорошо.

Потом мы вышли на балкон в теплую летнюю ночь. Под нашими ногами виднелись крыши пятиэтажек. Почти все окна были темными, лишь пара окошек светилась теплым желтым светом. Я поднял голову и посмотрел вверх. Похоже, это был самый темный час короткой июньской ночи. Небо было по-настоящему черным, и на нем сияли яркие звезды, а прямо перед нами висел очень тоненький месяц, напоминающий букву «С». Я вспомнил и рассказал Ире, как различить растущий и убывающий месяцы. «С» – начало слова «старый», а это значит, что луна идет на убыль. Похоже, что следующей ночью ее совсем не будет видно.

– Да, в самом деле, – сказала Ирина каким-то странным тоном, – завтра новолуние. Знаешь что-нибудь про новолуние?

Когда такое спрашивают на пресс-конференциях, интервьюируемые часто говорят: «спасибо за вопрос». Такие вопросы подобны мячу, накинутому на ногу, когда ты стоишь у пустых ворот противника. Мне ли не знать про новолуние, полнолуние и фазы луны! Моё исследование «Луна. Взгляд с Венеры», опубликованное в журнале для современных женщин, произвело настоящий переворот в теории и практике современной астрологии. Когда я готовил этот материал, то, обнаруживая несоответствие в данных двух мракобесных сайтов, из которых в основном добывалась моя информация, я смело отворял бурлящий фонтан своего творчества. В результате родилось неординарное произведение, преисполненное страсти, эрудиции и поэтики. Некий читатель, назвавшийся профессиональным астрологом, но не указавший своего имени и трусливо подписавшийся претенциозным псевдонимом, что-то вроде «Глыба», пытался указать на несоответствия моего видения вопроса традициям классической астрологии. Мой ответ был корректным по форме и убийственным по содержанию. Я мягко пожурил Глыбу за то, что мусульманских астрологов он явно изучал по недостоверному переводу с арабского, сделанному Люпитом из Барселоны, и посоветовал ему читать классиков в оригинале. Имена остальных монстров жанра, на которых я ссылался, к сожалению уже вылетели из моей головы, но их легко восстановить, задав в любом интернетовском поисковике строку «астрологи древности». Глыба трусливо смолчал, хотя я его публично вызывал на поединок интеллектов. В результате, единственным для успешных женщин авторитетом в области астрологии остался ваш покорный слуга. И поделом этому Глыбе! Я считаю, что любой прохиндей, претендующий на владение умами читательниц глянцевого журнала, должен в совершенстве владеть методами поиска в интернете.

Я рассказал Ирине о том, что влияние Луны достигает своего апогея во время полнолуния. Именно в этот период совершаются обряды, призванные что-то преумножить. Про новолуние, по совести сказать, я ничего не мог вспомнить, но находчивого человека всегда выручит логика. Поэтому я сказал, что в новолуние следует совершать таинства, призванные что-то завершить или подавить.

Ирина посмотрела на меня с большим уважением. Похоже, что об этой грани моих талантов она и не догадывалась. Я чувствовал, что нравлюсь девушке всё больше и больше.

Внезапно у Иры сильно заболела голова. Я знаю, у многих девушек такое бывает в самый неподходящий момент. Ира попросила постелить ей в таком месте, где она могла бы поспать одна, не досаждая мне своими страданиями. Честно говоря, я рассчитывал на то, что второй постели расстилать не придется, и был сильно расстроен. Но когда Ирина на прощание меня страстно обняла и горячо поцеловала, добавив, что в следующую ночь не хотела бы со мной расставаться, я ощутил себя полностью счастливым.

Придя в свою спальню, я написал Роберту Карловичу СМС. Почему-то содержание моего сообщения напомнило мне прощальную записку провокатора, которого убил Штирлиц. Записка покойного начиналась примерно так, если помните: «Мой фюрер, я очень устал». Одним словом, я предупредил своего наставника, что мне нужно денек отдохнуть, и пообещал в субботу прибыть на боевой пост и продолжить изучение секвенций.

Глава XVII

Петров и Роберт Карлович беседуют на балконе. Роберту Карловичу не нужна молодость. Чем занимался Петров в свои двадцать семь лет. Старики обсуждают Траутмана. Петров уходит в ночь.

Два человека сидят рядом в креслах на большом балконе. Оба одеты в черные костюмы. В полумраке белеют их седые волосы и треугольники рубашек, рассеченные темными вертикальными полосами галстуков. Глаза обоих стариков устремлены на дальние силуэты зданий, заслоняющие горизонт, туда, где совсем недавно скрылось вечернее солнце. Закатное небо уже успело потерять свою багряную окраску и приобрело спокойный желтоватый цвет. Первый из сидящих выглядит гораздо выше собеседника. Не поворачивая головы, он осведомляется низким негромким голосом:

– Ты не передумал, Роберт? – Второй не отвечает, продолжая смотреть на желтую полосу неба. Не дождавшись ответа, первый продолжает:

– Эта секвенция потянет двоих, даже троих. Неизвестно, когда будет следующий шанс. Присоединяйся.

Второй продолжает молча смотреть на быстро темнеющее небо вдали.

Высокий старец разворачивается к собеседнику и уже, не сдерживая свой рычащий голос, с нескрываемым раздражением произносит:

– Роберт, я не понимаю. У тебя есть возможность получить молодость. В перспективе – это практически вечная жизнь. А ты хочешь оставить всё, как есть. На сколько тебя еще хватит? На десять лет, двадцать?

Роберт, наконец, переносит взгляд на соседа по балкону и успокаивающе говорит:

 – Я всё понимаю, Ричард. – Тот, кого назвали Ричардом, снова пытается убедить собеседника:

– Пойми, это может оказаться последним шансом для тебя. Неизвестно, представится ли такая возможность в ближайшие годы. Откажешься потом, если захочешь. В следующий раз, лет через пятьдесят. А сейчас нужно использовать ситуацию.

 Роберт отвечает очень спокойно, но непреклонно, хотя, в его голосе явно слышно сочувствие к собеседнику:

– Я принял решение. Мне не нужна молодость. Давай оставим этот разговор.

Внезапно его тон становится оживленным, и он спрашивает:

– А как тебе наш мальчик, Ричард?

– Хороший мальчик. Молод душой. Лет так на четырнадцать тянет.

– А чем ты сам занимался в его возрасте, в двадцать семь? Был уже старым и мудрым?

– В двадцать семь лет я, Роберт, был занят освобождением Гроба Господня от неверных. К слову сказать, именно тогда, под Иерусалимом, я получил свой первый рецепт секвенции. А в походе я принимал участие, заметь, в роли начальника довольно крупного воинского подразделения, говоря по-современному. Я отвечал за каждого из своих солдат. Я был взрослым.

– Я не буду спрашивать, удалось ли освободить Святой Гроб. Но скажи мне, много ли твоих рыцарей вернулись из похода домой?

– Насколько я знаю, ни одного. Я единственный.

 

Высокий замолкает, похоже только сейчас взглянув на результаты своей взрослой и ответственной деятельности с этой стороны. В молчании проходит еще пара минут. Потом Роберт говорит:

– Знаешь, мне иногда кажется, что ты до сих пор находишься под некоторым влиянием первых справок, подготовленных агентами и аналитиками.

– О чём это ты?

– Про мальчика. Как сейчас помню: «основные сведения о современной жизни почерпнуты из интернета», «патологическая доверчивость», «убежден, что разумный собеседник полностью разделяет его убеждения», и, как следствие, выводы о полной прогнозируемости поведения и абсолютной управляемости. Тебе не кажется, что ты его недооцениваешь?

– Нет. Траутман изменился, и сейчас я к нему отношусь вполне серьезно. Не зря мы ему помогаем уже больше двух лет, прогресс налицо. Прогресс, правда, ограничивается исключительно ментальным развитием. Повзрослеть ему пока не удается. А пора бы, скоро это начнет попахивать патологией. Знаешь, поначалу мне казалось, что лексика умеренно продвинутого старшеклассника – это его естественный и единственный словарь. Собственно, так оно и было. Когда в отчетах двухлетней давности он начинал употреблять редкие слова и сложные понятия, чтобы показаться солиднее и образованнее, это выглядело почти трогательно. А в последнее время, как мне кажется, он старается выражаться попроще, чтобы сделать свои речи понятными для меня. Смешно.

– Да, в тактичности мальчику не откажешь. Как и в самомнении, впрочем. Подожди, пройдет еще пара лет, и он сделается совсем хорош.

 Для начала я бы посоветовал ему перестать доверять кому попало. Я не о присутствующих говорю, понятное дело. Мы-то рано или поздно расскажем ему всю правду.

– Да, разумеется, расскажем. Когда он будет готов ее воспринять. А знаешь, Ричард, я с тобой согласен, проявления инфантилизма зачастую бывают трогательными. Ты бы слышал, как он был возмущен, когда узнал, что знания о секвенциях не предназначены для широкого распространения! Обвинил меня, что я скрываю таблицу умножения от широких масс.

– Повзрослеет еще. С нашей помощью обязательно повзрослеет. Однако нельзя не отметить, что будь он сообразительнее и взрослее уже сейчас, ничего бы из нашей затеи не вышло.

Старики снова умолкают. Небо на горизонте сделалось совсем черным. Дома вдали уже почти неразличимы, на темном фоне видны лишь несколько огоньков светящихся окон. Не сговариваясь, старики поднимают глаза и начинают смотреть на звезды. Звезды ярко светят, но на земле темно. Главного ночного светила сегодня на небе нет. Ричард отрывает взгляд от неба, с видимым трудом встает и делает шаг к креслу Роберта:

– Мне пора. Время идти.

– Иди, Ричард. Не волнуйся, всё получится, – говорит Роберт, продолжая смотреть вверх, на небо. Ричард, похоже, ожидал более теплого прощания. Он пожимает плечами, разворачивается и тяжелым шагом покидает балкон. Роберт продолжает смотреть на звезды. На его лице возникает удовлетворенная улыбка, как у человека, выполнившего какую-то очень сложную и важную работу. Выполнившего хорошо, именно так, как это следовало сделать.

Глава XVIII

Ирина с Траутманом гуляют по Москве. Ирина объясняет, что такое смарт-секвенция, и Траутман, наконец, понимает. Откуда взялся рецепт трехсотлетней заморозки. Про междометие «Вау». Секвенция завершилась. Появление молодого Петрова. Новые способности Траутмана. Сколько лет Петрову?

На следующее утро я проснулся, предвкушая что-то радостное. За окном светило солнце, и орали птицы. Я вспомнил, что Ира спит в соседней комнате, представил, как замечательно складывается моя жизнь, и чуть не запел от счастья. Когда я один, и мне хорошо, я иногда пою. Слуха у меня нет, но голос, как мне представляется, отличается приятным тембром и силой. После нескольких легких конфликтов, которые почему-то происходили именно по утрам, я избегаю петь в это время суток, если есть вероятность, что меня кто-то может услышать. Я сдержал песню, рвущуюся из души, накинул на голое тело халат и побежал на кухню приготовить кофе для своей любимой. С чашечкой кофе в руках я зашел в Ирину комнату и увидел, что девушка уже не спит. Она лежала на спине и смотрела на меня своими чудесными лучистыми глазами. Когда Ира увидела, что я принес кофе, она приподнялась в постели и поцеловала меня мягкими и сухими со сна губами. Одеяло немного сползло, и я понял, что несколько тонких серебряных браслетов, штук по пять на каждой руке, составляют единственное одеяние девушки. Ира подтянула одеяло к подбородку и, увидев выражение моего лица, ласково произнесла своим хрипловатым голосом:

– Мы ведь не спешим, Андрей? У нас еще очень много времени.

Я сам себя устыдился, присел на кресло и стал любоваться, как девушка пьет кофе. Потом не выдержал, встал, пошел в ванную и залез под душ. Меня просто распирало от вожделения. Я сделал душ попрохладней, потом пустил только холодную воду. Не могу сказать, чтобы это сильно помогло, но какая-то часть рассудка ко мне вернулась. Я был уверен, что Ира одержима теми же чувствами, что и я, и восхищался ее сдержанностью. Она, конечно, совершенно права. Нужно, чтобы в первый раз, когда мы будем вместе, это произошло не впопыхах, а как-то очень красиво. Пусть это будет настоящий праздник. У нас ведь действительно впереди еще очень много времени.

От завтрака Ирина отказалась. Что до меня, то я люблю с утра плотно поесть, но из солидарности тоже ограничился чашкой кофе. Ира предложила пойти прогуляться, и я с энтузиазмом поддержал эту идею. На улице по утреннему времени было еще свежо, но чувствовалось, что день будет очень жарким. Мы шли рядом, и Ирина время от времени смотрела на меня и улыбалась. Потом о чем-то вспомнила, лицо ее посерьезнело, и она спросила меня про Учителя Зеленой горы, почему я поехал именно к нему. Я честно признался, что и сам не очень понимаю, почему. А потом воодушевленно сказал, что ведь это здорово, что я с ним познакомился. Если бы не это, мы бы никогда не узнали правды о монадах. Девушка с готовностью со мной согласилась. А потом, вдруг сменив тему, начала рассказывать про одного тибетского ламу, который когда-то с помощью медитации получил знание о страшной и разрушительной секвенции. Случилось это так. В те годы в Китае происходили гонения на буддистов. Монахов не только перевоспитывали путем принуждения к общественно полезному труду, но и просто уничтожали физически. Этот лама долго молился, пытаясь найти путь к прекращению страшного террора, и, в конце концов, ему открылась секвенция, которая могла положить конец этому ужасу. Секвенция относилась к разряду так называемых смарт-секвенций.

– Понимаешь, что это такое? – поинтересовалась Ира.

Я признался, что не особенно, и девушка объяснила, что существует категория секвенций, последствия которых предсказать практически невозможно. В ходе выполнения элементов таких секвенций существует довольно широкая возможность выбора, и принять правильное решение бывает очень сложно. Я признался, что не совсем понимаю, о чем может идти речь, и Ира привела такой пример:

– Представь, что ты играешь на компьютере в такую игру. Перед тобой шахматная доска. На каждой клетке стоит фигура. Фигуры обычные шахматные – пешки, ладьи, ферзи, но окрашены в десять разных цветов, не только в черный и белый. Все фигуры больше или меньше похожи друг на друга. Например, у зеленых коня и короля одинаковый цвет, а у красной и белой пешек – равный номинал. Твой ход заключается в следующем: ты указываешь на любую фигуру и командуешь убрать ее с доски вместе с двумя наиболее похожими фигурами.

– Именно с двумя? – уточнил я.

– Нет. Это количество ты выбираешь сам, скажем, в диапазоне от нуля до девяти.

– А в чем игра заключается?

– Игра заключается в следующем. Ты получаешь задание убрать с доски пять определенных фигур за три хода. Но сложность состоит в том, что ты не знаешь, у кого родственные связи ближе – у двух разноцветных пешек, или у слона с конем одного цвета. Эти правила устанавливает компьютер, и они действуют только для этой конкретной игры. Ты делаешь первый ход и по его результатам стараешься догадаться о том, какие именно правила сейчас в ходу. Затем на основе своих предположений, принимаешь решение о следующем ходе.

– Что значит на основе предположений? Я убираю белую пешку и одного ее ближайшего родственника и смотрю, кто именно оказался второй жертвой. Если белый слон, значит, сейчас главное – цвет. Если черная пешка, значит, главное – номинал.

– Всё не так просто. На степень похожести фигур влияют не только цвет и номинал. Например, может учитываться расположение фигур на доске – фигуры, стоящие на соседних клетках, вдруг оказываются самыми, как ты выразился, близкими родственниками.

– А что еще может влиять?

– Да что угодно! Например, правила, по которым фигуры перемещаются по доске. В этом случае близкими родственниками слона будут ферзь, король и, возможно пешка, независимо от их окраски и расположения на доске.

– И почему же так может случиться?

– Потому что они все могут двигаться по диагонали. Ты в шахматы играть умеешь?

– Более-менее. Но я не понял, при чём тут смарт-секвенции?

– Представь, Андрей, что пешки – это люди.

– Мне не слишком нравиться, когда людей сравнивают с пешками, – автоматически произнес я, потом вдруг представил и ужаснулся.

– А что такое тогда убрать фигуру с доски? Это значит убить, уничтожить человека?

– Может статься и так, – подтвердила Ирина, – убить или причинить другой вред.

– Хорошенькое дело, – возмутился я. – Мало того, что кто-то способен убирать людей, словно пешки, так он еще толком не знает, кто именно попадет под раздачу.

В этот момент мой веселый нрав решил войти во временный союз с порочной фантазией. Я хихикнул и сказал:

– Представляешь, футболист промахивается с трех метров по воротам, кто-то сгоряча убирает с доски его и еще десяток таких же, а в результате мы теряем большую часть мужского состава балетной труппы Большого театра!

– При чём здесь Большой театр? – не поняла Ира.

– Ни при чём, – тут же согласился я.

– Тогда слушай дальше. Этот тибетский лама обладал рецептом секвенции, которая могла бы остановить террор, но не знал, к кому именно ее применять, чтобы получить нужный результат.

– Как-то не характерно для буддийского монаха, – заметил я. – Куда ни шло навредить злым гонителям веры, но пока он будет изучать правила игры, пострадают и совсем невинные люди.

– Именно так, – строго сказала Ирина. – Причем имей в виду, что это не компьютерная игра, и понять, почему с доски удалились те или иные фигуры, не всегда просто. Люди, видишь ли, не всегда покрашены в какой-то цвет, и таблички с номиналом на них, как правило, нет.

– А что дальше было?

– Лама понял, что не в силах сам выполнить секвенцию и начал искать того, кто это мог бы сделать. Я не представляю, какие у ламы были возможности для поисков и критерии отбора, но свой выбор он остановил на одном человеке, нашем соотечественнике, который тогда проживал в Китае, и совершенно не афишировал свой основной род деятельности.

– А что это была за деятельность?

– Разведывательная, скажем так.

– И чем всё закончилось?

– Лама ввел этого человека в курс существования секвенций, передал ему свой рецепт смарт-секвенции и, вместе с ней, малый джентльменский набор булла – секвенцию нерушимого обещания и еще кое-что по мелочи. Наш Джеймс Бонд выполнил смарт-секвенцию, но слегка ошибся – с доски ушло очень много посторонних фигур, а основная задача так и осталась не выполненной. Лама, как ты догадываешься, очень сильно расстроился, и последующие десятилетия своей жизни посвятил поиску пути исправления своего страшного поступка. Его старания увенчались успехом, и он принес в мир секвенцию трехсотлетнего периода безразличия.

– Вот это да! – воскликнул я, – а ты думаешь, что всё это – правда?

– Я не думаю, а определенно знаю, – уверенно сказала Ирина. – А еще я бы хотела сказать тебе две вещи. Лама сегодня носит имя Учитель Зеленой горы. А у нашего Джеймса Бонда в те времена была кличка Лайонхарт, не приходилось слышать?

- Лайонхарт? – обрадовался я, – это по-английски львиное сердце. Был когда-то такой король в Англии, Ричард Львиное Сердце. Участвовал в крестовом походе вместе с Робин Гудом, которого Шон Коннери играл.

Я бросил взгляд на недовольное Ирино лицо. Не похоже, чтобы моя эрудиция произвела на нее хорошее впечатление.

– А, может, это совсем другой Лайонхарт, – примирительно добавил я, – у нас этих Лайонхартов, как обезьян в Бразилии.

Наверное, из меня плохой булл. Само собой, если бы я ощущал себя  в первую очередь  одним из повелителей секвенций, я бы вцепился в Ирину, как репей в собачий хвост, и постарался бы выведать какие-то подробности этой истории, полезные для меня, Роберта Карловича, Петрова и других буллов. Но ситуация была совсем другой – я с любимой девушкой гулял по Москве, и девушка обмолвилось о чём-то таком, о чём мне, наверное, знать совсем не полагалось. Нужно быть абсолютно бесчувственным субъектом, чтобы воспользоваться слабостью своей возлюбленной. И я не воспользовался. Я поступил так, как должен был поступить – постарался резко сменить направление Ириных мыслей и саму тему разговора. Я остановился, обнял Иру, зарылся носом в ее душистые волосы, погладил по голове и прошептал ей на ухо: «Знаешь, как мне тебя не хватало?» Ответный взгляд Ирины выразил то, что нельзя сказать никакими словами. Она наверняка знала.

Тут зазвонил мой мобильный. Я бросил взгляд на экран. Естественно, Роберт Карлович, любимый наставник. Кто же еще может звонить по этому номеру? Голос Роберта Карловича показался мне немного обеспокоенным. Наставник поинтересовался всё ли у меня в порядке, и не нужна ли помощь. Я честно ответил, что очень утомился, и мне просто нужен денек, чтобы, ничего не делая, повалять дурака, и пообещал завтра выйти на работу. Кажется, Роберт Карлович не догадался, что я не один. Он пожелал мне приятного отдыха и отключился.

День пролетел незаметно. Мы ходили, взявшись за руки, ели мороженое, катались на карусели и колесе обозрения. Потом, окончательно впав в детство, пошли в зоопарк. Там, возле вольера с верблюдами, мы в первый раз за всю прогулку поцеловались. Меня умиляла Ирина стеснительность, она ни за что не хотела обниматься на людях. Когда я, будучи уже совершенно не в силах себя сдерживать, требовал, чтобы мы немедленно отправлялись домой, где за нами никто не сможет наблюдать, девушка только весело смеялась и говорила, что мне следует хорошенько нагулять аппетит.

Во время прогулки произошел один довольно неприятный инцидент. Мы повстречали моего приятеля, с которым когда-то вместе учились в одной группе. После обмена традиционными приветствиями и вопросами «как дела?» он отозвал меня в сторону и поинтересовался про Иру, кто она такая. Я с гордостью объяснил, что Ирина моя девушка, а он каким-то неприятным тоном сказал, что, наверное, она очень хороший человек. Я помню, что в студенческие годы именно в таких выражениях, в шутку, давал понять своим друзьям, что их дамы не блещут красотой. Да, когда-то все мы были не слишком тактичными молодыми людьми. Но в случае такой красавицы, как Ира, на подобное замечание подвигнуть человека может только черная зависть. Одним словом, распрощались мы с бывшим соучеником довольно сухо.

В зоопарке я еще раз с удовольствием убедился в том, что у моей девушки не только удивительная внешность, но и очень доброе и отзывчивое сердце. Когда мы проходили мимо клетки, в которой сидела крупная коричневая кошка (думаю, это была рысь), Ирина остановилась и стала вслух жалеть «котика». У милого зверька такие голодные глазки, наверное, злые люди его совсем не кормят. Добрая девушка из сумки достала пирожок с мясом и по-честному разделила его на троих. Причем  «котику» досталась большая часть начинки, которую девушка ухитрилась передать голодному животному. В этом ей не помешали ни двойная решетка, ни запрещающая надпись. Свои кусочки пирога мы съели, не отходя от клетки с рысью. Я попытался отказаться от своей порции в пользу «котика», поскольку доставшаяся мне черствоватая горбушка была не слишком привлекательна, но Ира сказала, что всё должно быть по справедливости, и я  подчинился. Ради любви и справедливости Траутман готов еще и не на такое!

   

    Домой мы вернулись поздно вечером. На кухне я тут же полез в свой винный погреб, мне помнилось, что я там видел шампанское. Именно этот благородный напиток был самым уместным для нашего чудесного вечера. Ирина, увидев черную непрозрачную бутылку, с видом знатока приподняла брови и сказала единственное слово: «Вау!». Честно говоря, это меня немного покоробило. Я вовсе не считаю себя фанатичным борцом за чистоту русского языка, но именно «вау» вызывает у меня самые неприятные ассоциации. Я считаю, что так могут сказать только люди с полным отсутствием вкуса и культуры, для которых телевизор единственный источник прекрасного. Если бы это словечко было бы произнесено кем-то другим, я бы, скорее всего тактично промолчал, но услышать его от девушки, которую я считал во всех отношениях совершенной, было просто невыносимо. Поэтому, я сказал Ире всё, что думаю об этом слове, и попросил больше так не говорить. Тут меня поджидал сюрприз; определенно, не зря я так восхищался Ириной. Девушка поинтересовалась, какие иностранные слова, по моему мнению, допустимо применять в русской речи. Я уверенно ответил, что стоит использовать лишь те слова, для которых в русском языке нет полноценных аналогов, и тут Ира меня огорошила:

– Слово «вау» в английском используется для выражения радостного удивления. В русском языке такого междометия нет!

Я попытался сообразить, как по-русски можно выразить такое чувство, и вынужден был согласиться, что приличных слов, пригодных для этого, у нас нет. Про «вынужден» я написал неправильно. Я согласился с девушкой с огромным удовольствием, мне было очень приятно еще раз узнать, что Ира безупречна во всех отношениях. Время приближалось к полуночи. Я испытывал затруднение, не очень представляя, как сказать Ирине, что неплохо бы перенести нашу дальнейшую беседу в постель. Как правило, такие вопросы у меня решались сами собой, но сейчас, по-видимому, сказывалось мое особое чувство к Ире – в обожествлении прекрасной дамы неожиданно обнаружился серьезный недостаток. По счастью всё вскоре разрешилось. Ирина подошла ко мне, поцеловала в губы и с очаровательной естественностью сказала, что идет в душ, а потом будет ждать меня у себя в комнате. Вскоре девушка в халате, который ей был явно великоват, проследовала в комнату. Я быстро помылся, накинул свой халат и вошел к ней. Девушка лежала на спине, укрывшись одеялом до подбородка. Ее халат был небрежно брошен на кресло. Ира смотрела на меня своими чудесными глазами, ее губы слегка улыбались. По частому движению одеяла, прикрывающего грудь, было видно, что девушка очень волнуется. У меня пресеклось дыхание, со стороны могло показаться, что я всхлипнул. Я сбросил халат, шагнул к постели, и тут ударил шалимар. Я замер, прислушиваясь к своим обонятельным галлюцинациям.

– Ну, что же ты? Иди скорей ко мне, – голос девушки дрожал от нетерпения.

– Шалимар, – обеспокоенно сказал я, – то есть, грэйс. Ты что-нибудь чувствуешь?

– Я чувствую, что, если ты прямо сейчас ко мне не придешь, я просто умру.

Через мгновение я уже впился своими губами в рот своей любимой, а мои руки ласкали грудь и бедра Ирины.

 

Мига наивысшего наслаждения мы достигли одновременно. Тело девушки выгнулось подо мной, громкий крик сменился низким рычанием, тут же смолкшим, затем ее тело расслабилось. У меня в голове произошел ароматический взрыв, одновременно с этим я услышал ноты секвенции. Нот было шесть. К моему обычному ароматическому ощущению ноты добавилось звуковое и зрительное. Каждый из элементов секвенции издавал какие-то неожиданные, но очень приятные, я бы сказал, чарующие звуки. Эти звуки сливались в общий аккорд и одновременно звучали, не смешиваясь, каждый по отдельности. Каждый из тонов сопровождался своим изображением. Зазвучала первая нота, и я увидел, как Земля полностью заслонила от Луны солнечный свет. Вторая нота, и я видел себя и Ирину, стоящих у клетки с рысью. Мы ели кулебяку, очень вкусный мясной пирог, который Ира принесла с собой в сумочке. Девушка ухитрилась небольшой кусок кулебяки бросить в клетку, и «котик», как ласково назвала Ирина животное, уже перестал подозрительно обнюхивать пищу и жадно ее заглатывал. Третья нота показала мне девять бутылок с какой-то жидкостью, равномерно расставленных вокруг моего дома. Я спросил у себя, что это за жидкость, и тут же понял, что это – обычная вода, совсем недавно полученная в результате таяния девяти кусков льда. Следующая нота вызывала картину трех, держащихся за руки девушек, стоящих неподалеку от дома. Я увидел, что все трое – граспессы. Глаза девушек были устремлены в точку неба, в которой находилась невидимая луна, спрятанная в тени Земли. Пятая картина показала мне моего друга Петрова. Старик стоял в тени деревьев возле моего подъезда, в руках у него была небольшая бутылочка с напитком, который он только что выпил. Напиток назывался «кровь дракона» и представлял собой сложную травяную микстуру красного цвета, рецепт изготовления которого для меня был абсолютно понятен. А на последней картине обнявшиеся обнаженные мужчина и женщина замерли в сладостном напряжении. Сначала я почувствовал, что это – граспер и граспесса, и лишь потом признал любовников. Девушка оказалась Ириной, а мужчиной был я. Потом я услышал песню тысяч и тысяч голосов. Я сразу понял, что это такое – Ира когда-то удивительно точно описала картину затухания монад. Я знал, что монады-кристаллы неуничтожимы и бессмертны, поэтому звуки у меня вызвали не боль, а только тихую грусть. А потом мне стало ясно, что девушка на последней картине не дышит, и я понял, что она уже никогда дышать не будет.

 

Прошло немного времени, и все три моих чувства, которыми я ощущал секвенцию, пришли в норму. Я видел, слышал и обонял лишь то, что происходило наяву в комнате. Я приподнялся на локте и посмотрел на лицо девушки. Сначала я ее не узнал. Вместо моей красавицы возлюбленной на кровати лежала не слишком молодая женщина с заурядными чертами лица. Ее глаза были закрыты, а некрасивое глуповатое лицо выражало счастливое умиротворение. В том, что она не дышит, у меня не было сомнений. Стараясь не прикасаться к телу, я встал с постели и вышел из комнаты. На пороге я обернулся. Я снова подумал, что это не моя Ира. На сбитой простыне лежал просто кусок неодушевленной материи, а то, что делало это тело Ирой, исчезло.

 

Без одежды и босиком, я прошел на кухню, закурил сигарету и присел на стул, удивляясь собственному спокойствию. Всего лишь пять минут назад в моих объятьях умерла любимая женщина, а я тут сижу и вполне рационально рассуждаю, пытаясь объяснить то, что произошло. Я сразу вспомнил, что именно мне напомнила та картина, в которой мы с Ириной стояли у клетки с рысью. Эта сцена была подробно описана в тексте нерушимого обещания, которое я, якобы, принес, чтобы сделать невозможным свое участие в секвенции трехсотлетнего безразличия. Называлось это «разделить хлеб с рысью и граспессой с девятью серебряными браслетами». Не сомневаюсь, что на руках Ирины было надето ровно девять серебряных браслетов. Если бы я действительно принес нерушимое обещание, как считала Ирина, то должен был  перестать дышать, приняв, осознанно или нет, участие в этом событии секвенции. Сейчас я сижу на кухне, живой и здоровый, а перестала дышать Ирина. Думаю, что она рассчитывала совсем на другой результат. Мне пришло в голову, что в последнее время мне очень не везет с женщинами. Припомнилась Оксана из поезда, потом я стал вспоминать женщину, которую любил до нее. Без труда вспомнил и почувствовал, что всё не так уж трагично. Оказалось, что мое предыдущее увлечение не оставило никакого неприятного осадка, и это давало определенные надежды на будущее. Я вернулся мыслями к Ирине и с удовлетворением ощутил, что единственное чувство, которое она у меня сейчас вызывает, это очень сильная неприязнь. Я почувствовал себя униженным и обманутым. Потом мне пришло в голову, что секвенция, вызвавшая трехсотлетний период безразличия, принесла мне напоследок удивительный подарок. Мало того, что я смог ощутить ее одновременно, как граспер и граспесса, мне вдобавок полностью открылся рецепт этой секвенции. Я подумал, что, если бы мне удалось прожить триста лет, то после завершения периода всеобщего безразличия, смог бы сделаться обладателем рецептов любой секвенции, при свершении которой присутствовал.

Я почувствовал, что мне холодно, и решил что-нибудь на себя накинуть. Идти за халатом в комнату, где лежало мертвое тело, мне не захотелось. Поэтому я сходил в спальню, где надел джинсы и майку. Раздался звонок. Сначала я подумал, что это звонит телефон, потом сообразил, что звук совсем другой и доносится не из спальни, а из коридора. Я подошел к входной двери и спросил, кто там. Из-за двери раздался знакомый рычащий бас:

– Свои! Это я, открывай, Траутман!

Всё правильно, ведь Петров ошивался где-то по соседству, а не в своем Красноярске, как я предполагал. Я открыл дверь, но никакого Петрова там не оказалось. На пороге стоял незнакомый худой, очень высокий парень примерно моего возраста. Одежда на нем была на пару размеров больше, чем следовало, и висела мешком. Я попытался заглянуть за спину незнакомца, надеясь обнаружить там Петрова, но юноша вдруг прорычал знакомым голосом:

– Старых друзей не узнаешь, Траутман? Так и будешь меня в коридоре держать?

Это действительно был Петров. Помолодевший лет на пятьдесят-шестьдесят, но всё равно очень узнаваемый. Мы уже больше часа сидели вдвоем на кухне, а мне всё не удавалось свести воедино в общую картину разрозненные кусочки мозаики последних событий. Когда, наконец произошедшее со мной за два последних года более-менее прояснилось, я вынужден был признать, что даже не мог предположить, что существуют люди, настолько коварные, как мой старый, а ныне молодой приятель.

Первым делом, войдя на кухню, Петров поинтересовался, есть ли у меня водка. Не дожидаясь ответа, он уверенно подошел к холодильнику и быстро вернулся к столу, неся в одной руке прозрачную бутылку и банку маслин в другой.

– Смотрю, ты здесь здорово ориентируешься, – подозрительно сказал я. – Приходилось уже тут бывать?

Петров тихонько прорычал что-то в ответ, не отрываясь от важного дела – он жевал маслину и разливал водку в две большие рюмки, которые успел принести из бара.

– Ну что, Траутман, давай выпьем за то,  что всё так удачно закончилось, – предложил Петров.

– Я же тебе уже рассказывал о своих сложных отношения со спиртным, – отказался я.

– Всё позади Траутман. Теперь ты можешь напиваться до поросячьего визга, а наутро, как положено приличному человеку, страдать лишь сухостью во рту и головной болью.

– Вот уж радость великая, – меланхолично сказал я. – А собственно, почему ты так считаешь?

– В качестве побочного эффекта ты приобрел абсолютное здоровье, на данный момент твой организм безупречно здоров, – охотно объяснил Петров. – Конечно, это не навсегда, и лет через пятьдесят придется что-нибудь предпринять, но время пока есть.

– Про побочный эффект я, допустим, понял. А какой эффект основной?

– До тебя не дошло, что ли? – удивился Петров. – Теперь любую секвенцию ты сможешь читать, как открытую книгу.

– Ага, лет примерно через триста.

– Нет никакой трехсотлетней заморозки. То есть, наверное, она существует, но мы выполнили совсем другую секвенцию. Чувствуешь, какая жизнь для тебя начинается?

Он одним глотком выпил водку и тут же снова наполнил свою рюмку.

– Дорвался, старый абстинент – неодобрительно заметил я, – сейчас по-быстрому допьешь бутылку и поедешь к девкам?

– Траутман, – осуждающе прогудел Петров, – какие девки? Я же женатый человек, у меня молодая красавица жена.

– Интересно, а как ты собираешься объяснить красавице жене, что тощий молокосос и престарелый муж – одно и то же лицо?

– Но ты же меня признал? – рассудительно возразил молокосос.

– А как ты планируешь вступить во владение своим многочисленным имуществом? – боюсь, что в моем голосе ехидство было выражено довольно отчетливо, – ты уверен, что тебя пустят на порог собственного дома?

– Не волнуйся, Траутман. Кое-какой опыт по этой части у меня есть.

Я не сразу понял, что имеет в виду Петров. А когда, наконец, сообразил, все предыдущие чудеса начали казаться довольно незначительными.

– Ты хочешь сказать, что проделываешь этот фокус не в первый раз?

– Ну, не именно этот фокус, – Петров с удовольствием разжевал и проглотил еще одну маслину. – Конкретно этот фокус можно будет повторить лет примерно через шестьсот. Есть основания полагать, что у нашей секвенции именно такой период безразличия.

– Подожди, я правильно понимаю, что медведям эту секвенцию подбросил именно ты?

– А кто же еще? Я и подбросил.

– А зачем, для чего ты привлек к этому медведей? Чего ты не мог бы выполнить сам, без их помощи?

– Во-первых, в секвенции, как ты заметил, принимают участие четыре граспессы. Причем одна из них должна добровольно принести себя в жертву. Кроме того, у меня не было драконьей крови, а у них была.

– А откуда ты узнал, что у медведей есть драконья кровь?

– Мне об этом сказала Ирина в тот день, когда ты приносил своё жульническое нерушимое обещание о неучастии в секвенциях заморозки.

– Интересно, откуда медведи узнали о том, что тебе нужна драконья кровь?

– Мне удалось навести их на ложную мысль, что единственной целью создания Секвенториума было собрать рецепты всех буллов, чтобы отыскать среди них рецепт драконьей крови.

– А разве это было не так?

– Траутман, – осуждающе пробасил Петров, – не так я прост. Уверяю тебя, это была вовсе не единственная цель, а, всего лишь, одна из многих.

– А чем ты расплатился с медведями за кровь дракона?

– Тобой, – без тени смущения объяснил Петров. – Я им сдал тебя. Кроме того, я им рассказал, что твое нерушимое обещание было фальшивкой. Разумеется, они были уверены в этом и без меня, но им было неизвестно, что я об этом знаю. В результате, мой вероломный поступок убедил их в искренности моих намерений.

– Ты, Петров, кажется, забыл упомянуть, что пообещал им принять участие в секвенции заморозки, – уточнил я.

– Ничего подобного. Медведи понятия не имели, зачем мне драконья кровь. А описание секвенции заморозки они получили в специальной редакции, где про драконью кровь не было ни слова.

– И кто же этот рецепт для медведей редактировал? – раздумчиво протянул я. Кажется, именно такие вопросы носят название риторических.

– Интересно, почему тебе, старина Петров, нужно было выполнить именно эту секвенцию? Почему ты не воспользовался той, что применял ранее?

– Те, что я применял ранее, в настоящее время отдыхают и набираются сил. К сожалению, использовать повторно их можно будет еще не скоро. Но ведь мы никуда не спешим, можем немного подождать, правда?

– Ты сказал «те»? Их было несколько? Интересно, а сколько тебе лет, мой старый вероломный друг?

– Насчет вероломного, ты это зря, – серьезно сказал Петров. – Риска для тебя не было почти никакого. А что до моего возраста, то джентльмен не должен задавать таких вопросов другому джентльмену, – Петрову в голову пришла забавная мысль, и следующую фразу он прорычал уже сквозь смех. – Лет через двести ты сам поймешь, как неприятно отвечать на такие вопросы!

Петров быстро справился с неуместной веселостью и поинтересовался:

– Тебе не кажется, что твоя подружка несколько подурнела за последние полчаса?

– Смерть никого не красит, –  пожал я плечами. Я уже понял, что Ирина с самого начала старалась использовать меня в своих целях, но замечание Петрова мне было неприятно.

– Еще не дошло до тебя, Траутман? – в голосе Петрова зазвучала настоящая злость. – Существуют секвенции, после выполнения которых, соседская Жучка будет тебе казаться самой желанной женщиной.

 Я почувствовал, что к моей антипатии к Ирине добавилось отвращение. Странно, но к Петрову, сыгравшему не последнюю роль в недавних событиях, я неприязни совсем не испытывал.

 

Понемногу всё становилось на свои места, хотя оставалось желание многое прояснить. Я поинтересовался, что мне делать с тем, что осталось от Ирины. Петров рассеянно ответил, что на то есть специально обученные люди, и меня это не должно волновать. Я попытался понять, как меня может не волновать женский труп в собственной квартире, но мне это не удалось. На вопрос о роли Роберта Карловича во всей этой истории Петров ответил довольно неопределенно. Из его ответа мне удалось понять, что Роберт Карлович знал куда больше, чем показывал, но далеко не всё. Я ненадолго задумался и спросил об Учителе Зеленой горы, каково было его участие во всём этом, и снова получил довольно невнятный ответ. Потом я вспомнил про обещание Роберта Карловича сделать из меня супермена и спросил, что именно имелось в виду. Петров посмотрел на меня честными глазами и сказал, что не имеет понятия. Ладно, подумал я, разберусь еще. Времени теперь, похоже, у меня будет достаточно.